Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Книжка про Торгсин ("ТОРГовля С ИНостранцами") проф. Осокиной: читать, наслаждаться и ужасаться!

Еще одна книжка из лонг-листа этого года премии "Просветитель", на этот раз от издательства НЛО. Моя рецензия только что опубликована в "Деловом Петербурге", ниже дублирую. В который раз убеждаюсь, что книги уехавших на Запад русских в целом сделаны интереснее и свежее книжек неуехавших русских, - по крайней мере, так обстоят дела с популярными трудами по истории.


Елена Осокина – профессор университета Южной Каролины и социально-экономический историк. А ее книжка про индустриализацию на примере работы Торгсина – прелестнейшая бонбоньерка, как написал бы я, когда бы внутри этой изящной коробочки не лежали вместо конфеток отчаяние, голод, нищета, трупы. А так даже не знаю, как и написать, потому что это редчайшее сочетание: изящно об ужасном. Такой реквием эпохи барокко: золотые шары над чумными могилами. И урок, кстати, всем пишущим: чтобы нарисовать картину масштабного ужаса, не обязательно описывать сам ужас, можно просто укрупнить деталь, совершенно, казалось бы, не имеющую к ужасу отношения.

И действительно: нам кажется, что Торгсин, созданная в 1930 году сеть магазинов для торговли с иностранцами за валюту – это такой оазис буржуазного мира в сталинской России. Нас всех вводят в невольное заблуждение булгаковские «Мастер и Маргарита» со знаменитой сценой, когда Коровьев и Бегемот отправляются в торгсиновский универмаг на Смоленской площади. И видят там невероятные штуки ситца всех расценок, и штабеля коробок с обувью, и пласты жирной розовой плачущей лососины… Ну, где они устраивают очередной фирменный кавардак и сажают, как в лужу, в кадку с сельдью фальшивого иностранца в сиреневом пальто.

На самом деле это лишь парадная витрина. И Торгсин - ни в коем случае не сталинский предтеча брежневской «Березки». Торгсин на вершине своего могущества в 1933 году – это сеть из 1526 магазинов, по большей части сельских лабазов. Главный, массовый покупатель Торгсина – не иностранец, а полуголодный горожанин или умирающий с городу крестьянин. Основной товар – не лаковые туфли-лодочки и не розовая лососина, а крупа, мука, масло. В каждом лабазе сидит оценщик драгметаллов и в обмен на золотые крестики, царские червонцы или сережки дозволяет за торгсиновские рубли приобрести сколько-то сахара или муки.

Зима 1932-1933 годов – это не только пик индустриализации, когда для закупки западных машин и станков требуется все больше золота и валюты. Это и апогей коллективизации. Частное сельское хозяйство в СССР разорено, крепкий крестьянин сослан, а бедняк загнан в колхоз. Итог – один из величайших искусственно созданных голодов ХХ века, по жертвам сопоставимый с Большим Террором. Продукты, и даже хлеб, и даже в Москве – по карточкам. В Торгсин несут последнее, какие-нибудь венчальные колечки. Государство принимает их по цене, выгодно (для себя) отличающейся от мировых. А муку, крупу или масло продает втридорога. Выбора нет: частная торговля тоже уничтожена. По сути, Торгсин - прообраз обмена времен ленинградской блокады, когда умирающий отдает последнюю реликвию, какие-нибудь каминные часы, за десяток яиц.

Елена Осокина подробно разбирает экономическую эффективность этого механизма. Она работала с материалами в Российском государственном архиве экономики, и, вероятно, является крупнейшим знатоком деятельности Торгсина. Ее главный вывод ошеломителен: Торгсин работал эффективнее золотодобывающей промышленности СССР. Настолько эффективно, что Сталин в интервью 1934 года газете «Нью-Йорк Таймс» спокойно приплюсовал торгсиновское золото ко всему добытому золоту Колымы. Торгсин и был нашей Колымой, нашей подневольной золотой лихорадкой, нашей щелью между жизнью и смертью, что и описано в «Алхимии советской индустриализации» с изяществом и тонкостью кисти Босха.

Читать, наслаждаться и ужасаться.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 35
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Глядя из Германии. Op. 10. Я сортирую мусор по 12 видам. И знаю, как устроен мусорный завод

(Предыдущие опусы: op.1, op.2, op.3, op.4., op.5, op.6, op.7, op.8, op.9 )

На "Росбалте" вышел мой отчет с поездки на мусороперерабатывающий завод в Аугсбурге. Там много картинок. Здесь текст дублирую, но картинок даю поменьше.

