Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Футболофилы и футболоманы: нужна помощь! И не зала, а стадиона. Какой бы вопрос вы...

...какой вопрос вы бы задали Газзаеву?

Я записываю с ним интервью завтра на "Совершенно секретно". Я не встречался с Газзаевым с 2005 года, когда он был главным тренером ЦСК и принес в Россию кубок УЕФА. Разумеется, у меня есть сценарий (привилегия телеведущих - им пишут сценарии) и, разумеется, у меня есть вопросы вне сценарий.

Но все-таки - что вас больше всего интересует в предстоящем чемпионате мира? О чем бы вы с Газзаевым непременно поговорили, окажись на моем месте? 
promo dimagubin märz 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

И все-таки о спортивном стыде!

Мне действительно глубоко фиолетово, под каким флагом и кто на Олимпиаде выступает. Вы еще на том свете устройте хай: это по на нашим мукам богородица ходила! - Нет, мля, по нашим ходила! - Наш Христос! - Хрен ваш, вы его распяли!

Но стыдиться того, что происходит в российском спорте, и правда следует. И Олимпиада - недурной повод, чтобы от стыда завыть и плюнуть. Потому что условия, существующие для любительского, массового спорт в России (за исключением отдельных кусочков в Москве) - это так же убого, лживо, криво, косо, как и сама Россия на фоне того, что к западу (авпрочем, и к востоку).

Об этом - мой текст, недавно вышедший на Росбалте. Вот он ниже.

Спортивный ежедневный стыд

Вас тоже укатала дискуссия «стыдно или не стыдно ехать на Олимпиаду без флага, герба и гимна»? Мне она – всё, давно уже поперек горла. Потому что, как Галич пел, «у них первый был вопрос – свободу Африке, а потом уж про меня, в части «разное»».

Вот и для меня гербофлажный олимпийский шок и трепет – это свобода Африке. В то время как мне интереснее то, что за собственным окном, хотя бы за тем, которое в Питере.

Выглядываю: февраль, снег, а знаешь, не достать ли лыжи, - друг милый, предадимся бегу. Я беговые лыжи люблю с детства, когда лыжни еще опоясывали любую школу в средней полосе.
Вопрос: где предаться лыжному бегу в Петербурге сегодня? Где есть нормальная лыжня? Нет, я знаю про самопроложенные скособоченные, полузатоптанные колеи у Муринского ручья, на Елагином острове и в обоих парках Победы. Но я под словом «лыжня» имею в виду уложенную ратраками, двухрядную в каждом направлении, с подсветкой в ночи, с прокатом и теплыми раздевалками лыжню. Где она, хотя бы одна, общедоступная?!

В Петербурге – 5 миллионов жителей. В соседней Финляндии – тоже 5 миллионов. Но там с прошлого века, несмотря на проигрыш в войне, репарации и контрибуции, крестьянское прошлое и отсутствие имперских амбиций, такие лыжни – обычное дело в самом мелком городке, включая ценимые питерцами Иматру и Лаппеенранту.

За Иматру и Лаппеенранту я по этой причине испытываю спортивную гордость. За Петербург – спортивный стыд. Мне стыдно за петербуржцев, которых вполне устраивает такой порядок вещей, стыдно за анекдотический комитет по спорту при Смольном, которому за отсутствие лыжней ни капельки ни стыдно. Как и за отсутствие городских катков, хоть сколько-нибудь сопоставимых с московскими в Сокольниках или в Парке Горького. Единственный приличный каток соорудила в Питере москвичка Даша Жукова, которой на откуп дана Новая Голландия (и правильно дана. Это одно из немногих мест, где отдыхаешь от питерских стыдов. В Новую Голландию питерских начальников пускать нельзя: разведут унылую провинцию с памятниками кошечкам и городовым – сбоку, понятно, от спешно возведенной церкви).

А еще я испытываю дикий стыд, что в городе нет мест для бега, особенно – в центре. Из Летнего сада бегунов теперь выставляют (с тех пор как сад превратился в фальшивый барочный ад, утыканный заборами, охранниками и фанерными уточками – эдакую смесь Версаля с Аушвицем); Михайловский и Таврический сады весной целый май будут закрыты «на просушку», - вы когда-нибудь слышали, чтобы на просушку закрывали Центральный парк в Нью-Йорке, а? Люксембургский сад в Париж? Стыд и позор, что сады в центре Петербурга месяцами сушат, словно кальсоны в подвале. В нормальных садах сухо уже через пару часов после любого ливня.
Collapse )

Страна (судьба, олимпиада, etc.), которую у нас украли

На Росбалте вышел мой очередной  текст, - если хотите, про возможную линию поведения, которая может оказаться спасительной, когда Россия превращается в стагнирующие Турцию или Иран (с Турцией, кстати, мы почти близнецы - почитайте хотя бы "Снег" Памука, или съездите в Турцию не на курорт).

