Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Мой последний эфир на "Эхе СПб": русская теодицея и предательство неуехавшими рода сапиенсов

Несмотря на исключительно гнусные провокационные вопросы, которые ночи напролет сочиняет для меня (сама призналась!) Татьяна Троянская, мне от темы "зачем Путин долго, жестоко и напоказ убивает Навального" (тут-то как раз все просто и ясно: чтобы все пугались, - а кроме того, похоже, Путин просто вошел во вкус), - так вот, мне от этой сиюминутной темы удалось сбежать в сторону больших обобщений. А конкретно, в сторону разговоров (моих) с Богом (общим). Удивительно, что когда я прошу Бога благословить Германию, он всегда меня слушается (посмотрите на Германию!), а когда Бога просят благословить России, он не слушает вообще никого (посмотрите на Россию!).
Bonus исключительно в видеоверсии (в эфир не вошло): наши разговоры с Троянской во время выпуска новостей по поводу воскресной премьеры "Парсифаля" Кирилла Серебренникова в Венской опере (правда, Вагнер в "Парсифалю" тоже кое-какие усилия приложил). И конкретно о серебренниковском разделении Парсифаля на знаменитого, но на премьере довольно скучного спевшего тенора Кауфмана и некоего разнообразно раздеваемого прямо на сцене и весьма сексуального юношу (Милонов, молчать!)

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Мнение православных мне неинтересно (как и членов КПСС), но мнение верующих - вполне. Есть повод...

Вот текст - видимо, один из последних - которые я написал для "Делового Петербурга". Там в редакции - изменения, "колонки мнений" уходят из употребления (я даже не сетую, а констатирую). Но мне интересно, что думают о теме текста верующие в России. То есть мнения типа "женщина - священник, это все с развратного Запада" и "геи - это содомия" меня вообще не интересуют, это для зрителей "Спаса" или ТНТ. Но поскольку вера - это врожденная данность, типа гомосексуальной ориентации, то мне интересно мнение тех, кто таким родился.

Прежний Иисус и новые Марии

Столько новостей из Германии для тех, кто уверен, что Европа гибнет! (Интерес к ним велик, потому что многим гибель Европы отчего-то мнится спасением России). И буквально на днях закат Европы, говоря высоким слогом, отбросил мрачный отсвет на шпили знаменитого Кёльнского собора.

Епископу Кёльна сегодня не позавидовать: в его епархии на новый виток пошел скандал, связанный с сексуальным насилием в церкви. Это дела минувших дней, главный фигурант (священник) уже умер, однако скандал пытались замять столь неловко, что это вызвало новый скандал. Там собрали журналистов, пообещав сообщить о результатах расследования, - однако потребовали полного молчания. Разумеется, журналисты дружно встали и ушли, всем об этом рассказав. После чего, как ехидно сообщают в газетах, сервер епархии рухнул от наплыва желающих заявить о выходе из церкви. (В Германии оформление отношений с церковью – серьезная бюрократическая процедура. Благочестивый христианин информирует о своей вере налоговую инспекцию, чтобы та перечисляла общине уплаченный им «церковный налог». Выход же из церкви и вовсе оформляется в административном суде…)

А пока епископ горевал внутри собора, на площадь перед собором вышли женщины из христианской инициативы «Мария 2.0». В руках их был плакат с реформаторскими тезисами, который они чуть не прибили к дверям на манер Лютера. Этим тут не удивить: когда разгорелся сексуальный скандал, перед Кёльнским собором и вовсе поставили статую епископа, на котором вместо тиары была головка члена. Но к тезисам имеет смысл присмотреться.

Там есть пункт о праве женщин занимать в церкви любой пост. Женскому движению было бы странно подобное требование игнорировать. Литургия не марш-бросок в полной выкладке: почему бы женщинам и не быть священниками? Это давно привычно у протестантов. Есть пункт не просто о расследовании сексуальных скандалов, но и об искоренении их причин. К которым католические феминистки относят и целибат, требуя его отмены. Что тоже логично: целибат – это заведомо проигранная битва с либидо, с непреодолимой силой, без которой мы бы вымерли. И если либидо от Бога (а от кого еще?), то запрет на сексуальную жизнь – это и ханжество, и богоборчество… И еще один важный пункт – это «благодарное отношение к самоопределению, осознанной сексуальности и партнерству. Потому что проповедуемая церковью сексуальная мораль чужда жизни, дискриминационна и больше не воспринимается большинством верующих». Иными словами, церковь не должна осуждать никакие сексуальные союзы – ни официальные, ни неофициальные, ни гетеросексуальные, ни однополые.

