Category: экология

Category was added automatically. Read all entries about "экология".

Бавария. Гора из - ну, в общем, дерьма

Город Аугсбург кажется очень милым, добродушным, хлебосольным, но - как бы это помягче сказать? - ну, эдаким несколько лапотным. И вот когда ты сам начинаешь в это верить, город преподносит тебе какую-нибудь - оп-ля-ля! - фишечку. Вот это, например, аугсбургские Альпы. То есть местная гора: с перепадом высоты от подножия до макушки 55 метров всего, но - гора. Крест на вершине не оставляет ни сомнений, ни выбора. В Баварии горы, куда можно забраться, всегда увенчаны крестом, так что сомневаться не приходится. Красиво, да. На первом снимке можно, если приглядеться, заметить в небе планер, на последнем - овец. Фишка в том, что эта гора - из мусора. Она так и называется - Müllberg, Мусорная гора. В гору превратили городскую свалку. Неподалёку построили самый современный завод по переработке мусора, а свалку переработали в повод для этих снимков. Это заняло почти 20 лет. Нынешний вид аугсбургский горный ландшафт с лугами и выпасами принял всего 4 года назад.













promo dimagubin march 23, 2016 11:38 36
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Маленькая девочка с глазами волчицы: кто выпустил эту Грету на экран?!.

Когда я писал этот вот текст про Грету Тунберг, то понятия не имел о том вое, который поднимался вокруг нее в России. Я просто знал, что вой поднимается. А как в России воют и на что именно вой, вообразить может и слепоглухой. Этот вой практически одинаков для всех стран третьего мира, в котором Россия прочно окончательно утвердилась при Путине (для патриотов: на ведущих позициях, то есть рядом с Турцией, но все больше и больше уступая Китаю). Все страны третьего мира живут в прошлом и категорически неприемлют современность. Грета - как и проблемы экологии - для них выглядят как приход в кинотеатр на комедию из дачной жизни, где вместо того вдруг показывают ленту о невротизированой любви интеллектуала в духе Вуди Аллена. Совсем сдурели! С жиру бесятся! Зато мы - хранители дачных ценностей, шашлычка под коньячка! Ну, а когде я все-таки прочитал, что говорят в России о Грете, то понял, что из пифия из меня превосходная. Ведь вой третьего мира - это несколько блатных аккордов, на которых играется ненависть к инаковости и разнообразию. Сегодняшним русским важно быть едиными, одинаковыми. Зачем - видит бог, я не понимаю. Впрочем, вот мой текст. Он был напечатан на Росбалте (с сокращениями), и ниже я восстанавливаю оригинал.

* * *

В рамках русской парадигмы эко-активистка Грета Тунберг - шведская подросток, страдающая обцессивно-компульсивным расстройством и синдромом Аспергера, лицо с телеэкрана – является, будем прямо говорить, дебилкой, которую используют невидимые кукловоды. Вероятно, те, кто под маркой борьбы против глобального потепления мечтают лишить Россию, Китай и прочие нормальные страны своей промышленности. Но ясно, что Запад окончательно сошел с ума, что там свобода только у кретинов, пидорасов и насильников-мусульман, а потому единственными защитниками европейских ценностей являемся мы, русские! (Простите, если затронул чьи-то чувства и не использовал более сильных слов в борьбе с заразой). Номинация Греты на Нобелевскую премию мира – очередное доказательство безумия Запада.

Однако в рамках западной парадигмы феномен Греты Тунберг выглядит иным. В рамках этой парадигмы непонятно вообще, почему русские издеваются (а издевками полны русскоязычные сети) над Тунберг. Разве не понимают, что в результате изменения климата и таянья льдов часть планеты будет затоплена, а часть погибнет от голода? И затоплен, например, будет – возможно, совсем скоро, родившиеся сегодня до этого доживут – Санкт-Петербург?!

Дело в том, что в Западной Европе проблемы экологии – одни из самых обсуждаемых. Например, в Германии это тема номер 2 (тема номер 1 – все-таки беженцы и мигранты). Когда в России сообщали о массовой гибели пчел, это было из цикла «в речке Смоленке гибнет рыба». Ну, гибнет и гибнет, не рыбой единой, и уж тем более не пчелой. Но когда пару лет назад в Германии сообщили о сокращении пчел, это вызвало немедленную реакцию. У меня под окнами открылась уже вторая пасека. Некоторые луга и газоны перестали выкашивать, снабдив пояснениями, что сохраняют медоносное травоцветье. В магазинах на кассах лежат пакетики с семенами цветов, которые у пчел любимы. У меня здесь есть одна знакомая, русская девочка, придерживающаяся, мягко говоря, не поощряемых немецким законодательством взглядов. Она мечтает всех мигрантов вышвырнуть из Германии (себя, будучи мигранткой, она к мигрантам не относит), а мечети позакрывать. И немецкий муж, насколько могу судить, ей в этом смысле пара. Но когда она на глазах у мужа хлопнула газетой залетевшую пчелу, тот чуть не упал в обморок и долго объяснял, насколько ужасный поступок она совершила. Кстати, штраф (который, правда, еще никому не выписали) за уничтожение пчел и даже ос в Германии - до 65000 евро.
После чего человек в рамках русской парадигмы снова вертит пальцем у виска.

