Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Секс при социализме

Fuck!

Для кого я вообще все это пишу?

В гребаном СССР я бы знал, для кого. В гребаном СССР вообще умели заниматься лишь тремя вещами: еблей, водкой и чтением книг. Потом, конечно, выяснилось, что ни фига не умели. Водка была херовой; ебля была, выключив свет и стащив под одеялом лифчики и труселя; а книги читали лишь потому, что а хули еще, если не ебля, водка и книги.

В прекрасной России последующего у наследников предыдущего тоже все оказалось не сильно лучше, хотя сильно многообразнее. Вино по тройной цене вместо европейского, секс в диком страхе на намек на малейшую однополость... Ну, а книги исчезли, насколько я понимаю, вообще. Кто что читает? В лучшем случае - смотрят. Мне с вами ни о последнем переведенном Кельмане, ни о, не знаю, о так-и-не-переведенном-Пинкере не поболтать.

Я пишу письма Торричелли. В его пустоту. Те, кому меньше 50, уже не поймут эту фразу.

Вот рецензия на книгу из последних в никуда. Хотя и опубликовано в "Деловом Петербурге".

Ну, и что там с сексом при социализме?

Кристен Годси. Почему у женщин при социализме секс лучше: Аргументы в пользу экономической независимости. – М.: Альпина нон-фикшн, 2020.



Издатель прислал мне эту книгу со словами: «Она про феминизм. Возможно, тебе не понравятся идеологически, но…»
Хорошенькое начало. Книги по астрофизике как-то без предуведомлений обходилось.

Но, в общем, он правильно сделал.

Профессор  Пенсильванского университета Кристен Годси, если судить по ее книжке, - это такая балерина Волочкова от общественных наук. У обеих сходны энергия, умение обрастать поклонниками и, главное, интеллект (что, подозреваю, способствует обрастанию).

Главный тезис книги – в названии: при социализме женщинам жилось лучше, чем при капитализме. И секс, да, тоже был лучше. В доказательство, правда, приводится единственное исследование, проведенное в ГДР, целью которого было (Годси сквозь зубы это признает) желание продемонстрировать превосходство над ФРГ еще и в постели. Но это неважно! Важно, что для Кристен Годси, никогда не нюхавшей социализма, жизнь женщин при социализме представляется раем.

Оплачиваемый декретный отпуск, ранняя пенсия, государственные ясли и детсады – супер! Это в ФРГ в 1950-х женщина не могла устроиться на работу без согласия мужа, - а в соцлагере в те же годы «продвигали женский труд в традиционно мужских профессиях, например в угольной отрасли». Профессор Годси, наверняка ничего в руках тяжелее пениса и томика Сьюзан Сонтаг не державшая, пишет про женщин с отбойным молотком с искренним восторгом.

Для доказательства преимуществ социализма в ход идет всё. Движущаяся история социализма и капитализма заменяется набором фотографий, которые сравниваются произвольно, но попарно. Вот кухонное рабство женщин Запада (мужья эксплуатируют их на неоплачиваемой домашней работе). Вот свободная карьера женщин Востока. Хотя тут, конечно, приходится помалкивать про размер зарплат в СССР или про то, что неработающую женщину могли привлечь за тунеядство. А также про то, что кухня (и дом) у европейских рабынь были иного размера, и что там нормой были стиральная, а потом и посудомоечная машины. А со временем нормой стал и кашеварящий дома мужчина.

Я, признаться, давненько не читал книг, набитых таким количеством подтасовок, уловок и уверток, ошибок и нестыковок, используемых исключительно ради воспевания любимой идеи. К чести Годси, периодически она чувствует, что слишком далеко заходит, и тогда, пытаясь оправдаться, проборматывает, что знает о преступлениях Сталина и Чаушеску. Но тут же гордо вскидывает голову: нельзя же весь социализм мазать черной краской! Там и хорошее было, и его следует перенять!
Но в науке это так себе методология. Посмотрел бы я, как автор применила ее к эпохе нацизма. И сколько времени проходила бы в Америке в профессорах, призывая заимствовать лучшее у режима Гитлера, - ну, хотя бы, пособия молодоженам или дешевые семейные круизы от организации «Сила через радость». Уверяя, что гарантировать такое счастье может только нацизм.