В публикации предсказуемо изменена лишь одна фраза - про то, что цена свободе слова при Путине такая же, как и самому Путину. Остальное сохранено до запятой. Если лень кликать по ссылке - читайте ниже.

Все мы – олимпийцы с украденной олимпиадой

Вопрос, ехать ли российским олимпийцам в Корею под нейтральным флагом, нас расколол почти так ж, как после сочинской олимпиады раскалывал Крым. Правда, водораздел теперь другой.
Да, половина патриотов предсказуемо кричит, что выступать не от имени России – это Родину предавать. Ну другие возражают, что не ехать – это как назло теще выбивать себе глаз, чтобы зять был крив. Спортсмены ведь долго и упорно тренировались, так? И ставкой на олимпийском кону была вся их жизнь? И что теперь, жизнь выбросить в помойку?

Будь олимпийцем я – безусловно, поехал бы в Пхенчхан. Даже если бы вся Россия улюлюкала вослед. Потому что считал и считаю, что у человека главная ответственность – перед своим талантом. И главное предательство, которое можно совершить – это предать талант, спасая достоинство Родины, защищая честь страны, действуя в интересах народа… Потому что Родина, Отчизна, страна не являются тетенькой, стоящей, на манер скульптуры Вучетича, на холме с мечом. Родина, страна и народ ничего думать про себя не умеют. У них нет ни чести, ни стыда, ни совести. У них вообще ничего нет, потому что это абстракции. Которым желания и стремления (а также представления о чести, стыде и совести) приписывают люди, нередко мечтающие дорваться до власти над другими людьми и не уступать эту власть никому. И вестись на эту разводку никак нельзя, потому что громче всех о любви к родине, интересах страны и народа кричат такие мерзавцы, что с ними в одном сортире находиться постыдился бы даже унитаз.

Поэтому правильно делают олимпийцы, когда плюют на интересы тех, кто называет эти интересы интересами страны. Патриотов такого типа, обратите внимание, волнуют не спорт и уж тем более не люди, а исключительно спортивный результат, - потому что результат легко приватизировать («мы победили!»).

Олимпийцы должны на олимпиаду ехать еще и потому, что это нам всем пример: ведь почти все квалифицированные специалисты в России, кроме нефтегазовых, – тоже своего рода олимпийцы, у которых отняли олимпиаду.

Потому что российские музыканты тоже всю жизнь готовятся к своей игре. 7 лет музшколы, 4 года музучилища, 5 лет консерватории, - и, наконец, место в оркестре с окладом в 12000 рублей (если повезло. А если не повезло, и музыкант стал преподавателем в консерватории – то 6367 рублей в месяц, я недавно об этом писал. И никто, прочитав, даже не возмутился, не грохнул кулаком, хотя многие вздохнули). И чтобы, вздохнув, не сдохнуть с голода, музыкант будет халтурить и там и сям, постепенно превращаясь в лабуха. Поэтому нашему музыканту лучше менять флаг и уезжать, - туда, где идет его игра. Я знаю, как в Европе взлетают карьеры тех, кто в России бился смычком об лед.

И вузовская профессура, которая тоже на свою игру и на свои диссертации потратила жизнь, - она точно так же унижена, ошельмована и получает гроши. Когда я преподавал в ВШЭ, мои студенты платили за учебу около 400 тысяч рублей в год. А зарплата у меня была такая, что потребовалось бы не есть и не пить 8 лет, чтобы заплатить самому себе за год обучения.
Collapse )

По поводу Олимпиады. Чтобы не быть бараном, надо выходить из стада

По пу(ти)нктам.

1. Россию справедливо отстранили от участия в Олимпиаде-2018. Нельзя жульничать на государственном уровне. А когда министр спорта крышует государственную систему приема допинга ради победы любой ценой, - это гадость и подлость, и Мутко описывается в однокоренных терминах.

2. Мутко не один, и зная его, скажем так, таланты, трудно представить, что именно он придумал систему госдопинга. В системе принимали участие, как минимум, офицеры ФСБ. То есть существует большая вероятность, что в соучастники можно вписать и директора ФСБ Бортникова. Слабо верится, что без его (раз)решения ФСБ крышевала бы госдопинг, подменяла пробы и т.д.