Здесь, по идее, должен следовать пассаж типа «ни в коем случае не собираюсь учить православных, как им жить…» - но, по-моему, тут как раз православным есть чему поучиться. Потому что как бы ни забивалась Россия в дальний угол от Запада, мировые перемены доходят и туда. Православной церкви надеяться в информационную эпоху жить «по старине», защищая «вечные ценности» - это как надеяться в индустриальную эпоху сохранить вечные ценности монархии, крепостного права и пахоты на лошадях. Православию – и православным женщинам в том числе – все равно придется и поднимать вопросы из современной повестки дня, и отвечать на них. Бормотание сквозь зубы о женской «нечистоте» в качестве аргумента о невозможности стать священницей звучит невнятно. А упорное игнорирование врожденной природы сексуальной ориентации не дает ответа на простой вопрос: «Ну, и как быть тогда верующим гею, лесбиянке или небинарному трансгендеру?»

Так что мысль о том, что однажды пасхальную службу в храме Христа Спасителя проведет православная патриархиня, вовсе не выглядит еретической. В Германии генсеком Конференции католических епископов только что избрали женщину по имени Беате Гиллес. И авторитет церкви от этого ничуть не пошатнулся: скорее, наоборот. Единственное, что пришлось ради фрау Гиллес изменить – это добавить к прежней должности «секретарь» приставку «генеральный». В немецком языке, в отличие от русского, феминитивы образуются без малейших проблем. Но без «генерального» даже в немецком языке феминитив от довольно высокой должности «секретаря» звучит абсолютно как «секретарша»…

"Коридор Егора Жукова" и осень патриарха

"Коридор Егора Жукова" - это параметры, в каких реагирует на запрос на обновление российская автократическая гибридная система: между "обязательно признать виновным" и "не сажать всерьез, чтобы не сделать икону". Неотвратимость наказания - важный опорный пункт режима, давно превратившего суды в заградотряды, к вине или к справедливости не имеющие отношения. Не случайно изваянная в бронзе русская Фемида, единственная среди всех известных миру Фемид, стоит перед Минюстом блядь блядью, - с бесстыже открытыми глазами. Против Жукова сфальсифицировали первое дело, но сфальсифицировали столь неуклюже, что пришлось фальсифицировать второе. Потому что, повторяю, если человек в России попался Фемиде на глаза - он обречен. В воспитательных целях: чтобы все понимали, что бороться и требовать обновления бесполезно.

Вторая стена коридора - условный срок. Реальный срок Жукову было давать себе дороже. Он и так обыграл всех старцев у власти : он молод, абсолютно бесстрашен, ему плевать на деньги, но он готов поплатиться свободой за свои идеи, его последнее слово на суде блестяще (думаю, прочитали все, но если нет, можно хотя бы здесь, в ЖЖ у Мальгина). Он бьет дряхлеющего, утрачивающего последние связи с реальной жизнью, злобного и злопамятного Голиафа совершеннейшим Давидом, - и реально законопатить Давида в узилище означает публично признать себя дряхлым, злобным, трусливым. Плюс спровоцировать рождение новых Давидов. Разумнее иной вариант: держать на коротком поводке, чморить внесением в список террористов, рассчитывая на подкуп, слом, ошибку, - словом, на время. Эта тактика хорошо сработала с Навальным: Путин его просто пережил, давая всем время устать от осужденного, но не севшего Навального примерно так же, как устали все от самого Путина. Ну, Навальный-Путин, Навальный-Путин: сколько можно, надоело. Герой становится героем - вместе со всеми своими идеями - лишь когда на взлете погибает. Если бы идиот Ирод не потребовал казнить Иисуса, а поступил бы с ним, как Путин с Навальным, мы бы вместо христиан имели группку нытиков, уверенных, что Иисус из Назарета - это проект самого Ирода, профинансированный Пилатом. А иначе чо ж он на свободе по Галилее разгуливает?

Но у "коридора Жукова", он же "коридор Навального", есть один конструкционный изъян. Те, кто его создали, стареют, дряхлеют, все больше впадают в паранойю, все больше трясутся за свою свободу и жизнь, все меньше доверяют даже социально близким. А в коридор заходят все новые и новые молодые: бесстрашные. То есть коридор не воспроизводит его строителей, но воспроизводит его разрушителей. Это как в 1989-м, когда - взрыв! - стали ежедневно появляться собчаки, старовойтовы, станкевичи, поповы, - а коммунисты перестали воспроизводиться, а потом и вовсе стали исчезать.