Но самое отвратительное в книге Годси не басни про социализм. И даже не профанация идей равноправия (потому что, призывая к компенсациям женщинам за биологическое неравенство, нужно требовать того же и для мужчин: если мужчины живут меньше, почему бы им и не выходить на пенсию раньше?). И даже не то, что весь этот левацкий феминизм неизменно сводится к превосходству женщины над мужчиной, то есть к новой несправедливости. А то, что в прекрасном женском мире Годси нет места любви. Той самой, которую не отвергает даже самый посконный, портянками пропахший, мачизм.

Идеальная женщина для таких феминисток, - та, кто рожает от анонимного донора и делает благодаря квотам гарантированную карьеру, а мужчин посылает к черту. Любви ее достойны только другие столь же продвинутые женщины, и поэтому если у нее и есть в жизни трагедия, - так только та, что она не лесбиянка.

Нет уж: лучше – Волочкова.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 35
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Как теперь заниматься сексом, если даже намек на секс -абьюз? (Спойлер: да как при Пушкине примерно)

Забыл выложить вот этот текст. Он был написан для "Делового Петербурга" на злобу дня, но этой злобе предстоит еще очень долго литься на все койки мира. Парадигма сексуального поведения в очередной раз изменилась, и горе тому, кто этого вовремя не просек.

НЕПРИСТОЙНЫЙ ОФЛАЙН

Тема сексуальных домогательств надолго вошла в социальную моду и захватывает новые территории. Женщины, годами терпевшие унизительные приставания, сегодня называют имена не только домогавшихся их начальников и преподавателей, но и коллег. А также имена мужчин, которые их вообще не домогались, поскольку интересовались исключительно мужчинами. Но мужчина, домогающийся на работе другого мужчину, - это тоже ведь отвратительно, разве нет? И женщина имеет право публично заявить об этом.

Мои друзья в фейсбуке разругались вдрызг, поскольку примкнули либо к партии Имеющих Право На Достоинство Женщин, либо к партии Реализующих Заложенное Природой Мужчин. Я с трудом сохраняю беспартийность. Да, сексуальные домогательства на службе действительно отвратительны и мерзки, и действительно сродни дедовщине в армии… пока исходят от того, кого ты точно не мечтаешь увидеть в постели. Потому что в другом случае имеются варианты. И, да, конечно, женщины имеют право рассказать об унижениях… Хотя для женщины публично об этом рассказать, и публично отказать, и даже абьюзеру пощечину дать означает повысить свой статус. А для мужчины отказать женщине значит понизить (по крайней мере, в России) статус до слабака, импотента и гея. Для многих эти смешные упреки смерти подобны, про пощечину уж молчу. Кто расскажет о мужских унижениях?! И, кстати, вопрос: если для униженных женщин так важно поставить заслон явлению, то зачем они так часто называют конкретные имена? С именами – уж больно похоже на месть. И второй вопрос, еще более интересный. Проблема в том, что если не сделать непристойного предложения, то не получить и сексуальной жизни: как минимум, до брака. И как тут быть? Что-то я не вижу на партийных знаменах идеи девственности до свадьбы.

Кстати, ответа на этот вопрос - как заниматься сегодня сексом, если любой намек на секс легко толкуется как харрасмент? - не дает вообще никто. Между тем, и в постиндустриальном мире люди хотят друг друга. Особенно, если у них нет пары.
Но ответ тут очень прост, хотя и не очень привычен. Сегодня любое публичное пространство – от работы до коворкинга – для завязывания сексуальных контактов ис-клю-че-но. Это теперь минное поле для репутации и карьеры. Принося публичные извинения за былые абьюзы, телеведущий Павел Лобков точно объяснил причину своего рискованного поведения: для него «границы телесной неприкосновенности остались на уровне 2000-х годов». А к 2020-му они действительно расширились, и заметно. Сексуальное поведение людей (и в мире, и в России) сделало виток и вернулось де-факто к модели ХIX века, когда приставание к «приличной» женщине было невероятно опасно: вплоть до дуэли. Но безопасно было получать награду у неприличных женщин: проституция, слава богу, была рядовым явлением.