3. Возможно, знал и Путин. Я бы сказал, что тут вероятность 50:50. (Возможно также, что ему хотели приподнести "подарок" - разгромную победу в Сочи, для чего все средства хороши). Но не исключено, что Путин не просто знал, но и дал отмашку, одобрил. Если это так, Путину должен быть объявлен импичмент, в отношении его должно быть проведено расследование, он должен быть отдан под суд.

4. А вот этот пункт - самый главное. Вот уже века два в мировом соревновании лидируют те страны, которые построены на индивидуалистическом, а не коллективистском фундаменте. Коллективизм, какую бы он ни принимал упаковку - приверженности Родине, или Канту, или Марксу, - проигрышен. Стадность в мирное время - всегда прибежище неодаренности. За "национальной идеей" современного русского патриотизма нет ничего, кроме отчаянной попытки случайно пригретых фортуной довольно серых людей сохранить нахапанное . Они призывают меня любить Родину, чтобы за этим симулякром не было видно их, персонально пустых, персонально злобных, персонально преступных, но эта коллективная Родина не вызывает у меня ничего, кроме брезгливости и отвращения. Да, я не люблю вашу Россию, печально сказал Филипп Филиппович.

5. У спортсмена главный работодатель - спорт. Потому что как только спортсмен называет своим работодателем Родину, это означает, что он превращается в персонального защитника Мутко, Бортникова, Путина. Это стыдно. Многие, уступив индивидуальное коллективному, обмерзились как профессионалы. Мне до сих пор стыдно, например, за Диму Губерниева, за его гнуснейшие комментарии на сочинской олимпиаде. Ему нужна была победа русских, - и все. А мне нужна была победа спорта. Обязанность комментатора - играть на стороне спорта, объясняя несведущим, почему один победил, и какую ошибку допустил тот, кто проиграл. Но Губерниев, поддавшись, честно скажем, огромной силы силе (сломавшей и его, и Киселева, и, в первую очередь, Путина), с тех пор перестал существовать для меня как журналист. Губерниев ушел на хер. R.I.P.

6. Поэтому, конечно, я бы на месте "чистых" олимпийцев в Корею ехал под Олимпийским флагом. Флаг олимпиады нестыден. Стыден замаранный флаг замаранной страны.

7. Это вообще главное, что бы я мог посоветовать всем - выходить из стада. Переставать думать о судьбах какой-то там мифической "Родины" - она со сменой очередного царя и царька сменит все свои принципы, растопчет всех вчерашних апостолов, предаст то, что вчера восхваляла. Россия - плохой ориентир для самоидентификации. Профессиональная самоидентификация куда перспективнее. И если профессионально реализовываться выходит лишь вне России (а это касается сегодня огромного числа ученых, программистов, бизнесменов, - или, противоположный пример, музыкантов), надо реализовываться там, где шансов больше.

8. Подытоживая: выбирая между своими личными интересами и интересами страны - на 100% надо выбирать личные интересы. Поскольку, повторяю, "интересы страны" - это просто фантом. "Ур-фашизм" в терминологии Умберто Эко (в любых формах, от жестчайших гитлеровского нацизма и сталинского коммунизма до сегодняшних относительно вегетарианских персоналистских режимов Эрдогана или Путина) всегда начинается с отказа от личности в пользу общности. Вот почему среди нацистов были сплошь патриоты, а не космополиты. Из этого, правда, отнюдь не следует, что любой патриот - фашист. Но все-таки я, в порядке гигиены, предпочту стоять от всего этого в стороне. Чего и вам желаю.

О пределах нынешней русской цивилизации (до которых, похоже, дошли)

60585 просмотров этого текста на "Росбалте" к этому часу, однако.
Видать, многих допекло.

ДОШЛИ ДО ПРЕДЕЛА

Русская цивилизация в нынешнем варианте силы исчерпала. Посмотрите на строительство стадиона на Крестовском острове. Или зайдите в молочный отдел гастронома.

Когда в Москве сегодня спрашивают про Питер, то чуть ли не через раз – о том, что творится со стадионом на Крестовском острове.

Что, что… Стадион планировалось построить за 6,7 миллиарда рублей. Сейчас говорят о 39 миллиардах: это, похоже, не предел. Сроки сорваны, старый подрядчик насмерть разруган со Смольным, и какой ценой все будет закончено к футбольному чемпионату – даже Богородица не знает. Как и то, будет ли в России чемпионат, потому что Россия разругана со всем миром.