А в рамках западной парадигмы – нет. Как разноцветье является залогом разнообразия насекомых (а ос в Германии около 600 видов, и только 8 человеко-кусачи, хотя я однажды под этот вид попал), так и разнообразие насекомых является залогом разнообразия всего живого. Уменьшение разнообразия воспринимается как угроза жизни. Сохранение – шансом на жизнь. И Грета Тунберг (несомненное, живое существо) воспринимается как часть этого разноцветья. Даже если за ее спиной кто-то стоит. Но все равно – разнообразия. Поэтому на демонстрации Global Strike 4 Climate в Германии вышло полтора миллиона человек. Даже в моем тишайшем Аугсбурге, размером с Иваново, где царит экологическая идиллия, – 26 тысяч.

Итак, подчеркну: с точки зрения западной парадигмы, именно разнообразие является залогом выживания человека, поскольку мы не знаем, каким боком будущее может к нам повернуться. Поэтому – все типы семей. Поэтому – все виды животных. Если я сейчас прыгну на велосипед, то минут через 20 доеду до пасущегося стада верблюдов. Еще через 20 минут – до недавно завезенных в баварский лес лошадей Пржевальского. Да, верблюд и азиатская лошадь непривычны в Баварии, ну и что? И аутист выглядит непривычно, но аутисты бывают гениальными математиками. И человек, управляющий на улице инвалидной электроколяской, зажав джойстик ртом, непривычен. Но Стивен Хокинг создал для нас целую космогонию. И, да, Грета Тунберг страдает синдромом Аспергера, но она говорит о наших страхах наотмашь, как взрослым политикам и не снилось. И, возможно, после этого политики будут требовать от стран третьего мира тоже соблюдать экологические стандарты. У нас общая планета, общая атмосфера, общий океан. Зачем нам такая Россия, в которой, как и на всей планете, не останется ни одного живого существа?!

При этом мало кто сомневается, что манипуляции с «зеленой» темой возможны. Точно так же, как манипуляции с био-едой (когда крафт-бумага и кусочек бечевки повышают цену на огурец, политый из лейки, раза в полтора, - сужу по ближайшему био-маркту, открытому рядом с ближайшей пасекой).

Но все-таки забота о качестве еды, воздуха, природы и жизни куда лучше, чем наплевательское отношение к ним.

О том, как в Германии пчелы с жиру бесятся

Текст о том, почему в Германии, где все прекрасно с экологией, все помешаны на экологии, а в России, где все ужасно с экологией (в Питере уж точно нельзя дышать, и твердь кишит червями, и ни одна звезда не говорит), на экологию всем плевать, - был только что опубликован на "Росбалте". Ниже дублирую.

РЕВОЛЮЦИЯ ЗЕЛЕНЫХ ЧЕЛОВЕЧКОВ

Вот ведь парадокс.

Если вы спросите, какая в Южной Германии, где я сейчас живу, главная проблема, - то, положив руку на бретцель, я отвечу честно: пчелы. Пчел становится меньше. Об этом не только Бавария, - об этом вся Германия жужжит. Пчел мало, - значит, опылять некому сады и поля, значит, под угрозой урожай, значит, под угрозой Германия, значит, надо спасать. И спасают: в 300-тысячном Аугсбурге у меня под окнами открыта уже вторая пасека. На лугу у реки Лех - свежее объявление: здесь берег больше не выкашивается, чтобы сохранить медоносы для опыляющих насекомых. Нельзя трогать даже ос, - иначе штраф. Прошлым летом они поселились в дорогой булочной Wolf, так гнездо так и висело, пока не приехали специалисты по переездам. На выборах в Европарламент от Германии не только «зеленые», но чуть каждый второй кандидат шел под пчелиными знаменами!..

А парадокс состоит в том, что в Германии у пчел, с точки зрения русского человека, жизнь и так лучше, чем в России у людей.Collapse )