Но точно такая же модель складывается и сегодня. Работа, учеба, даже улица – это теперь зона приличности. А зона неприличности переместилась в интернет, куда с непристойным предложениям может отправиться тот, у кого больше нет сил сохранять пристойность. Достаточно установить Tinder (или для тех, кто, так сказать, любит погорячей – Hornet). Или просто зайти на старую добрую mamba.ru в любом ее варианте. Там делать непристойные предложения исключительно безопасно для всех. Можно изменить имя. Можно забанить того, кто тебя домогается, но неприятен. А если тебя забанили, то и бровью не повести: остающийся выбор все равно велик.

Вот, собственно, и вся незамысловатая схема.

В офлайне, - ни намека на секс, ни-ни: ни двусмысленной фразы, ни двусмысленного взгляда. А в онлайне – все, что заблагорассудится.

И эта схема будет обеспечивать безопасность и комфорт до тех пор, пока двое не поймут, что друг без друга не могут. И тогда к черту всю безопасность и все правила: профессор женится на студентке (я сам знаю такую семью, совершенно счастливую), а начальница выходит замуж за домогавшегося ее подчиненного (вы тоже такую семью знаете, если смотрели «Служебный роман»).

Всем же прочим – подчеркнутая асексуальность на людях и смартфон в руке.

О скелетах. И тут из шкафа со стуком вывалился baculum...

Ну, ок. Бакулюм - это кость в члене, странным образом отсутствующая у сапиенсов-самцов (потому что у большинства приматов эта удобная штука имеется). Но я сейчас об особенностях не коитального, а предкоитального поведения сапиенсов. Со всеми этими извинениями, кто когда кого и где лапал, кто к кому приставал, кто к кому в трусы залезал, и о новой этике, и о старой эстетике, которая так возмущает юненький феминисток стуком выпавших из шкафа костей. Ну, обо всем этом, что, похоже, только в сети и обсуждается - от поведения редакторов "Медузы" до поведения Паши Лобкова, который там какого-то мальчика в редакции "Дождя" лапанул. (Ах, парни на Лобкова не жаловались? Ну, думаю, со временем начнут).

Это возмущение идет от банального непонимания, что сексуальные домогательства были, есть и будут, - просто они принимают новую форму в зависимости от цивилизационной волны. Это то, о чем писал Элвин Тоффлер. В агрикультурной цивилизации сексуальные домогательства имели одну форму. В индустриальную - другую. В поистиндустриальную - третью.

СССР был государством индустриальной эпохи. У кого-то пустая хата либо дача. Либо есть общаги, где умение обойти вахтершу - важнейшее из искусств. Гоним туда. Ля-ля, ля-ля, выпивка, музыка, танцы-шманцы-обжиманцы. Поцелуи за занавесками. Вечно запертая дверь в ванную. Или провожание до дома, а там, в подъезде - попытка поцелуя или больше. Можно было встретить сопротивление, но можно было и не встретить - как в анекдоте про поручика Ржевского. И в публичных местах, и на пьянках на работе, всегда одним из смыслов было то, о чем очень точно писал Евтушенко:

В ЦПКиО,
           в ЦПКиО,
мини еще не минированном,
ценная мысль -
                     подцепить бы кого -
в молодости доминировала


Почитайте стихотворение Евтушенко дальше: там про технику и технологию телесного контакта в публичном советском месте в 1960-х. И сейчас прямое, по Ржевскому, сексуальное домогательство, никуда не делость, просто переместилось: на мамбу,  в тиндер или (по вкусу) хорнет. Там возможно прямое сексуальное предложение. И прямое согласие (или категорический отказ, вплоть до блокировки пристающего).

Этого не понимают ни старики, защищающие эстетику знакомств исключительно в офлайне, ни молодые, которой этой единственной эстетики прямого знакомства не знали, ныряя сразу в сеть (или, наоборот, зная об этой возможности, игнорировали ее).

Вот и все. Это никакой не столкновение "западной толерантности" и "русской посконностью" - это типичная пограничная ситуация на стыке цивилизационных волн. Хочешь засовывать руку в трусы симпатичненькой или симпатичненькому - валяй в сеть, там возможностей для этого в тысячу раз больше, и не придется краснеть поутро после корпоративной пьянки.