Кстати, если бы я верил в Бога, то дал бы стадионному ужасу простое объяснение: это месть Господня. Потому что нельзя ради строительства нового стадиона сносить прежний архитектурный памятник: античный театр в жерле искусственной горы. Нельзя приглашать архитектором знаменитого Кисё Курокаву, заранее зная, что он будет использован бараном на заклание, тараном на выбивание бюджета, а затем его выкинут, как выкинули со строительства Новой сцены Мариинки Доминика Перро. Нельзя было греть руки на распиле бюджета. Все это грех, и Господь наказывает грешников позором, а у нас вся страна во грехе, потому что те, кто не грешат, те не кричат, а молчат.

А вот атеист-экономист объяснит позор по-другому: когда затевали строить стадион, Россия еще не воевала с Украиной, и рубль был крепок, и нефть дорога, и санкции не вводились, и турецкие рабочие исправно создавали России величие, застывшее в камне. А потом – «как все переменилось», как поется в опере «Пиковая дама».

Я же объясняю стадионные и шум, и вой, и позор совсем просто: российская цивилизация в ее сегодняшнем варианте дошла до предела возможностей. Стадион – он за этим пределом, и сегодняшняя госчиновничья Русь этого потянуть не может, не надрываясь.Collapse )


Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

Мои аудиолекции:

- Сметь хулита и второе рождение non-fiction: что читать, зачем читать, где брать
- Издатели non-fiction: главные игроки и примкнувшие к ним шулеры

Отстраненная Россия. Нам все равно придется пройти коллективную ответственность, - даже невиновным

Мне нравится, что невольно, под давлением, но начался разговор о коллективной ответственности россиян, текущей или будущей, за происходящее сегодня в России. Если кто не понял - разговор не только об ответственности винованых, но и невиновных, непричастных, молчавших, - и даже сопротивлявшихся недостаточно сильно, типа меня.

Вот свежий текст на эту тему Андрея Архангельского. Вот сегодняшний мой подкаст (со звуком) на Ъ-FM. Если кто-то откроет для себя имена Ясперса или Арендт, уже хорошо. Еще очень советую найти и скачать лекцию историка Андрея Зубова о денацификации в послевоенной Германии, на rutracker'е она есть, а как обходить запреты на сайты посредством анонимайзера, надеюсь, все научились.

Вот текст подкаста - краткое обоснование моей точки зрения (у нас с Андреем есть расхождения, но, главным образом, по причине разных размеров текстов).
* * *

Среди моих знакомых мало кто понимает решение Паралимпийского комитета снять российскую сборную с Паралимпийских игр целиком. Все задают единственный логичный, с их точки зрения, вопрос: «Почему из-за допингового скандала страдать должны и те, кто отношения к допингу не имеет?» Кстати, этот же вопрос задавали и раньше, когда решался вопрос об участии в Олимпиаде главной сборной.

Людям свойственно судить по себе, и вопросы задавать соответственные.

Наш, русский тип жизни, называется «я в домике». Это значит, что вопросы вины и ответственности ограничены пределами нашего ближнего круга и касаются тех, кто в наш домик вхож. А вот государство – оно вне домика. Мы бежим от его кнута, хватаем его пряники, но не считаем, что имеем хоть какое-то отношение к его делам. И уж тем более – что несем за эти дела ответственность.

Однако в Европе есть другой взгляд на проблему, он называется – коллективная ответственность за преступления, которых ты не совершал, но совершало твое государство. Впервые вопрос об ответственности непричастных поставил в послевоенной Германии 60 лет назад Карл Ясперс. Вопрос вызвал бурнейшую дискуссию, в которой много кто принял участие, включая психиатра Карла Юнга и Евангелическую церковь, причем и Юнг, и церковь приняли сторону Ясперса. Результат известен: Германия приняла идею коллективной ответственности и приняла идею коллективного покаяния перед жертвами, которым, кстати, до сих пор выплачивает компенсации.

У нас же идея коллективной ответственности даже за самые омерзительные поступки государства чрезвычайно неуютна и странна. Не думаю, что и немцы к ней легко пришли, но на них давили решения Потсдамской конференции 1945 года. А нам наш маленький Потсдам устроен только что Паралимпийским комитетом. И, если интересна моя точка зрения, правильно устроен. Если мы отстраняемся от ответственности за государство, потому что государства боимся больше, чем любого внешнего врага, то и страдаем от государства в итоге больше, чем от любого внешнего врага. И поэтому и в нынешний застой терпим, как уходят в никуда судьбы целых поколений, - точно так же, как уходят в никуда карьеры отстраненных олимпийцев.
И сочувственно киваем знаменитой прыгунье с шестом, которая, вместо того, чтобы предъявить с высоты прыжка все претензии себе и государству, рыдает крокодиловыми слезами, что на Олимпиаде не сможет этому государству служить.

