Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Я в Петербурге в ближайшее время: от лекций и "Эха" до экскурсий. На меня продают абонементы!

Вот где будет меня видно и слышно в ближайшее время.

18 апреля, четверг, 19.30, ДК Льва Лурье в "Лавке художника" (Невский, 8) - моя, пожалуй, самая громкая лекция: о теории цивилизационных волн Элвина Тоффлера. В Москве я читал ее и на закрытых мероприятиях айтишных фирм, и студентам, потому что Тоффлер первым четко охарактеризовал каждую волну с точки зрения безового продукта и главных принципов, необходимых для его производства. Это действительно многое объясняет: например, чтобы сегодня массово вернуться к "базовым семейным ценностям", нужно массово вернуться к станку и жизни по гудку. То есть то, что Мизулина или Милонов - идиоты, мы и без Тоффлера знаем, но он очень хорошо показывает, на чем зиждется такого рода идиотизм. Билеты - здесь. Цена - от 800 до 1000 руб.

19 апреля, пятница, 11.05 - я в "Особом мнении" в эфире "Эха Петербурга" (91,5 fm).

22 апреля, понедельник, 19.00 - я, как какой-нибудь Чайковский по абонементу в Филармонии, прозвучу в рамках первого абонемента серии лекций "Об эволюции всего" на квартирнике "Росбалта" (Марсово поле, 3). Первая лекция (подхватывая тему цивилизационных волн Тоффлера") - об эволюции семьи. Условия попадания - здесь. Цена абонемента - 600 рублей. Сразу скажу, что самый быстрорастущий новый тип семьи - вовсе не однополая. И даже не die Patchworkfamilie (немецкий термин, означает семьи, где вместе растут дети от предыдущих браков). А... Ну, ок. Поговорим о шведской семье, потому что этот тип распространеннее всего в Швеции.

И вот теперь - про экскурсии. Я хочу разминочно открыть сезон в субботу и воскресеное, 20 и 21 апреля, экскурсиями по дворам Невского и Литейного вокруг утонувшего в веках и всеми забытого Итальянского сада и по дворам Рубинштейна. Но: прогноз грозит на субботу дождем. "Долгий" прогноз всегда неточен, но окончательное решение по датам и времени (скорее всего, в 12.00) я приму в четверг - и тогда же обнародую. Если кому-то хочется ну непременно-непременно, и готов мокнуть и мерзнуть, - пишите dima.gubin.ru@gmail.com, сообщайте о своем желании.

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 35
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Мои экскурсии по Питеру (а также текст для интеллектуалов о том, что человек в сексе - извращенец)

Меня уже шпыняют, что ничего не пишу здесь, кроме как анонсов экскурсий. Увы. Если бы за то, что я пишу, платили сопоставимо с тем, сколько получает экскурсовод, меня бы шпыняли, что задолбал своими текстами, а вот экскурсии когда?!. Писать тексты может позволить лишь человек обеспеченный на всю жизнь, а я вынужден обеспечивать текущее существование.

Поэтому порешим так. Ниже - моя колонка из журнала Robb Report, которую никто, кроме тыщонки-другой миллионеров, не читал (RR - журнал для миллионеров). Это колонка о т.н. "распаде семьи". И о стенателях по т.н. "семейным ценностям" (я тоже эти ценности ценю, но по т.н. "утрате" не стенаю). И о том, что человек, сапиенс - совершенное сексуальное меньшинство и извращенец.

Но сначала - о моих экскурсиях на выходных. К сожалению (к сожалению для тех, кто хотел, но не успел) - в воскресенье и понедельник все места закончились (но я надеюсь повторить маршруты в следующие выходные). А вот на вторник пока еще есть места на дневную экскурсию:

Вторник, 12 июня, 12.00, сбор у м. Восстания напротив "Стокмана" - маршрут №1, по дворам Невского проспекта и далее, вдоль бывшего Итальянского сада. Билеты (и краткая информация) (updtd: закрыто).

P_20160416_195236.jpg

Фото с экскурсиий - вот здесь.

Ну, а теперь текст из Robb Report для самых (не)терпеливых.

СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ

Не дай бог подросток нежного возраста уверует, что любовь и семья должны быть непременно устроены на манер лебединой верности: один раз на всю жизнь. Его могут ждать разочарования. Хотя бы потому, что верность лебедей – культурный миф.