Онанисты и моралисты

Мой недавний текст из "Делового Петербурга". Ниже даю его оригинал (восстановив пару фривольностей, от которых, признаться, не смог удержаться).

Онанисты и моралисты

Геннадий Онищенко, в прошлом замечательный эпидемиолог, а затем эдакий Торквемада и Савонарола на различных госдолжностях, недавно рассказал радиостанции «Говорит Москва» о пагубе подросткового онанизма. Он призвал бороться с этим явлением на уровне семьи и школы, и уж непременно в больших городах, - таких, как Петербург, «где к этому вопросу достаточно фривольно относятся». Не знаю, на какие данные Онищенко опирался, но от злых людей прозвище «Онанищенко» получил моментально.

Однако обратите внимание: влиять на сексуальную жизнь (под знаменами нравственности) у нас чаще других пытаются государственники с повадками церковников и церковники с повадками государственников. А не, скажем, члены общества садоводов или исторические реконструкторы.

Государственников и церковников объединяет одно: они считают, что наши тела нам не полностью принадлежат. Церковь смотрит на человеческое тело как на богом данный (в аренду) приют для души, - и может, например, отказать в отпевании, если человек распорядится этим приютом сам, наложив на себя руки. А государство смотрит на наши тела как на топливо для своего котла, - вот почему мальчиков 23 февраля поздравляют в школах как «будущих воинов», а девочек 8 марта – непременно как «будущих мам». Функция телу предписана, и отказ (скажем, откос от военного призыва в мирное время) рассматривается как преступление.

Ответ на вопрос о принадлежности тела имеет большое значение. Если вы считаете, что ваше тело есть ваша полная собственность, то вы должны признать и за другими право своим телом как угодно распоряжаться. Например, заниматься проституцией, которая есть свободный обмен тела на деньги – точно такой же, как обмен на деньги мозгов или трудовых мозолистых рук. С этой точки зрения, к нравственности работа проституткой имеет не большее отношение, чем работа смотрителем маяка.
Collapse )

Почему подросткам заниматься спортом - хорошо, а заниматься сексом - плохо?

Читаю: детский омбудсмен в Псковской области Наталия Соколова предложила ужесточить контроль над сексом подростков и привлекать к уголовной ответственности подростков за секс с подростками младше их. «Например, если парню 15 лет, а он привлекает к половому акту 12-летнюю, заведомо понимая, что она младше, должна наступать уголовная ответственность».

Ну ок, ладно. Про Ромео-Джульету не будем, это литература, а у нас жизнь.

Достаю Гиффордские лекции Карла Сагана. Саган был ведь не только великим астрономом, у него был интерес к науке как таковой, - он увлекался, например, антропологией, с антропологами дружил. Читаю: "Имеется, чрезвычайно интересное статистическое исследование американского социолога Джеймса Прескотта на материале проведенного стэнфордским антропологом Робертом Текстором обзора сотен разных сообществ... В результате получились, по сути... два набора параметров... Принципиальные отличия соотносятся с тем, принято ли в этой культуре обнимать детей и допустимы ли для молодежи добрачные половые сношения... Все культуры, где детей обнимают, а подросткам позволено вступать в половую связь, обходятся в итоге без выраженной социальной иерархии, и все счастливы. Тогда как те культуры, где обнимать детей мешают некие социальные запреты, а на добрачный подростковый секс наложено строжайшее табу, вырабатывают сильную иерархию доминирования и вязнут в насилии и ненависти".

Саган подчеркивал (и я подчеркну) что статистическое соответствие не тождественно причинно-следственной связи, но все-таки...

Объясните мне, бога ради, почему подросткам нельзя заниматься сексом? Почему заниматься спортом или театрам - это хорошо, а заниматься сексом - плохо? Почему то, что дает такое огромное наслаждение, и то, что заставляет двух людей быть предельно открытыми друг с другом, должно быть подросткам запрещено? И запрещено тогда, когда проблема нежелательных беременностей давно решена?

Сексизм, сексисты, бабы-дуры и эдинбургский эксперимент как тост на 8 Марта

Свежий подкст на Ъ-FM (звук для желающих - здесь).
Тирлим-бом-бом!