Оно и понятно: прыгать в Рио проще, чем признавать вину в России.


Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

Мои аудиолекции:

- Сметь хулита и второе рождение non-fiction: что читать, зачем читать, где брать
- Издатели non-fiction: главные игроки и примкнувшие к ним шулеры

Памяти русского GEO: Церфаус как лучший горнолыжный курорт 4 kids & beginners

В 2015 году я потерял несколько работ.
Во-первых, перестал существовать канал 100ТВ: там теперь LifeNews, а с этими ребятками даже при сильной диарее нельзя садиться на соседний стульчак.
Во-вторых, меня за недостаточный патриотизм турнули с одной радиостанции, название которой в сочетании с моим именем звучит столь анекдотично, что не стоит и поминать. Оказался я там по причинам личного свойства, причем вовсе не моей личности. В оправдание скажу, что эфиры у меня были исключительно прямыми, а потому, надеюсь, патриотичный слушатель испытывал от моего космополитизма когнитивный диссонанс.
В-третьих, закрылся (совершенно для всех неожиданно) русскоязычный GEO: случилась, как говаривал Ельцин, зигогулина с лицензией.
Я работать для GEO очень любил.
Поэтому, пока длятся каникулы, буду публиковать тексты, написанные для них за последнее время.
И начну с горных лыж.
У нас плохо знают австрийский регион катания Зерфаус-Фисс-Ладис, которым я был искренне восхищен, хотя оттуда меня эвакуировали вертолетом... (но об этом в другой раз).
Имейте только в виду, что в русской транскрипции чаще пишут "Серфаус" (но звучит - "Зерфаус", как "зер гут").
Идеальное, волшебное место для поездки с детьми!

(НЕ)ДЕТСКИЕ АЛЬПЫ: ЗЕРФАУС-ФИСС-ЛАДИС

Альпийский район катания Serfaus-Fiss-Ladis – это такие австрийские горнолыжные школа и детский сад (сразу во всех смыслах). Вы теперь одни из немногих в России, кто про это потайное место знает.

Альпы есть Альпы.
Когда  суммарная длина трасс в регионе катания превышает 200 км, бессмысленно говорить: «О, там такие горы!»
Потому что всюду, где больше пары сотен километров выглаженных ратраками спусков, горы есть и такие, и сякие, и эдакие; и для новичков и для экспертов; и жилье там тоже всякое есть, и развитая инфраструктура, и обращать внимание, в общем, нужно на две вещи.
Первое – обеспечивает ли горнолыжный район проживание ski-in, ski-out? Потому что главное лакомство на горнолыжном курорте – это не печеньки с имбирем, а возможность прыгнуть на склон прямо из подъезда (а иногда – и с балкона) и тем же самым макаром вернуться назад. Новые районы катания обычно это обеспечивают (как французские Три Долины – Куршевель, Мерибель, Менюир, Валь-Торанс). А старые районы катания (как швейцарский Санкт-Мориц) – нет. Но Мориц или Межев берут другим: старыми камнями, старыми деньгами, старой Европой. Каждому свое.
Второй важный момент – местный бог, genius loci, местный колорит, национальная субкультура. В австрийском Ишгле танцуют на барных стойках ночи напролет. В австрийском же Лехе веселье après-ski смолкает всюду и разом уже к 10 вечера. Каравай, каравай, кого хочешь, выбирай.
Относительно молодой австрийский курорт Зерфаус-Фисс-Ладис, в общем, наглядно демонстрирует работу этого двойного принципа. Но при этом является из него ярчайшим исключением.
Останавливаясь в любом из отелей или коттеджей флагманского поселка Serfaus, не следует рассчитывать на ski-in, ski-out: увы. Зато из любого отеля пару минут идти до метро – настоящего метро, одного из двух австрийских метрополитенов (второй – в Вене), состоящего из 4 станций, со всеми положенными «осторожно-двери-закрываются-следующая-станция…», привозящего к подъемникам, - и это тоже факт. Улыбку в этом метро вызывает разве то, что первая станция по пути следования называется «Raika», то бишь «Райффайзенбанк», а следующая –  «Kirche», «Церковь»…
И хотя по типу культуры это типичная Австрия (пунктуальная, спокойная, зажиточная, добротная, радушная, но без избыточного, в итальянском духе, шика), такого объема вложений в детский, семейный отдых я нигде, признаться, не видел. Это уже какие-то США. Размах Диснейленда.
А теперь по порядку.