Я сижу в библиотеке в Германии и читаю The Telegraph. В тексте упоминается Даша Жукова, - в контексте ее семейного статуса. Статус обозначен так: «(soon to be ex-)wife», «скоро бывшая жена», Романа Абрамовича. Поскольку впереди – бракоразводный процесс.

Меня не интересуют личная жизнь скоро бывшей семьи Жуковой-Абрамовича, но интересуют глобальные изменения в социальных институтах, среди которых семья – самый изменчивый, не сказать бы ветреный. В поколении моих родителей развод был катастрофой, а в моем поколении сохранивших единственный брак почти нет. У Абрамовича это второй развод.

Семья как институт – это инструмент и продукт приспособления личной жизни к текущим обстоятельствам. У Энгельса в «Происхождении семьи, частной собственности и государства» устарела только терминология, - понятием «пуналуальная семья» никто не оперирует. А так все верно. Патриархальная семья (многодетная и многопоколенческая, которая сама себе и детсад, и школа, и дом престарелых) могла существовать только в аграрную эпоху. Индустриализация потребовала большей мобильности (а какая мобильность с дедом на печке и мал-мала в люльке?), зато сократила детскую смертность и создала ясли, детсад, школу.

И вот, в результате всех перемен, появилась массовая нуклеарная семья образца ХХ века: отец по гудку идет на работу, двое-трое детишек по звонку бегут в школу, а мама всех обстирывает, обштопывает и варит борщи, - и так всю жизнь.

Нынешние страдальцы по такой семье, воздыхатели по браку до гроба - обыкновенные неучи. В прошлом им все мерещится золотой век, они не видят, что нуклеарная семья – это продукт умершей эпохи. Американский социолог Тоффлер, автор знаменитой «Третьей волны», составил для страдальцев ехиднейший план сохранения такого типа семьи (в 1980-х о крахе семейных ценностей в США стенала местная Мизулина по имени Джимми Картер). Хотите вернуться к нуклеарной семье? - отлично! Тогда насильственно верните женщин на кухни, заморозьте рост сферы обслуживания (с ее массой кросс-гендерных контактов), снизьте уровень жизни до послевоенного, запретите противозачаточные средства, плюс исследования по репродуктивной биологии, плюс масс-медиа и компьютеры, поскольку «компьютер несет в себе большую угрозу семье, чем все законы об абортах, движения за права геев и лесбиянок и вся порнография мира, потому что нуклеарная семья нуждается в системе массового производства, чтобы продолжать доминировать, а компьютер уводит нас за пределы массового производства».
Collapse )

Умер Эндрю Поулсон - отец-основатель российского agenda-глянца

В Питере днем +18 и возможен дождь, и на неделю вперед без просвета, и завтра только скажу, будут ли в субботу экскурсии. Их надо надо бы провести, потому что за углом, где положено быть летней террасе, ни террасы ни лета нет, там курит в рукав уже осень.

Узнал сегодня от бывшего главреда "Афиши" Леши Казакова, что умер Эндрю Поулсон, основатель «Афиши», не дожив до 60: рак.

Поулсон был одним из двух отчаянных иностранцев (второй – Дерк Сауэр, отец Independent Media), которые сумели сделать лучший глянец в России, и мне только сейчас пришло в голову, что эпоха глянца была эпохой диско-2, эдаким елизаветинским барокко, тем более пышным у нас, что во времена диско-1 мы не танцевались: какое там при шамкающем Брежневе...

Глянец был нашим танцполом, - в свете стробоскопа, среди этих вечно фанерных декораций, обклеенных фольгой, в ночном клубе. Глянец был российским учителем жизни, потому что глянец был учителем танцев, а жизнь, начавшаяся так всеобщий танец непослушания в девяностых, в нулевых продолжалась как танец для посвященных.

Поулсон вместе с Осколоковым-Ценципером закладывал правила танцующего дома. Некоторые были универсальны для всего танцующего мира («смерти нет», «старость придумали трусы»), но некоторые были новинкой для журнального бизнеса.

Ходила легенда, что Поулсон некогда в Лондоне поскребся к издателям Time Out с просьбой о франшизе, а когда технологии были открыты, с секретами фирмы свалил в Россиию. Но это полная чушь. Московская «Афиша» была куда интереснее лондонского «Тайм-аута» просто потому, что строилась на других принципах.