8 марта станут известны победители премии рунета «Сексист года». Онлайн-голосование шестой год подряд запустила инициативная группа «За феминизм». Среди нынешних номинантов оказались детский омбудсмен Павел Астахов и помощник главы российского правительства Геннадий Онищенко. Журналист Дмитрий Губин считает, что сексизм в России носит бытовой характер, а утверждение о том, что мужчины умнее женщин, научно не обосновано.

В России женщины получили равные права с мужчинами исторически рано, сразу после февральской революции 1917 года. Во Франции, для сравнения, женщины сравнялись с мужчинами в избирательных правах лишь в 1944 году, а в Португалии – в 1974-м.

Но скорость получения желаемого часто играет злую шутку над ценностью желания.

Международный день борьбы за права женщин превратился в Советском Союзе просто в день женщин. Празднование которого начиналось довольно сексистски, с тостов «Выпьем стоя за милых дам!», а заканчивалось тоже сексистски, когда милые дамы мыли посуду за наевшимися и напившимися в усмерть хозяевами страны, - за мужиками. Сексизм сохранен и сейчас, в эпоху посудомоечных машин. Порталы, сайты, журналы перед 8 марта наперебой публикуют списки «самых влиятельных женщин-политиков» и «самых известных женщин в истории». Накануне 23 февраля, то есть симметричного мужского дня, никто почему-то не составляет рейтингов популярности политиков-мужчин. Потому что мужчины воспринимаются как мажоритарии. А женщины – как миноритарии. Мужчины – воины, первопроходцы, моторы прогресса. Женщины – учительницы, воспитатели, швеи, их место, что ни говори, рядом с ребенком и плитой, хотя – ха! – пусть готовить умеют все бабы, но почему-то все знаменитые шеф-повара – опять же мужики! И ученые мужи, кстати, тоже мужи, а не жены.

А исключения, от физика Марии Склодовской-Кюри до трехзвездочного шефа Анн-Софи Пик, лишь подтверждают правило, состоящее в том, что женщины нежнее, но мужчины – важнее, потому что умнее.

Разделяющие это мнение не знакомы, разумеется, с исследованием, проведенном еще в 2007 году в Эдинбургском университете. Целью исследования, если огрублять, было как раз выяснение, кто же умнее – мужчины или женщины? Задействованы были тысячи человек, их интеллект подвергался испытанию в семи тестах. Вердикт, опубликованный в журнале Intelligence, гласит: среди самых умных людей вдвое больше мужчин. И среди самых глупых – тоже вдвое больше мужчин. Иными словами, в средних показаниях интеллекта мужчины и женщины равны, а различаются в распределении признака. Знаменитая гауссиана, кривая среднего распределения признака, имеет для мужчин и женщин разную форму. Женщины тяготеют к золотой середине, мужчины – к крайностям. Вот почему почти все женщины более или менее умеют готовить, но знаменитыми поварами становятся действительно по преимуществу мужчины. Как и композиторами, летчиками, математиками… Вот почему у мужчины и женщины должны быть равные права на попадание в знаменитости, но не должно быть никаких квот и прочего принудительного равенства. Права полов должны быть равными, хотя равенства полов не может быть, - да и слава богу.

А пока вы на эту тему размышляете, добавлю, что результаты исследований Эдинбургского университета являются 8 марта замечательным текстом для тоста, который можно пить стоя за тех, кто эксперимент проводил.



Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

Краткая любовная антропология в эфире: гормоны, sperm wars, культур-мультур и список книг