Вот это и есть главная проблема дряхлеющего, злобствующего, маразмеющего патриарха: невоспроизводимость. Потому что воспроизводимость чего угодно - хотя бы преемника, способного взять страну в свои руки - означает конец патриарха. А в воспроизводимости молодого сопротивления ключевое слово не столько "сопротивление" или "молодость", сколько "воспроизводимость". Меня радует то, что Соболи или Жуковы стали появляться каждый месяц, но меня не проведешь их молодостью. В конце концов, я всю жизнь слышу , что надежда только на новую прекрасную бесстрашную умную молодежь, - и всю жизнь наблюдаю, как эта новая прекрасная бесстрашная умная молодежь превращается в образцово унылое говно.

Система должна воспроизводить сопротивление. И придуманный нынешней властью "коридор Жукова" это воспроизводство не останавливает. Он, скорее, свидетельствует, об обратном: что подо льдом сохраняется жизнь.

Тут о прелестнейшей женщине Татьяне М. и о современной русской привычке обидок и посылания на М.

Опубликовано в "Деловом Петербурге". Это очень о том, во что в России превратились не только запутинцы, но и противопутинцы. Дайте кто-нит почитать, что ли, какой-нит Татьяне Москвиной.

УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ

Меня на днях обматерила петербургская критикесса и писательница М. – автор многочисленных и довольно популярных морализаторских эссе. Назвала бездарью, дураком и прочим земляным червяком, несколько раз похабно ругнулась и, чтобы я не пискнул робкой мышью в ответ, забанила навечно в фейсбуке. В фейсбуке все и происходило. Облаять и забанить – обычное на Руси дело, не стоило бы и поминать. Как говорится, видная критикесса сидела в цыганской шали, а бедные стихотворцы от страха едва дышали.

Любопытен, однако, для ругани повод.

Критикесса страшно оскорбилась за Петербург. Ее оскорбила моя запись, сделанная на каникулах летом. Я рванул тогда из Софии в Пловдив (он в этом году назначен культурной столицей Европы) и написал, что этот город - болгарский Петербург, если Софию принять за болгарскую Москву. Что там модная публика и мовида в ночи, что там дивный оперный фестиваль в античном театре под открытым небом, что там ресторанные улицы круче Рубинштейна, потому что не сидишь среди машин: в общем, надо ехать. А в ответ от критикессы получил, что Пловдив – зачуханный и задро… ну, в общем, что это ничтожнейший городишко, что сравнивать с ним Питер – это как зад с пальцем, что тьфу и пфу.

Несколько смущенный (непонятно было, считает критикесса Питер задом или пальцем), я ответил, что только что посмотрел в Пловдиве «Орфея и Эвридику» в постановке своего любимца Стефано Пода, что в Питере такое увидеть вообще нереально, и что… Ну, я невысокого мнения о нынешнем петербургском музыкальном театре. Даже Мариинский сегодня – это, в общем, уровень крепкого немецкого театра категории B, но не выше. Увы. Мне есть что и с чем сравнивать, в конце концов.

И тогда пуще прежнего критикесса взбесилась. Я узнал многое и про себя, и про питерский театр, которому не годится в подметки весь мир. Мне был шах и мат, - и мата было много.

Оскорбленность по любому поводу в нашей стране – рядовое, привычное дело вот уже 7 лет, когда оскорбившиеся православные засадили в тюрьму девушек из Pussy Riot. С тех пор оскорбляются целые пласты – от «социальной группы чиновники» до «социальной группы граждане России». Оскорбляются за родину, за веру, за царя, за Вторую мировую, за СССР, за Сталина и за Путина. Я долгое время думал, что да, оно понятно – в стране застой, падение доходов, просвета нет, сменить власть невозможно, остается вымещать злобу на том, кто не даст сдачи. Типичный рессентимент,Collapse )