1.      Горы

212 километров подготовленных склонов, 67 подъемников суммарной пропускной способности 90 тысяч человек в час, невероятные зоны off-piste (одна со мной сыграла – по моей собственной вине – злую шутку, давшей, однако, незабываемый опыт, я к этому еще вернусь). Перепад высот – от 1200 до 2820 метров, сам Зерфаус на высоте 1460 метров (что хорошо: не нужно адаптироваться к высокогорью), 7 фан-парков и несколько специализированных детских зон (а всего детские лыжные школы усаживают за парты – если бы к лыжам и скейтам можно было приделать парты – до 3000 детей в день).
Это все сухие, типично альпийские (и в этом смысле не типично австрийские) цифры, смысл которых - убедить в том, что для покатушек тут раздолье всем. И правда: раздолье. Замечательный результат для заштатных деревень, где первый подъемник запустили лишь в 1957-м. Это и был бы всего лишь хороший результат, когда бы в 1970-х жителям Зерфауса не надоели транзитные автомобилисты, и они сквозной проезд через свою деревню не запретили. Это правило действует в Зерфаусе и поныне: на машине можно подъехать к отелю или к гостевому дому – но лишь при условии, что ты зарезервировал жилье. А в 1985-м, в компенсацию транзита, здесь построили метро – самое высокогорное метро в мире. Так что Зерфаус – деревенька в 1100 жителей без автомобилей, но с метрополитеном…
Но, товарищи дорогие, самое главное в местных горах, местных склонах – это не количество трасс, не перепад высот, а (внимание!) ширина этих трасс.
Здесь над любой вертикалью (даже маркированной красным или черным цветами) господствует горизонталь. Таких широких, широченных, широчайших трасс, как в Зерфаусе, я не видел нигде – и сомневаюсь, что увижу.
Collapse )

Говорят, у нас как скажет Владимир Владимирович, так и будет... О нет! От Познера не все зависит...

На "Совершенно секретно" выложили видео моей последней программы с Познером.
Так что я это видео (про Олимпиаду, про работу Познера на NBC и контракт с CNN, про Крым) с чистой совестью в своей ЖЖ перекладываю:

А если вам этого Познера мало, то вот вам программа с Познером 9-месячной давности, которую я считаю довольно образцовой !- по крайней мере, для студентов журфаков. Наслаждайтесь!