Утренний эфир на «Серебряном дожде» в Валентинов день я назвал «любовной антропологией». Нельзя сказать, что отдельных главок такой антропологии не разбросано по текстам, фильмам и эфирам, но о самом остром чувстве знаем куда меньше, чем, например, об острых респираторных заболеваниях.
Простая идея, что любовь – это имеющая важное эволюционное значение, довольно сильная, в среднем длящаяся 3-4 года, гормональная аномалия, связанная с подъемом дофамина и норадреналина, с падением серотонина, при участии окситоцина и вазопрессина - почему-то у многих вызывает внутренний протест.
Хотя мысль о том, что острое респираторное заболевание имеет биохимическую природу, - протеста не вызывает.
На самом деле т.н. «романтическая любовь» - это культурная надстройка над биохимической базой, причем смысл надстройки вовсе не в том, чтобы лелеять и холить гормональную беду. А в том, чтобы вводить ее в социально приемлемые берега, отчего любовь по-разному выражается у верующих и атеистов, в западной цивилизации и восточной. Вон, Ася Казанцева смертельно обидела свекровь, когда в каком-то мирном разговоре типа «а вот грибочков с собой не возьмете?» - вырулила на то, что если ей с мужем жить будет неуютно, то они всегда разведутся. Для поколения Аси Казанцевой семья, основанная на любви – это клуб по интересам. А для свекрови Аси – это, может, вещь, типа гражданства, которое тоже до гроба.
Я пишу про все этой по той же причине, по какой говорил и в эфире: недурно бы разбираться и в биологии, и в культуре любви. Хотя бы затем, чтобы устанавливать в любви правила, как минимум гигиенического, технического толка. И не я один думаю: скажем, в «Другом пути» Акунин-Чхартишвили, разбирая вариации любовной культурной надстройки от агапе до эроса, приходит к разумному совету: в случае несовпадающих сексуальных желаний договаривайтесь о том, чтобы чередовать условия. Сегодня, как хочешь ты, а завтра, как хочу я.
И та же Ася Казанцева считает разумным любовные разлады обсуждать не дома, а где-нибудь в кафе. И не только потому, что на людях особо друг на друга не поорешь, но и потому, что нейроны, отвечающие за ориентацию в пространстве, в противоположном случае могут начать маркировать дом как зону дискомфорта.
Словом, я за любовную формализацию: на гормональную бурю она окажет влияния ноль, а с последствиями бури может помочь справиться.
И тут весьма кстати будет список книг, который звучал в эфире. Итак:
Александр Никонов. Апгрейд обезьяны.
Книга, которую я рекомендую в качестве базовой для тех, кто только-только начинает интересовать non-fiction. Никонов хорош тем, что почти всегда бьет по обывательским стереотипам, типа «настоящая любовь всегда одна и до гроба»: «Если романтическая любовь практически всегда заканчивается, почему же тогда не все браки распадаются? Во-первых, потому, что не все заключаются по любви». Или: «Любовь на мышах хорошо изучать. Зверек удобный, размножается быстро, ест мало, хорошо исследован».
Ася Казанцева. Кто бы мог подумать?! Как мозг заставляет нас делать глупости.
Ася разбирает любовь в ряду других зависимостей: никотиновой, алкогольной, наркотической. Тьма сведений о работе мезолимбической системы, центров удовольствия или МНС – главном комплексе гистосовместимости. Сама Аля по характеру – резкая, как «нате». Книжка у нее такая же: перчаткой по мордасам. Жить с резкими девушками непросто, зато читать резвые книги от резких девушек – одно наслаждение.
Collapse )

Иоанн Богослов vs ап. Павел. - Власть как блудница vs власть как Бог: что почитать в "Огоньке"

В последнем номере "Огонька" - материал Ольги Андреевой, который горячо рекомендую: про среднего россиянина.
Дело не только в том, что автор честно и добросовестно пытается найти в России миддлов и преуспевает не больше, чем если искала искала их, скажем, в кастовой Индии, но находила вместо миддлов шудров.
Дело еще и в том, что в материале очень хороши комментарии социологов - скажем, Алины Багриной, руководителя исследовательской службы "Среда" о том, что в России сегодня нет граждан, - вместо них подданные, которых разделяют баррикады:
"...есть два разных понимания гражданской культуры. На Западе есть традиция Иоанна Богослова: власть — вавилонская блудница. Это осуждение власти легитимировало гражданское действие. А на Востоке был принят апостол Павел — нет власти не от Бога. Здесь противостояние власти говорит о твоей ущербности. Хорошо быть частью власти. Если ты не там, у тебя какой-то дефект. Ты — подданный. У тебя нет основы, которая позволяет с этой властью разговаривать на равных... У Петра I было: "И этим козлам, которые себя гражданами называют, бороды брить". Вот, по-моему, это первое применение слова "гражданин" в нашем отечестве..."
В общем, рекомендую кликнуть и прочитать целиком.