Явление "Иисуса" Латыниной народу

Мне казалось, в России - где христианство сейчас играет примерно роль коммунизма в СССР перед развалом - любой недогматический взгляд на историю Иисуса должен вызывать приступ чтения до утра (тоже как в СССР, где именно так мы читали что Джилласа, что Авторханова). Но фигушки: похоже, книга Латыниной взрыва не вызвала. Ниже - моя рецензия, опубликованная в "Деловом Петербурге". Добавлю, что мне кажется безумно интересной идея, вытекающая из текста Латыниной. Христианство в его современном (т.е. прежде всего западном) изводе куда важнее и сильнее того, что говорил Иисус. Более того: оно во многом идеям Иисуса из Назарета попросту противоположно. Иисус был яростный и безумный религиозный фанатик, посылавший в ад всех с ним несогласных, к тому же израильский нацист, сравнивавший уже хананенян с псами. Нацизм Иисуса начали исправлять апостолами, а фанатизм церковь исправляло долго, последний гвоздь в гроб Иисуса забив уже после Освенцима. То есть нынешняя религия добра, прощения, мира и любви не есть религия Иисуса Христа, но это не важно: современному христианину вообще до Христа может и не быть никакого дела. Движение важнее идей основателя; река важнее ключа; море важнее реки. Из этого следует еще один вывод: гуманизм (точнее, перевес гуманизма над ненавистью ) заложен в биологии сапиенса. Это биология нашего вида постепенно вытравила и вымыла из христианства весь его яд, всю его ненависисть к инаковости. Мораль - порождение эволюции, а вовсе не результат церковного учения. Просто церковь довольно долго приватизировала моралетворчество. Да, Христос был эдаким Осамой Бен Ладеном для своего времени, но мы за две тысячи лет всю жестокость, нетерпимость, непримиримость из памяти об этом человеке убрали. Что не должно говорить в пользу Осамы, но должно говорить в пользу человечества как животного вида.



ЯВЛЕНИЕ ХРИСТА НАРОДУ

Рецензия на книгу: Юлия Латынина. Иисус. Опыт исторического расследования. – М.: Эксмо, 2018.

Когда Алексея Венедиктова, историка по образованию и начальника Латыниной по эфирам на «Эхе Москвы», спрашивают, что он думает о латынинском «Иисусе», тот возводит очи горе и говорит, что книга хороша тем, что провоцирует интерес к истории христианства. (О, мастера слова!) Когда же о книге Латыниной спрашивают митрополита Илариона (Алфеева) или о. Всеволода (Чаплина), они отвечают, что Латынина спекулирует на теме христианства. (Впрочем, они бы и Новый Завет, не будь он одобрен издательским советом РПЦ, объявили бы спекуляцией на вкусах толпы - впрочем, именно такой спекуляцией Новый Завет и является, поскольку к толпе обращен).

Но, как бы то ни было, даже интеллектуалы насторожатся, если им скажут, что расследование Латыниной сводится к тому, что Иисус был вовсе не богом любви и смирения, подставляющим левую щеку после удара по правой. По версии Латыниной, он был лидером секты религиозных фанатиков, ведущих джихад против неверных, возглавившего вооруженный переворот в Иерусалиме (известный как изгнание торговцев из храма) – и поплатившегося за то жизнью.

При этом любой человек, читавший Четвероевангелие просто как текст, непременно спотыкался на частые неувязки слов и дел Иисуса с той благостной идеей смирения и добра, к которой, в общем, пришло к сегодняшнему дню христианство – по крайней мере, западное. Иисус не только устроил погром в храме (Pussy Riot на его фоне просто девочки), но и публично заявлял, что не мир принес на землю, но меч; и что он пришел разделить «человека с отцом и дочь с матерью», ибо «враги человека – домашние его». (Мф.10.35-36). При этом, как иронично заметил Бертран Рассел в эссе «Почему я не христианин», там, где Сократ доброжелательно выслушивал мнение оппонента, Иисус немедленно грозил несогласным всеми муками ада.Collapse )

Хэллоуин, православие и Германия

Зевнул на очередной истошный призыв в твиттере "уважать себя, не праздновать заморский Хэллоуин" - и начал выбирать, во что бы сегодня вечером приодеться. У нас в Аугсбурге в театре по случаю Хэллоуина какое-то особое представление в фойе, и пуловер от Energy с бархатными черным подсвечником и черными свечами на черном фоне, думаю, подойдет. А то, можно подумать, отмечать день рождения еврея из Назарета - русское дело!.. Или быть основанным скандинавскими разбойниками - русское действо!.. Но особенность России в том и состоит, чтобы не изобретать свое, а брать чужое и в итоге делать его своим: от христианства до марксизма. И все русские праздники - импортного происхождения, от Нового года до Первомая, от Пасхи до 8 Марта. Свой, домодельный - это 4 ноября: натужный, пустой, просто дополнительный выходной.