Спорт, политика, наслаждение

В фейсбуке как-то странно отреагировали на мой сегодняшний подкаст на Ъ-FM. Типа, и ты Брут, лег под режим, - (под)купили тебя Олимпиадой.
Текст подкаста ниже; судите сами.
Только несколько слов.
Я рос неспортивным мальчиком, задротой, которому натягивали оценки на физре. Зашевелилось что-то к выпускному классу. Я знал, что на Западе бегали по утрам, я любил Запад, я стал бегать, подтягиваться, проходить по полосе препятствий (да-да, прыжок переворотом через стену). В университете стал нормально плавать. Под сорок лет я стал кататься на роликах, велике, горных лыжах, сноуборде, коньках. На коньки я встал вообще спустя 37 лет - после первого класса детство мое проходило в Африке, какой там лед?!
Мне сейчас почти 50, но я бегаю, прыгаю, катаюсь, спускаюсь куда круче, чем в свои 17, и чувствую себя лучше, чем в 17, - и как странно, что до смерти мне куда меньше, чем в 17, но это так.
И я пью спорт, движение,- абсолютно всё, от спортзала со штангой, откуда я только что вернулся, до джоггинга по утрам, - как свой элизе д'амур, средство Макрополуса, мандельштамовский холодный горный воздух.
Возможно (справедливости ради отмечу) меня этим можно купить. Купить счастьем спорта.
Но, кажется, в этой любви и в этом счастье я никого не предаю.
И мои претензии к несчастному, обколотому, неудачно обтянутому, бесконечно одинокому мальчику-муку во главе страны - что он, у кого нет никого и ничего, кроме собак, спорта и необъятной власти, - что он так и не сделал спорт всеобщим счастьем.
Простите мне, пожалуйста, пафос моих тирад, - я знаю, что искренность их не извиняет, поэтому и простите.
Но, возможно, вы их поймете.
Вот текст подкаста.
* * *
У сочинской Олимпиады есть одна особенность, которая не должна бы изумлять, однако ж изумляет.
Олимпиада невероятным образом примирила и объединила тех, кто прежде вел борьбу на полное уничтожение, сидя в твиттере и фейсбуке. Объединила всех, от либералов до национал-охранителей, от Сергея Минаева до Гарри Бардина, от Алексея Навального до Константина Рыкова. Сегодня всюду царит, прошу прощения, духоподъем. И часто – безо всякой патриотической подкладки, просто по принципу: был потрясающие шорт-трек, или фигурное катание, или слоупстайл, и мы не можем сдержать эмоций.
Доходило до невозможного: Ираида Зейналова в эфире Первого канала, рассказывая об открытии Игр, цитировала напропалую Егора Просвирнина из «Спутника и погрома», а когда ее уличили в сокрытии авторства, извинялась так искренне, что грех было не простить, как грех не простить Олимпиаде все мелочи в обмен на колоссальное зрелище.
И это объединение – чудесное свойство не столько Олимпиады, сколько спорта вообще.
Когда ты жмешь штангу в спортзале, абсолютно неважно, каких взглядов придерживается тот, кто тебя страхует – и никто не откажет в просьбе подстраховать.
В Куршевеле русских сезонов публика делится на едящих блины и едящих устриц – однако все легко объединяются в обсуждении свойств заковыристой трассы Combe Saulire.
Бегуны трусцой ведут себя как жрецы секты, где важны выносливость и дыхание, а не принадлежность к хипстерам или чиновникам, хотя и те, и те среди джоггингистов есть.
И такую же объединяющую секту представляют собой и велосипедисты, и роллерблейдеры, и лучники, и городошники, и поклонники пляжного баскетбола.
И я даже не знаю, какой вывод сделать из этого элементарного наблюдения.
То ли политика после Олимпиады должна состоять в максимальном развитии спорта – то ли в политические споры следует добавить спортивности, и, не откладывая в долгий ящик начать хотя бы с объективного судейства.

Берлин-1936 и Сочи-2014. Как относиться? Да как путешественник относится к путешествию!

Представьте себе, что мы в 1936-м на Олимпиаде в Берлине - как нам к ней относиться?
А, что, не в Берлине? Путине не Гитлер? Да? Евреев не убивает? Ужас, какое сравнение?
Ну, так и Гитлер евреев до 1942 года не убивал, а в 1936-м был широкой души человек - предлагал всем, несогласным с режимом, из Германии просто свалить. И аншлюса Украин... ээээ, Австрии еще не было. Многого еще не было. И прозвище у Гитлера было - "канцлер-миротворец". Вплоть по 1938-й. Историки Германии не дадут соврать.
И экономика Германии в 1936-м развивалась динамично!
И никогда еще так хорошо немцы не жили!
И даже строили автобаны - в отличие от современной России.
Но вопрос, повторяю, прежний - как бы к Олимпиаде 1936 года, не зная того, что будет потом, но зная то, что было до того, следовало бы относиться?
То есть мне кажется, что сравнение Путина 2014 года и Гитлера 1936 года вполне корректно - как сравнение любых автократов не на гребне людоедства (а в России сегодня мягкая автократия).
Вот мой текст о том, как относиться к Олимпиаде
Вышел на Росбалте.
Там слегка сокращен - ну, и про Берлин я не поминал, потому что понятно, почему.
Ниже без сокращений.
* * *