Кейс для студентов ВШЭ: педофилы и педофилы, Russia Today & Russia Today, Симоньян и Симоньян

Я только что начал преподавать на журфаке ВШЭ (это помимо журфака МГУ), и пока первое, что могу сказать о пришедших трех десятках второкурсниках – умненькие. Это безо всякой негативной коннотации аффикса "еньк".
Первое занятие было о целях, миссии, ценностях, о целевой аудитории, вообще о том, что прописывается в гайдбуках и стайлбуках приличных СМИ (но в России СМИ большей частью неприличные) – а на втором речь пойдет о новостях. И, соответственно, об объективности, беспристрастности, об ответственности за объективность главреда и т.д.
И, конечно, хочется какой-нибудь такой кейс по теме и разобрать.
Год назад я и разбирал – выложив в ЖЖ пост, получивший рекордное число комментариев (1204 на данный момент). Речь шла об освещении Russia Today «дела Адагамова» - блоггера, обвиненного бывшей женой в педофилии.
Шум тогда и был большой, и мне немедленно позвонила с Russia Today та самая девушка, что интервьюировала жену Адагамова – чтобы объяснить, как ее интервью урезали, а заодно узнать мое мнение о том, развращал ли Адагамов детей.
Милое дитя! (Это я про журналистку). Я агностик в отношении сексуальных интенций Адагамова: мне о них ничего не известно. И, следовательно, мне нечего сказать. Кроме того, что бывших жен, мужей и любовников я считаю крайне нанадежным источником информации.
Милым дитём мне казалась и глава Russia Today Маргарита Симоньян. Она очень активно пользовалась (и продолжает пользоваться) твиттером, причем изо всех ее твитов меня некогда потрясла целая серия, где она недоумевала – после дела Pussy Riot и поминаемой через запятую группы «Война», - как это в ходе перфоманса влагалище может вместить замороженную курицу (я ж говорю: дитя!). Но за год я мнение о Симоньян изменил. Она – дитя чрезвычайно способное, а по долгу службы способное практически на все. Она несомненно талантлива, и над ее текстом о недавней поездке в сочинский гей-клуб, написанным вопреки мнению сочинского мэра-дурака об отсутствии в Сочи геев, я реально угорал. Это отлично - и без дураков отлично! - написанная вещь)…
Впрочем, я отвлекся, а обещал о кейсе.
Так вот, с момента, как Russia Today стала освещать «дело Адагамова» (а Симоньян освещение оправдывала общественной важностью), прошел год. За год про Адагамова Russia Today на русскоязычной версии сайта упомянула 6 раз (в англоязычной – 3 раза).
Adagamov1
В каком состоянии, дорогая Маргарита, спустя год находится дело интернетных и либеральных дел мастера Адагамова?
В состоянии пшика. Дело не возбуждено. Доказательств не предъявлено. Жертвы не названы (хотя лично я имя единственной возможной условной жертвы вычислил тут же по соцсетям минут за 15). Журналистское расследование не проведено. Есть те же домыслы, что и год назад – и, как и год назад, мне нечего сказать. Кроме того, что вообще-то Russia Today следовало бы повиниться.
Но это еще не кейс.
Кейс вот.
За прошедший год на слуху оказалось еще одно громкое дело о, якобы, педофилии. В качестве подозреваемого был назвал о. Глеб (Грозовский), духовный наставник футбольного клуба «Зенит». Это не домысел бывшей жены Грозовского – о возбуждении уголовного дела и о заочном аресте было официально объявлено Следственным комитетом Санкт-Петербурга. (Хотя я в отношении сексуальных интенций о. Глеба точно такой же агностик, как и в отношении Адагамова: мне об этом ничего не известно).
Теперь, внимание, студенты (и читатели) – вопрос: если бы вы работали на Russia Today, заслуживала ли бы новость о заочном аресте подозреваемого в педофилии священника и о том, что он скрывается от следствия, внимания? Заслуживала ли бы вашего внимания вся последующая история с опровержениями, с заявлениями РПЦ и т.д.?
Спасибо! Я тоже думаю, что это как минимум как минимум сюжет для выпуска новостей.
Теперь второй вопрос: а как вы думаете, сколько раз о деле православного священника сообщила Russia Today?
Вот правильный ответ:
Grozovsky copy
Таким образом, разбор этого невысокого полета приводит нас к подтвердившимся подозрениям, что Russia Today является пропагандистской штукенцией, призванный мочить чужих и защищать своих, - и не является СМИ. А также к подозрению, что гений и злодейство являются вещами вполне совместными, ведь талант Маргариты Симоньян подвергать сомнению у меня нет никаких оснований.
А поскольку Маргарита Симоньян – девушка юная, трепетная (как она из-за курицы-то встрепенулась!), закончить этот пост мне хочется стихами. Причем того самого пиита, который когда-то и поставил в русской литературе вопрос о гении и злодействе.
Студенты «вышки» - до встречи в 9.00 в субботу!
* * *
От всенощной вечор идя домой,
Антипьевна с Марфушкою бранилась;
Антипьевна отменно горячилась.