«Афиша» не была каталогом анонсов, agenda-журналом: грядет то-то, сходите туда-то. Она держалась на двух китах. Первым был поиск «тектонических разломов времени»: «Афиша» писала о том, чего еще нет, но что вот-вот появится в стране и в мире и всех потрясет (и даже когда она писала о том, что уже свершилось, она писала именно так). А вторым был принцип киносценария, т.е. принцип действия, сюжета, коллизии. Это Time Out публиковал обзор, скажем, китайских ресторанов. А «Афиша» публиковала репортаж о том, как человек, обходя китайские рестораны в Москве, пытается найти место, где повара тайно готовят отловленных змей. Отсюда – бешеная динамика.

Помню, когда «Афиша» решила прийти в нулевых в Питер, и я вел переговоры о работе, разговоры сводились к поиску именно питерских разломов, к возникновению принципиально нового. Я рассказывал о городских новостях, мои vis-a-vis досадовали – не то, не то! – пока я не буркнул, что в Питере появились новые зимогоры, только богатые.

- Кто-кто? – мгновенно встрепенулись поулсон-ценциперовские.

Я объяснил, что зимогорами давным-давно прозывались петербуржцы, у которых не хватало денег на зимнюю жизнь в городе, и они оставались зимовать в пригородных усадьбах. А сейчас зимогоры появились снова: семьи первых лиц всяких там «Газпрома» с «Лукойлом», заселившие виллы Каменного острова, - и никакая городская квартира даром им не нужна.

- А сколько будет снять на острове особняк? В десять тысяч баксов уложимся? Тогда мы снимаем тебе дом по соседству с Алекперовым, ты переезжаешь туда на месяц с семьей и собакой, а потом пишешь рассказ, как вы там друг к дружке в гости ходите, лук одалживаете, истопника ждете…

Совершенно не помню, отчего затея провались, но – то был уровень идеи.

...Увы: бумажная "Афиша" несколько лет как умерла, и второе диско оттанцовано, а третьему не бывать, потому что сайт с удобным поиском спектаклей, выставок и сеансов, - он не о том. Ничто не может быть о том, когда погода все время околонуля, как и заметил прозорливо один из околонуля создателей, - такой же, как и Поулсон, гений (но абсолютный, в отличие от Поулсона, гаденыш).

Поулсона я видел в жизни всего пару раз, и после девяностых не встречал. Вроде бы, когда он продал «Афишу», когда вышел из интернет-проектов, то стал заниматься организацией шахматных турниров. Но это совершенно не важно.

Поусон теперь – как лицо со старого конверта группы, под которую танцевали молодыми.

Неважно, жив ли кто еще из участников.

Важно, что Поулсон был из первого состава.

Да, у нас был первый состав, у нас была великая эпоха.

Об эволюции семьи (эта лекция для Милонова бесплатно), о тревожных состояниях и далее по списку

В понедельник 24 апреля, в 19.30 - в Питере в Охта Lab моя вторая лекция из цикла "Об эволюции всего". На этот раз - об эволюции семьи. И, кстати, однополый союз - вовсе не главная новая форма устройства личной жизни в социуме. Просто она заметнее других, особенно в нашей стране, которая придет к тому же, что и Евросоюз, только с опозданием на полвека и перекалечив несколько тысяч судеб. Но что поделаешь: космическое назначение российской цивилизации - в превращении солнечной энергии в народное горе, как заметил Пелевин. А главным для демографов полигоном для наблюдения за новыми формами семьи является Швеция, где сегодня... Впрочем, об этом, на лекции. Билеты - 350 руб. здесь (внимание: только онлайн!), Милонова и Мизулину проведу бесплатно.

Следущие лекции будут уже по воскресеньеям. 14 мая - об эволюции денег, а 21 мая - об эволюции образования. (А в июне хочу рассказать об эволюции роскоши и собственности).

Тем же, кто пожадничает (у-у-у!!!) времени либо денег, ниже - бесплатно! - моя рецензия на книгу "Век тревожности" из журнала мильонщиков Robb Report.

«При рождении нашего первенца акушеркам пришлось отвлечься от корчившейся в потугах жены, когда я побледнел и рухнул на пол. Я застывал на публичных выступлениях и презентациях, а несколько раз покидал с позором сцену. Я сбегал со свиданий, уходил с экзаменов, впадал в панику во время перелета. Такое случалось тысячи раз, временами с ощущением скорой смерти».

Скотт Стоссел. Век тревожности. Страхи, надежды, неврозы и поиски душевного покоя. – М.: Альпина нон-фикшн, 2016.