МУСОРНАЯ ТЕМА

Есть страны, где мусор вывозят не на свалки, а на заводы. Там его превращают в удобрения, биотопливо и электричество, - словом, практически в счастье

Когда меня спрашивают о жизни в Германии, то часто спрашивают и о мусоре: «Это что, правда, что вам приходится сортировать его по трем видам?» Еще бы – больная российская тема! Протесты в Волоколамске, перекрывшие дорогу грузовикам на свалку горожане, брошенный в поддержку грузовиков ОМОН… Россия начинает тонуть в мусорном море, на берегу которого никто не хочет жить.

В Германии такого нет, поскольку нет мусорных свалок. Вообще нет. От прошлого остались несколько полигонов, куда новые отходы привозить нельзя.

А насчет сортировки мусора «по трем видам» - это, разумеется, ерунда. В Швабии, где я живу, у каждого дома – мусорные баки четырех цветов: для бумаги, для упаковки, для отходов еды (которые нужно вываливать в бак безо всяких пакетов, на советский манер) и для «прочего». Однако бутылки выкидываются в отдельно стоящие контейнеры, с сортировкой по цвету стекла. Отдельно сдаются лампочки и батарейки. Отдельно – одежда, отдельно – электроприборы, от которых, если они сломаны, отрезается шнур, а если пока работают, то не отрезается… А еще в цену некоторых банок и бутылок включен Pfand, залог, - их принимают специальные автоматы, залог возвращают.

Всего я сортирую по 12 видам. Наверное, их больше, но я здесь недавно. Зато уже знаю, как работает местный мусоросжигательный завод – мне до него полчаса не велосипеде. На бесплатную экскурсию туда каждый год приходят примерно 1,5% жителей швабской столицы Аугсбурга. Я тоже в этот процент вошел: ну, интересно же! А когда, пройдя по цехам (включая цех контроля чистоты мусоровозов), взглянув на пылающие печи, биофильтры и прочее, вышел на улицу, вопрос у меня оставался единственный: почему в России закапывают мусор в землю, если его переработка – золотое дно?

И, поскольку в России мало кто на таких заводах бывал, вот вам взгляд на AVA, Аугсбургский мусороперерабатывающий завод, который я свел к 10 пунктам.



1. От сжигания мусора нет запаха. Никакого! И трубы вздымаются в небо, и печи полыхают, и огонь есть, а дыма и запаха нет. Если бы не въезжающие в ворота мусоровозы (300 рейсов за день!), никто бы не догадался, что внутри. Дело в том, что дым проходит 7 фильтров очистки – от электрических и химических до угольных. В итоге на выходе «содержание вредных веществ ниже нормы вплоть до неуловимости». Хотя это большое производство: завод перерабатывает мусор от 1,15 миллионов человек!



2. Несмотря на печи, представление о заводе как о «крематории для мусора» неверно. Ни газ, ни другое топливо в печи не подается.Collapse )

Сланцевая нефть и давка возле скважины. Кстати, о моей лекции в Москве в среду!

На Ъ-FM вышел мой очередной подкаст, ниже он в тексте (а в звуке - здесь).

История, которую я в нем привожу - возвышения и краха пенсильванского городка Питхоул-Крик - взята из книги американского исследователя, лауреата Пулитцеровской премии Даниела Ергина "Добыча" (The Prize).

Об этой книге (не просто блестяще написанной, - чего стоит портрет строгого протестанта, душителя конкурентов Рокфеллера-старшего, в кругу семью обожавшего класть на нос печеньку, подбрасывать и ловить ртом! - но и весьма поучительной), и я буду рассказывать в 7 вечера в среду 20 июля в Москве в лектории компании "СитиКласс", чьи впечатляющие цены на билеты уравновешиваются приватностью обстановки. Это уже третья лекция из обзора любопытных современных социально-экономических теорий.

Вот завтра вместе с Даниелом Ергиным я и взгляну на мир на последние 150 лет егосуществования (и, отдельно, на Россию) сквозь нефтяную линзу. Билеты на лекцию - здесь.

* * *
< Рост цен разморозил добычу сланцевой нефти в США. Крупнейшие игроки увеличивают объемы бурения. По данным Baker Hughes, за неделю по 15 июля число установок увеличилось на 6 единиц до 357> История со сланцевой нефтью обходит Россию стороной.

Когда-то, в разгар американской «сланцевой революции» Владимир Путин высказался в том смысле, что добыча сланцевой нефти является экологически грязной, портит природу, - и все, у нас тема была закрыта.