На одном телеканале редактор попросил меня перезаписать фразу, где я говорю, что не буду на сочинской Олимпиаде болеть за Россию.
Хотя вообще-то я сказал, что не буду болеть ни за Россию, ни за Америку, ни за крайне уважаемую мной Финляндию, ни за любимую мной Францию, - вообще ни за одну страну. Потому что Олимпиада – это, простите за банальность, праздник спорта. А идея спорта в том, что один-единственный человек благодаря таланту, упорству, удаче может победить весь земной шар. Не говоря уж про какую-то там отдельно взятую страну. Олимпиада – гимн индивидуализму, ибо что может быть более индивидуально, чем отдельно взятое тело? Олимпиада в этом смысле – антисоборна, антинациональна, до предела индивидуалистична, кроме, разумеется, командных видов спорта, но они мне чужды, и я не о них.
Редактор, который попросил перезаписать программу, был отнюдь не главным начальником (главный, когда я ему об этом рассказал, лишь посмеялся), но его позиция характерна.
Сегодняшние олимпийские игры идут путем, далеким от олимпизма. Большинству положительно относящихся к сочинской олимпиаде россиян (а олимпиада, де-факто являясь путинской, не объединила, а разъединила страну) – так вот, большинству россиян по фиг красота ангуляции при скоростном спуске или, не знаю, взлет в тройном акселе на манер пуха от уст Эола. Главное – чтобы наши победили. НА-ШИ!!! И плевать, что Пьер де Кубертен ворочается в гробу. НА-ШИ!!!
Это не «о, спорт, ты – мир!»
Это «о, спорт, ты война со всем миром!»
А для меня, знаете ли, Олимпиада – это пир, обжорство зрелищем. Для меня спорт – это как торт. Может, потому, что сам я катаюсь на лыжах, коньках и сноуборде, и меня восхищают все, кто делает это лучше, чем я. Когда я смотрю по спутнику соревнования по слалому, я умираю от восторга, потому что знаю, как сложно это сделать – и как легко (на экране) это делают те, кем я восхищаюсь. Меня как-то раз прокатили на бобе-«четверке», я испытал четырехкратную перегрузку, во время 30-секундного спуска не в силах поднять налившуюся свинцом голову (а голова второй пассажирки, девочки, билась шлемом по бортам при каждом повороте) – и я не могу не восхищаться бобслеистами, которые управляют своим снарядом, как пилоты истребителем, только без электроники.
Наша сочинская Олимпиада будила протест во мне с самого начала, потому что я искренне полагал, что Олимпиада есть некая награда за то, что страна искренне любит спорт и все делает для спорта (а Россия как была малоспортивна, так и осталась: сужу по числу джоггингистов у Петропавловской крепости, вокруг которой я пробегаю два своих неизменных круга. Сужу в сравнении с теми стадами бегунов, которые осаждают любой парк в любом большом городе мира). И я ненавидел всю эту пропутинско-просочинскую истерику, потому что из-за нее меня один раз лишили работы (после общения в прямом эфире «Маяка» с Леонидом Тягачевым – я посмел усомниться в спортивности города Сочи!), и потому, что даже с простейшими зимними видами спорта у нас напряженка (скажем, в Петербурге сегодня нет ни одной проложенной ратраками, укрепленной при необходимости искусственным снегом, освещенной в ночи лыжни. Ни од-ной!) Мне куда ближе идея норвежской зимней Олимпиады в Лиллехаммере – там гордились тем, что их Игры были самыми дешевыми, не говоря уж о том, что спорт и Норвегия – это синонимы. Там катаются все, и все как боги: такого общего высокого уровня владения лыжами, как в Хемседале, я не видел ни в швейцарских, ни в австрийских, ни во французских Альпах.
Но обсуждать разумность проведения в России поздно: суп налит в тарелки и горяч.
А вот как относиться к супу – вопрос актуальный. Потому что многих Бендеров несет, и я в последнее время разных глупостей наслушался, причем со всех сторон. То министр культуры Мединский сообщает гордо в твиттере, что Красная Поляна признана лучшим горнолыжным курортом Европы, и он это подтверждает - а это вранье. То масса прежде разумных людей кричит, что рукопожатный человек обязан на дни Олимпиады объявить бойкот телевизору. Так сказать, возьмемся за руки, друзья, и выколем себе глаза, чтобы у Путина была страна инвалидов.
А мне кажется – разумно относиться к Олимпиаде, как к поездке в незнакомый город. Отличная штука – путеводитель: отмечено все самое главное (и по Олимпиаде таких информационных путеводителей немало; собственно, любой спортивный комментатор – то же, что гид на экскурсии). Но можно и просто бродить, отрывая места наугад.  Что за сноубордистка так классно проходит хаф-пайп? Что за лыжники разыгрывают сложную драматургию командной гонки, обманывая преждевременными спуртами соперников? У них у всех есть имена, фамилии, страны приписки. Но есть смысл сначала восхититься действом, а уж потом выяснять, из Америки они или из Украины, и придерживаются они ориентации на Россию или нетрадиционной.
С этой точки зрения установка «Мы уважаем всех, но болеть будем только за своих!» кажется мне установкой на обеднение (попробуйте-ка последовать ей на ближайшем шопинге), и с нею, кстати, связано дикое желание порвать своих спортсменов на куски, если они обманули твои ожидания.
Я до безумия люблю Петербург, но читать книги только питерских писателей и смотреть фильмы только питерских режиссеров считаю безумием, и с Олимпиадой то же самое, - и точка.