Кстати, считать, что "православие Хеллоуин не одобряет" - большая натяжка. Да, среди тех православных попов, что на виду, злоба часто соперничает с глупостью в своем изобилии. Но вот текст про Хеллоуин с портала "Православие и мир", на который я переодически захожу. Готов подписаться.

Хэллоуин - замечательный праздник, потому что в нем сходятся миф и ритуал, понятные каждому ребенку. А это - важнейшие условия популярности праздника. Кстати, напомню, что Хэллоуин - это канун, сочельник Дня всех святых. Так что в этот день, 1 ноября, у всех в Германии будет выходной. И вся Германия отправится навестить могилы родных.

А я, за неимением таковых, отправлюсь погулять-побродить по осенним Альпам. Мне до них электричкой - всего полтора часа. Верхом на метле добираться и медленней, и дискомфортней.

Полтавченко и православный девелопмент. На смену гауляйтера в Петербурге.

Путин, стало быть, дал пинка под зад Полтавченко, официально числящегося губернатором Петербурга, хотя никаких ни мэров, ни губернаторов в России нет по той простой причине, что Россия - автократия, а не федерация. Название страны - увы, типа СССР или КНДР.

Полтавченко был человек пустой; сказать о нем нечего. Как у многих пустых людей путинского типа, не знакомых с трудом самостоятельного мышления и самообразования, он заполнил себя тем, в чем чувствовал реинкарнацию советского, имперского, коммунистического, знакомого: православной церковью. Как анекдот рассказывают, что в Смольном при нем соорудили иконостас; госслужба прерывалась молебнами. Не знаю правда ли это, - но правда то, что он любил летать на Афон. Оно и понятно: при своих гэбэшных погонах Полтавченко питерским батюшкам цену знал и понимал, что они сольют его исповедь еще до того, как он подойдет под причастие. При Полтавченко в оборот вошло выражение "православный девелопмент". Это когда человек подает документы в Смольный на строительство, и отказа (как при Матвиенко) ему нет, но и подписи нет. Так тянется месяц; третий; шестой. Начинает выведывать. Ему в ответ: "А вы, часом, не в среду документы подавали или в пятницу? А документы за вас кто приносил? Ка-а-а "сами"? Что, не через уполномоченного батюшку да еще и в постный день?!"

Когда Полтавченко только назначили, сенатор N. передала, что он ко мне неплохо относится, потому что ненавидит Матвиенко, которую я публично, в эфире "Вестей FM" назвал гауляйтершей, которая правит Питером в интересах рейха. (За это я лишился навсегда эфира и в "Вестях", и на всех гостелеканалах). Якобы Полтавченко повторял : "И правда - гауляйтерша!"

Но сам Полтавченко стал точно таким же гауляйтером, молча и услужливо подставляющим город под Путина. Не горожан ведь, избиваемых орками из ОМОНа, ему было защищать. И, как всегда, отвратительное-властное в Москве превращалось в мерзотно-лизоблюдное в Питере. Когда Путин этим сентябрем катил по городу, по маршруту эскорта закрывали не только движение наземного транспорта, но и станции метро. Так закрыли "Горьковскую", возле которой шел фестиваль "Послание к человеку": одна из дневных пресс-конференций попала под Путина, и опоздали все, в диапазоне, условно говоря, от Соррентино до Фанни Ардан.

Я не думаю, что Полтавченко был снят с гауляйтеров из-за того, что плохо подкладывал под своего начальника город. Просто в российской власти идет отрицательный отбор, и быть просто пустым стало уже недостаточно. Сегодня нужно с визгом кусать всех слабых, исходить воем на чужаков и перед хозяином ползать так, чтоб после полы не мыть. Если передача вот этого выступления нового и.о. губернатора Беглова перед студентами в марте 2018 года верна, то недолго новому гауляйтеру с приставкой "и.о." ходить.

А для Полтавченко у богородицы можно попросить только милости: например, тихой эмиграции в Швецию или Финляндию, где на пенсии да-по-над озером поймет он возможность другой жизни, и ужаснется своей пустоте, и сядет за мемуар.