Между тем неплохо бы ее открыть не в смысле технологий, а в смысле урока, который дает американский частный бизнес и предпринимательская инициатива в тех случаях, когда буксуют колеса больших корпораций, самой большой из которых является государство.

Если опустить технические подробности добычи, то сланцевой долгое время можно было считать нефть, добыча которой становилась рентабельной при высоких ценах – условно говоря, выше 90 долларов за баррель, что-то вроде нефтедобычи в Арктике. Когда в начале 2010-х нефтяные цены эту отметку перевалили, в США начался сланцевый бум. Когда цены рухнули, добыча сланцевой нефти немедленно сжалась. Вот теперь разжимается – хотя цены на нефть колеблются в районе 50 долларов. Потому что за время кризиса многочисленными добытчиками и перерабочиками ситуация была осмыслена, технологии изменены, себестоимость снижена, производительность повышена.

Эта история очень напоминает зарю американской нефтедобычи. В далеком 1861 году в Америке цена на нефть падала с 10 долларов за баррель в январе до 10 центов в декабре, а через год поднималась до 4 долларов. И в те легендарные какой-нибудь пенсильванский городок Питхоул-Крик поднимался в небеса из ничего, и участок земли, купленный за миллион триста в июле, перепродавался в сентябре за два миллиона. А спустя две пятилетки уходил с молотка за 4 доллара 36 центов,- и не было больше Питхоула-Крика. Но именно эти взлеты и падения ковали нефтяную эволюцию: от бочек – к цистернам, от цистерн – к нефтепроводам. Рокфеллер со своей монополией появился позже.

Не знаю, является ли моя мысль выводом, но обоснованным предположением точно. Когда мы имеем дело с технической революцией, будь то сланцевая добыча, интернет или генная инженерия, - тогда куча-мала, давка и конкуренция в эпицентре событий позволяют преодолевать кризисы и выковывать новые технологии куда надежнее, чем системный, основательный и безальтернативный крупнокорпоративный подход.

Попробуйте найти – да хоть в Арктике! - пример, который бы это опровергал.



Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

Мои аудиолекции:

- Смерть худлита и второе рождение non-fiction: что читать, зачем читать, где брать
- Издатели non-fiction: главные игроки и примкнувшие к ним шулеры

Дивное место в питерских е*енях: снова Street Art Museum

Важной чертой - и одновременно проблемой - Питера является консервативная предсказуемость маршрутов.
Очередь в Эрмитаж, цепляющаяся хвостом Александровскую колонную, будет объединять бедолаг, жуждущих попасть именно в "старый добрый" Эрмитаж, то есть в здания на Дворцовой набережной. А на входе в новый Эрмитаж в Главном штабе, в Эрмитаж авангардный и авангардно путаный, Пиотровско-Явейновский, куда перетащили импрессионистов и постимпрессионистов, где недавно был Бэкон, а сейчас дивная Заха Хадид - там не будет никого.
Ровно по той же причине за "альтернативное и прогрессивное" в Питере отвечает вполне себе коммерческий и буржуазный лофт "Этажи", хотя и рядящийся, как и положено буржуа, в рваные джинсики промышленной конверсии.
А реально альтернативное будет пробиваться долго, мучительно, в непонятках, - и при выходе на пенсию обретет, наконец, долгожданную славу "молодого крутого". Это вам не Москва, где какой-нибудь "Флакон" успевают понюхать все трендсеттеры еще за день до открытия.
Я это к тому, что реально пока еще крутое, и реально пока еще малоизвестное место в Питере - Стрит-арт музей, занимающий часть территории завода слоистых пластиков на углу шоссе Революции и Индустриального проспекта (это такая советская промышленная небритая жопа - я и про место, и про расположение).
В ночь с субботы на воскресенье там шел фестиваль Present Perfect, играл Hidden Orchestra и все было зашибись, как всегда бывает зашибись, когда в задницу мира втыкают ось мира (в России это путают обычно с сажанием на кол, но Стрит-арт явное исключение).
Экспозиция размером в небо, которая была осенью, полностью перезакрашена, - заводские стены играют роль и подрамника, и холста, и палимпсеста.
И хотя директор музея Андрей по непонятной причине не больно хочет, чтобы к нему валили толпы, - я вам советую к немусъездить (но имейте в виду, что музей открыт лишь по пятницам, субботам, и воскресеньям). А толпы, дорогой Андрей, и так фиг повалят, но если повалят, я тогда с чувством выполненого долга отвалю.
Для вдохновения же - картинки с вчерашней выставки.

1. Это очередь на входе.

2. Это тоже очередь на входе. Времени половина первого ночи.