Даже не знаю, рекомендовать ли книгу о тревожности, написанную преуспевающим американцем, главредом журнала The Atlantic. Он книги печет как пирожки, гонорары получает будь здоров и в ус не дует. Мои колебания не оттого, что Стоссел обманщик, - нет, он пишет правду, у него реальные тревожные состояния, депрессии и панические атаки, хотя он научился производить впечатление парня, у которого все o’key.

Проблема в том, что простая схема – «невротик написал про невроз книгу, чтобы (по Фрейду) от невроза избавиться, так прочтите и вы», – здесь не работает. Врач честно предупреждал Стоссела, что написание книги ему не поможет, а некоторые состояния может усугубить (что оказалось правдой). И я, в жизни не сбегавший со свиданий и экзаменов, при чтении порой испытывал немотивированную тревогу. Так что вы проинформированы.

Однако есть сила, которая сильнее врача, Стоссела и нас. Эта сила - привычка пан-атлантической цивилизации, особенно в ее англосаксонском изводе, рефлексировать все, что с нами происходит. Мучиться, обсуждать, записывать, снова мучиться – но все же рефлексировать. Это как привычка древних евреев записывать разговоры с Богом. Так природа повелела, почему – не наше дело. Вот Стоссел и пишет – истории своих страхов и фобий; историю борьбы психотерапевтического и биохимического направлений в науке; историю открытия синаптических связей и нейромедиаторов; историю нейролептиков и транквилизаторов. И в итоге выстраивается история человека на фоне истории цивилизации. Где есть и твое место, с твоими тревожностями, а они есть у всех, и этой поймет каждый мужчина, кто застывал в стыдной беспомощности у общественного писсуара, - кстати, это забавное тревожное расстройство называется парурезом.

И вот то, что горести и мелкие злодейства судьбы являются ниточками из большой цивилизационной картины, - это невероятно успокаивает, примиряя тебя с их существованием.

(no subject)

Только что позвонили с Первого канала.
Но не в связи с предыдущим постом.
Приглашали в четверг на запись программы "Политика", которая тоже выйдет в четверг, и будет - о чем бы вы думали? - разумеется, о законе о запрете пропаганды гомосексуализма. У публики ведь что сейчас на уме? Один только гомосексуализм. Ну, еще арабы на уме, Израиль.... Ну, а если арабов с иудеями примирить? - что тогда останется в головах людей? Один только чистый гомосексуализм.
Похоже, арабов с евреями в одной отдельно взятой стране удалось примирить.
Я, тем не менее, прийти на запись отказался, потому как не понимаю, что может сказать на такой программе журналист? Что хорошо бы поинтересоваться Мондимором и Кинси перед тем, как вообще употреблять слово "гомосексуализм"? Так я об этом пишу в своих колонках. Вот их на Первом и прочли. А если я на программе скажу, что разговоры о сексе, и картинки о сексе, и секс-шопы идут совершенно параллельно с жизнью несовершеннолетних, потому как детей это не интересует совсем, детям куда интереснее машинки или куклы, а подростки и без взрослых интересующую их пропаганду найдут, - это будет не потеме. Впрочем, со взрослыми у подростков тоже слаживается. Хотя и не в России. Должны же, например, голландские родители что-то говорить детям, когда те спрашивают: "Папа, мама, а что такое гандонница?" (или гандонную, я колеблюсь в вариантах перевода), когда видят гандонницу в двух шагах от вокзала, в самом центре Амстердама:

IMG_0884
Но, видимо, голландские родители умнее русских родителей, потому что знают что отвечать детям, даже когда дети видят вот такой ужжжасный пэрвэржжжн на мирной нидерландской улице:
IMG_0906
Ну, а русские родители не знают.
Потому что русские родители, вероятно, дураки, а дураки потому и дураки, что никогда ничего не знают.
Поэтому следует поблагодарить русского бога, что у нас есть русская дур(м)а, которая тем и занимается, что принимает законы по защите дураков от умных.
И я с госдурой согласен: дураков следует защищать, а не то, на хрен, пропадут. А без них скушна. Пусть с ними и тошна.
Ну, а кому еще не скушна, вот обещанный текст из Росбалта про то, что нет никаких неизменных семейных ценностей, потому что семья как институт постоянно меняется (за исключением ценностей ельцинской Семьи - ну, да про количество и расположение этих ценностей правду знает только Абрамович).
Послушание жены, глаза долу, и право мужа бить жену, ежли ж, дура, сказала не то, - тоже было когда-то русской семейной ценностью (и глядя на очередную госдуру, я порой думаю, что неплохо б к этой ценности прибегнуть прямо на пленарном заседании)...