Германия. Хозяевам на заметку: мобильное животноводство (op. 2)

(Off topic: билеты на мою питерскую лекцию о знаменитом гарвардском историке, русисте Ричарде Пайпсе 12.07 в 19.30 - здесь, а график экскурсий на выходных выложу завтра...)

...Продолжаю немецкую тему.

В Баварии в прошлом году я впервые увидел своего рода мобильное животноводство: которое на колесах. Началось с того, что в Миттенвальде, в Альпах, залюбовался пасущимися на горных лугах козами...



...А потом обалдел оттого, что этих коз на моих глазах загнали в автоприцеп и увезли неведомо куда - должно, доиться, должно, производить горный козий сыр. Вон, видите, рога торчат?



Все логично. Альпийский луг - ценный ресурс, он если нет возможности держать скотину рядом, ее нужно привозить! Из-за горного сыра - Bergkäse - у меня даже случилась стычка с подмосковным жуликоватым сыроваром Олегом Сиротой (который родственник православного жуликоватого негодяя Германа Стерлигова; за подробностями - сюда).

А недавно увидел  в Баварии работающий по тому же мобильному принципу автокурятник. Посмотрите: кур привозят на сжатое поле (скорее всего, каких-то там зерновых). При уборке часть зерна все равно наверняка остается на земле. И вот куры его и доклевывают.



По-моему, отличная идея. Повторяю: хозяевам на заметку.

Что делать с церквями, когда кончится Путин?

А ведь делать что-то придется.

Потому что когда кончится Путин, кончится и Гундяев. Как это будет выглядить, мы помним по перестроечной прессе. Раскроются и опубликуются эфэсбэшные досье на епископат, станет ясно, кто в каких званиях состоял, кто под каким агентским именем существовал, кто на кого доносит и кому сколько давал, - ну, и прочее, совсем уж пикантное.

В общем, грохнет и покатится, - и тогда из православной церкви паства и спонсоры побегут с той же прытью, с какой бежали когда-то партийцы из КПСС. Тем более, что невелика разница.

И вот тогда, повторяю, - что со всеми этими ужасными, бездушными, убогими новодельными храмами делать? Когда в разы сократятся поступления даже не на капитальный, а косметический ремонт? У РПЦ сегодня 36878 храмов и 944 монастыря, - да просто желающих не наберется их содержать.

В современной России ведь церковь строят не тогда, когда собираются верующие и собирают деньги (у нас этой процедурой обычно прикрывают уже принятое решение - вспомним дивную лужковско-гундяевскую идею "200 храмов шаговой доступности в Москве". То есть они, Лужков с Гундяевым, приняли решение, что надо построить 200 храмов для окормления, как до того Лужков принимал решение строить павильоны "Русского бистро" для кормления).

Это вам не Запад, где церковное здание, утратившее содержавшую его общину, нередко кардинально перепрофилируется - под жилье, под библиотеку, под роллердром. В английском городе Фокстон я с удовольствием рванул пинту в церкви, переделанной в паб; барная стойка размещалась, натурально, в бывшем алтаре. Кощунства в этом нет - Христос, если верить его словам, появляется не там, где во имя его положили кирпичи, а там, где во имя его собираются люди. Кощунство - это этого когда кирпичи ценнее людей.

И финансирование церквей на Западе прозрачно. Я на прошлой неделе был в Нюрнберге с соборе Св. Лаврентия (Lorenzkirche) - нетопленой готической махине в самом центре. Надпись извещала, что ежегодное содержание храма обходится в 800 тысяч евро, которые поступают от 2240 жертвователей, но что этого не хватает, так что просьба помочь. Там не топили, подозреваю, именно потому, что не хватало.

Так вот - что делать с понастроенными квадратно-гнездовым способом православными церквями? Городской пейзаж они не украшают: большей частью это грубые имитации и без того убогой церковной архитектуры второй половины 19 века.

Ну правда, что там устраивать? Станции юных техников? Районные музеи? Музеи по образцу парижского Musee des Arts et Metier или питерского Арктики и Антарктики (они оба в бывших церквях, в обоих под куполом висят самолеты)? Креативные пространства? Школы творчества школьников? Бассейны? Склады? Библиотеки?

Особо интересно знать мнение нынешних людей воцерквленных, но умных. Они же должны чувствовать всю эту невероятную пошлятину, грубятину и злобятину гундяевщины? Те, в ком хоть капля совести и ума, должны понимать, что однажды это кончится? Что какой-нибудь о. Андрей Кураев думает, а?