3. Главная сцена фестиваля. Видеоарт в секунду делает то, для чего механизмам Мариинки или Михайловского требуется целый антракт.

4. Главное граффити размером с цех

5. Внутри цеха

6. Снаружи

7. Еще снаружи

8. Ну да. Слово соответствует содержанию

9. Утешение любителям соборности и скрепности

10. Хотя не знаю, принимает ли местный стрит-артист и примкнувший к нему хипстер предыдущую картинку на свой счет.

Street Art Museum на заводе слоистых пластиков: вот куда срочно бежать в Питере!

В прошлый weekend я добрался, наконец, до счастья, состоящего в том, что индустриальный рухнувший мир, которого в Питере в смысле кирпичей и конструкций навалом, и новый мир встретились, поцеловались и родили ребеночка. Такое рождение в Питере - действительно редкость, не считая лофта "Этажи" да кривеньких "Ткачей", на которых, после разгрома последнего этажа после гельмановских Icons, у меня зуб. Индустриальные развалины в Питере освоены куда меньше, чем в Москве, хотя их куда больше.
Вот как выглядит выставка Casus Pacis в Street Art Museum, и это шикарно:
IMG_4071small
IMG_4054small
IMG_4063small
IMG_4058smallIMG_4070small
Я сейчас специально не указываю авторов, потому что важнее другое - Casus Pacis, "Повод к миру", открыта лишь по пятницам, субботам и воскресеньям, и лишь по 15 сентября. Это одно из мероприятий параллельной "Манифесты", ради которой в Питер, разумеется, следует приехать тоже.
И еще одно важное замечание. По указанному на сайте адресу - шоссе Революции, 84 - наивного посетителя ждет лишь проходная завода слоистых пластиков. А музей - он со стороны Индустриального проспекта (я обозначил на карте). Вход видно загодя по огромным охряного цвета контейнерам, из которых cложена арка-вход.
  Выставка
Да, и еще: выставка резко антивоенная. Как хорошо, что Милонов сюда не добрался!
IMG_4039small
В общем, - ехать, бежать, лететь, плыть, стучать костылями (пока за это не накостыляли)!

Земля и воля

Из Москвы в Питер прискакали знакомые знакомых, покупать землю под Стрельной. Меня им рекомендовали как знатока Петербурга. Узнав, что одну из квартир собираюсь продавать, бросились смотреть прямо с поезда. Не понравилась: «в старом доме». Очень радовались назначению Зубкова: при продлении питерской линии земля у Константиновского дворца будет дорожать.
С собой будущие стрельнинские землевладельцы прихватили отпрыска, учащегося на таможенника, о чем с превеликою гордостью сообщили. Отпрыск оказался волооким, розовощеким и пухлогубым недорослем, умудрившимся ни разу к 20 годам в Питере не побывать. Перед тем, как отбыть на осмотр земель, родители уговорили меня «хоть немного показать парню Санкт-Петербург».
В машине дитятя:
а) попросил поставить радио с русской попсой;
б) на Дворцовой площади сказал, что «неа, Москва круче, там дома выше» и спросил, а «где здесь торговый центр вроде Манежки»;
в) узнав, что в Караганде, потому как в питерском центре такие центры некуда помещать, разочарованно протянул – «ну вы и живете…»
В Эрмитаж пойти отказался. А когда проезжали мимо «Авроры», попросил притормозить и помчался, как заяц, на крейсер. Когда же я сунул вахтенному сотенную за проход на капитанский мостик (на пропускании на мостик за мелкую мзду матросик делал свой бизнес; непонятно, делился ли с капитаном), и вовсе счастливо осовел, доверительно икнув мне в ухо, что никаким таможенником он, на хрен, быть не собираются, потому что тогда его «или убьют, или посадят», что это отмаза для родаков, а мечтает он о «Фабрике звезд».
Я его как-то сразу после этого полюбил.
Если бы все недоросли ради «Фабрики звезд» побросали свою таможенную, ментовскую, гаишную или гэбэшную учебу, я бы, ей-бо, стал «Фабрику» смотреть.

Данила сэтисфэктед.

Спасибо всем - особенно поклоннику шляп трилби и, соответственно, журнала ДжиКью, в который я когда-то писал и про трилби, и про борсалино... И правда, Гаршин, а не Чехов. Горизонталь времени. Осталось придумать ход, превращающий несовершенство памяти в коммерческий прием, не повторяясь особенно за алмазными венцами Катаева и не напрашиваясь в гости к Оушэну.
Еду кататься на роликах на Поклонку, а ночью на часик заскочу на Ольмеку на Винзавод, - бароны, присоединяйтесь...