НЕУДОВОЛЬСТВИЕ ОТ НЕ ТОГО УДОВОЛЬСТВИЯ


Узнав, что я только что из Парижа, кое-кто из коллег и знакомых уже успел кивнуть: «Демонстрации видел?! Ну, наконец-то сообразили, что больше терпеть нельзя!»
Они имели в виду проходившие в Париже гигантские демонстрации против разрешения однополых браков.
А пара человек с чувством добавили: «Хоть бы еще и за арабов взялись!»
Эта позиция – гордого, самодовольного сексизма и расизма – мне хорошо известна. И я уже давно не спорю с самодовольными людьи.
Их бессмысленно переубеждать (все равно не поверят, что во Франции демонстрации – заурядное дело. Один раз чуть не на моих глазах фермеры сваливали навоз у Елисейского дворца – попробуйте такое представить в Москве! К тому же в Париже протестовали не против однополых браков, а против разрешения усыновлять детей однополым семьям).
Во-вторых (и это важно) потому, что даже самоутверждение идиотов (а что ты скажешь, когда твой ребенок или внук, в результате гормонального всплеска на втором триместре беременности, обретет так называемую «ядерную» гомосексуальность? Убьешь его об стену?) – так вот, даже это идиотское самоутверждение таит один страх, который нельзя игнорировать.
Страх, что рушится традиционная, классическая семья.
И этот страх характерен не только для России – для всего мира.
И чтобы в этом страхе не жить, с ним нужно разбираться, - и, может, мои три копейки кому-то помогут.
Дело в том, что с институтом семьи всегда происходит то же, что и с культурой вообще: они непрерывно гибнут. Гибель – это нормальное, естественное свойство любого социального института; она гибнет, как зерно прорастающее.Collapse )

Глядя из Лондона. Русская служба Би-Би-Си

На Би-Би-Си встретил Севу Новгородцева, болтали, что происходит на нашей многострадальной, как водится, родине. Сева: «А нужно вместо слов «страна», «государство» и «Россия» использовать слово «Семья», и все станет ясно». Я обругал себя, что такая простая идея самому не пришла.
«Крупный бизнес должен понимать, что работает благодаря Семьи, и не может отделять свои интересы от интересов Семьи». «Каждый гражданин обязан любить Семью».
Можно продолжать, глядя во время программы «Время» на видеоряд как сквозь пресловутую «красную пленку», на который все видны голыми. Вот глава Семьи. Вот приближенные члены Семьи, полагающие, что уход главы Семьи поставит под удар интересы Семьи.
- Знаете, Сева, - сказал я, - ведь глава Семьи действительно не уйдет. Будет либо третий срок, либо его убьют. Потому что интересы Семьи важнее интересов главы Семьи, которого, допустим, достало все – от служебной до личной жизни, и он просто хочет на яхту и в море. Забывая, что отдых у главы Семьи бывает только в гробу.
Даже члены Семьи, искренне любящие главу Семьи, вынуждены будут согласиться с наказанием предателя интересов Семьи. Глава чувствует это, и уже давно ходит в легком бронежилете, если судить по силуэту костюма. Но это вряд ли не спасет. Тот, с кем чай пьешь вместе - тот полония и сыпанет.
Самое смешное, что убийство главы Семьи ничего не решит, поскольку не выступит гарантией последующих ни стабильности, ни безопасности: "интерес Семьи" столь же легитимен, сколь и вера в бога, которую каждая новая церковь по-новому трактует.
Гарантией стабильности может выступить только закон – если он существует, если ты его выполняешь, и если его выполнение гарантирует тебе безопасность.
Но поскольку глава Семьи всерьез намерен уйти, то, боюсь, его все же уберут. Возможно, и до ухода. Потом будет чрезвычайка и отмена выборов. Придет, условно говоря, Иванов (Сергей, а не Виктор), посадит Лужка и утрамбует Батурину. Сечин начнет контролировать производство цемента…
Скучно жить на этом свете, господа.