«Постой, — кричит, — управлюсь я с тобой;
Ты думаешь, что я уж позабыла
Ту ночь, когда, забравшись в уголок,
Ты с крестником Ванюшкою шалила?
Постой, о всем узнает муженек!»
— Тебе ль грозить! — Марфушка отвечает:
Ванюша — что? Ведь он еще дитя;
А сват Трофим, который у тебя
И день и ночь? Весь город это знает.
Молчи ж, кума: и ты, как я, грешна,
А всякого словами разобидишь;
В чужой ***** соломинку ты видишь,
А у себя не видишь и бревна.


 

Когда деньги сильнее царя. - С кем на самом деле разводятся депутаты. - Когда Сечин убьет Путина

Сейчас в ходу уловок для бедных. Это когда Путин на прямой линии бросает по поводу дела Магницкого: "А что, в Америке в тюрьмах не умирают?"
И рукоплещет восхищенный зал. Срезал! Прям как у Шукшина. Которого рукоплещущие, впрочем не читали точно так же, как и учебников по формальной логике.
Вот еще один расхожий образец: "коррупция есть во всех странах". Это как если Гитлер на вопрос про печи Дахау сказал бы: "А человек, знаете ли, всюду смертен".
В общем, свою копейку в копилку о том, что есть коррупция, а что есть частный случай прискорбной слабости, я опустил на сайте "Росбалта".
Оригинал - вот:

АВТОКРАТИЯ И БЮРОКРАТИЯ: МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ И РАЗВОД

О том, что у депутатов – эпидемия разводов, написали все. Кажется, даже сосчитали тех, кто развелся в обеих палатах за последние полгода: 30 человек. Объяснение одно: перед принятием закона, запрещающим финансово резвиться на иноземщине, мужья спешно переписывают имущество на жен. Которые после фиктивного развода будут никак формально с ними не аффилированы. Уже слышно злорадное: ага, а ведь кое-то фиктивный развод превратит в эффективный!
Но тут важно за злорадством не упустить важное. Мы вступаем в полосу долго, брежневского типа (пока не умрем либо мы, либо генсек) застоя, не слишком отдавая отчет, что из себя представляет наша страна. В «управляемую демократию», а тем более в общество западного типа, дураков верить нет.
В итоге – недоумение. Почему у нас вечно одно и тоже? То есть застой, оттепель, реформы, репрессии, застой? Почему коррупция всюду, а если вспомнить царей – то и всегда?
Я бы называл российское устройство патримониальной автократией. Этот нейтральный термин предложил американский историк Ричард Пайпс. Он означает, что вся собственность в стране (включая штаны на любой персональной заднице) принадлежит одному-единственному человеку: автократу-самодержцу. А тот, кто с этим не согласен – как, например, Ходорковский, – рискует остаться и вовсе без штанов. Неважно, как самодержец называется – царем, императором, генсеком или президентом, – важно, что он распоряжается страной и людьми единовластно и неподотчетно. Не случайно нынешний генпрокурор с гордостью назвал себя «слугой государевым». А кто бы сомневался, что он служит государю, а не обществу!
Collapse )