Наш Нострадамус

Прочел сегодня на www.newsru.com:
"Всесильный начальник службы безопасности президента Туркменистана, генерал-лейтенант Акмурат Реджепов, отправленный в отставку в мае 2007 года, был приговорен к 20 годам тюрьмы, сообщает газета "Время новостей" со ссылкой на туркменский оппозиционный сайт "Гундогар". Вместе с ним репрессиям подверглись его сын, офицер органов нацбезопасности Нурмурат, получивший 13 лет тюрьмы, и друг семьи президента, 36-летний предприниматель Мурат Агаев, которого посадили на 17 лет".
Надо же - а всего-то 7 месяцев прошло, как закатилось Солнце Нации. Кто бы такое  в декабре 2006-го мог представить. И ведь сейчас никому не представить, что, скажем, откроешь "Российскую газету" в ноябре 2008-го, а там: "Генеральная прокуратура сообщила о предъявлении официального обвинения И.Сечину, В.Кожину, С.Иванову, проходящим по делу о так называемой ОПГ "питерских силовиков". Находящийся в международном розвыске и скрывающийся в Лондоне экс-глава банка "Россия", друг семьи бывшего президента..."
Ф-фу, аж потом покрылся. Но ведь тоже, написал бы кто такое в 2000-м про Березовского - увели бы в рубашке с завязочками позади. Тогда, в 2000-м, Березовский одним звонком убрал меня с эфира на РТР...

Сказка 12. Про то, как Абрамович развелся

...Знала бы только Шахерезада, что это была еще не последняя сказка! Ибо, падкая до внимания молвы, поддалась она искушению написать еще одну, той же молвы на потребу, и сочинила

СКАЗКУ 12. ПРО ТО, КАК АБРАМОВИЧ РАЗВЕЛСЯ

Однажды у Романа Абрамовича случился кризис семейных ценностей. Он и раньше-то верил в них наполовину, потому что ровно половину за управление ценностями ему когда-то обещал дедушка, стоявший во главе семьи.
Со временем семейные миллионы стали миллиардами, которые Абрамович, если честно, считал своими, тем более, что глубоко погрязший в Барвихе дедушка про обещание не напоминал. Так что Роман Абрамович ужасно расстроился, когда ему позвонил один знакомый чиновник, с которым он когда-то удачно помочился в сортире, и на правах дедушкиного наследника попросил 50 процентов ценностей. Прозрачно намекая, что в противном случае можно прогубернаторствовать на Чукотке до смерти, которая, напротив, может случиться досрочно, после чаю с полонием.
И тогда с горя поехал Абрамович в графство Саррей к Березовскому, с которым всегда советовался в тяжелых жизненных ситуациях, таких, как необходимость предъявить диплом, сходить в музей или прикупить футбольный клуб. Тем более, Березовский имел на чиновника зуб, поскольку когда-то выстрогал его из подручного материала в качестве наследника одной суверенной демократии, а тот отказался признать в нем папу Карло и отдать золотой ключик (кстати, все от тех же семейных ценностей, чему Абрамович был втайне рад).
- Милый мой, Роман Аркадьич, - присюсюкнул Березовский, оглаживавший даже при живой жене красотку-модель и одновременно шипя в телефонную трубку: «Так что тебе сказал Миша, Бадри?» - супруга ваша, извиняюсь, стюардессой работала?
- Стюардессой… Как и у этого… Ну, понимаете…
- А отката с вас, Роман Аркадьич, этот наш общий знакомый требует половину?
- Половину.
- А какую, позвольте, узнать, половину?
- Да уж не худшую.
- Так и отдайте свою лучшую! – вскричал Березовский и чмокнул фотомодель в плечико.
«Во голова! – который раз восхитился Березовским Абрамович, вспомнивший, что его знакомый чиновник не хотел на третий срок идти, потому что на службе Отечеству ему было не развестись со своей половиной, тоже ведь в девичестве стюардессой. – Со  стюардессы на стюардессу ему перейти попривычнее будет, тем более, что моя Ирина не в пример гламурнее. Деток пять штук, опять же: будет из кого преемника назначить. А уж при разводе имущество поделю не 50:50, а как-нибудь позаковыристей…» - тут же стал в уме позаковыристое вспоминать, пока его не прервал Березовский:
- Времени нет, Бадри ждет, судьба Грузии в опасности. Оставляю милую девушку вам на попечение. Не знакомы, кстати? Даша Жукова!
…Вот так и случилось, что Роман Абрамович расстался с лучшей половиной, наследник вместо третьего срока стал думать об Олимпиаде в Сочи (ну, и о месте президента МОК, но это только после развода), а Ирина и Даша – о перемене фамилии.
И ведь главное, что семейные ценности от этого не пострадали!