Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Чтение: про (невозможное) воскрешение мамонтов

Вот очередная из моих кратких рецензий на новинки нон-фикшн, публикуемых в журнале Robb Report.



«Мамонт, которого назвали Жарков по фамилии обнаружившего его местного жителя, жил на Земле около 23 тысяч лет назад. Жарков был взрослым самцом, имел около трех метров в высоту. Мысль о том, что Жаркова можно клонировать, разошлась мгновенно. Идею в особенности приветствовал канал Discovery, спонсировавший эффектное извлечение Жаркова из земли».

Бет Шапиро. Наука воскрешения видов. Как клонировать мамонта. – «Питер», 2017

Издательство «Питер» никогда не страдало от любви к нон-фикшн. Как-солить-на-зиму-грибы-и-увеличить-клиентскую-базу, - это да, такого добра хватало. На правом фланге добра возвышался провокатор от естественных наук Александр Никонов a_nikonov (эдакий Невзоров с дипломом МИСИСа), а на левом - провокатор от противоестественных наук Николай Стариков (потому что историю по-стариковски считать наукой трудно).

Но, как говорится, - пришла пора, она влюбилась. Нон-фикшн в страшной моде, и «Питер» создал новую переводную серию #PopScience.

Книги этой серии написаны не Хокингами и не Докинзами, но это весьма качественные книги, своего рода учебные пособия по тем наукам, которые в школе вызывали зевоту, - и которые мы потому-то и прозевали. Книга специалиста по генетическому вмешательству в историю, завлаба Калифорнийского университета Бет Шапиро – именно кросс-дисциплинарное пособие для всех, кто хотел бы понять, реально ли воскресить исчезнувших животных. И мамонта, разумеется.

Обнадеживающих новостей у завлаба Шапиро, скажем прямо, немного. Это в фильме «Парк Юрского периода» динозавров воскрешают по ДНК крови, сохранившейся у застывшего в янтаре древнего комара. В реальности в янтаре ДНК вообще не сохраняются, - включая ДНК комаров. Далее: даже если чудесным образом мы генетически синтезируем мамонтенка, - кто научит его добывать пищу из-под снега, избегать опасностей, спариваться с мамонтихами (мамонты – социальные животные, им без научения в этих вопросах никак)? Кто населит пищеварительный тракт мамонтенка бактериями-симбиотиками, без которых он умрет от заворота кишок? Где воскрешенные мамонты будут жить? Бет Шапиро не раз поминает энтузиаста разведения крупных животных в тундре, создателя Плейстоценового парка на реке Колыме Сергея Зимова из РАН, - но в России разведение ГМО-животных запрещено!..

Шапиро, разумеется, отвечает на эти вопросы, попутно проходя с нами ликбез от основ генной инженерии и до основ этологии, - но сначала учит эти вопросы ставить.

Идеальная книга для чтения в семейном кругу, - от бабки и дедки до внучки и Жучки. Особенно, если Жучка под угрозой исчезновения.
promo dimagubin märz 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Robb Report, Esquire и Крис Хэдфилд: пособие для тех, для кого жизнь как космос

В продажу поступил ноябрьский номер Robb Report c весьма симпатичной обложкой -



- это был последний номер, в котором я работал на временном договоре в качестве исполнительного редактора.

Сейчас я - тоже на временном договоре, ровно на месяц, в качестве такого же редактора в журнале Esquire. На двоих (второй исполнительный редактор - бывший сценарист "Кукол" Карен Газарян, а начальников над нами нет) мы руководим выпуском декабрьско-январского номера Esquire, после чего журнал начнет делать Сергей Минаев, уже со своей командой.

У нас же с Газаряном это будет если не номер-итог, то номер-фиксация положения страны, журнала, представления о мужчине и мужском достоинстве и стиле по состоянию на зиму 2016 года. Можете включить Winterreise, "Зимний путь", Шуберта, в исполнении, например, Иэна Бостриджа (если б мог, то вкладывал бы флэшку с этой записью в каждый номер). Winterreise - это тема декабрьского номера Esquire, а подробности и вариации пока раскрывать не буду... так что возвращаюсь к Robb Report.

В этом журнале я занимался, в частности, последними страницами, отданными non-fiction (и журнальные лекции в исполнении биолога Ильи Колмановского, специалиста по космосу Виталия Егорова aka Зеленый Кот, лингвиста Максима Кронгауза сохранятся). Поскольку формат сайта не позволяет инкорпорировать в него non-fiction в полном объеме, я начну выкладывать то, что прошло при мне, в своем ЖЖ. И начну со своих рецензий на нонфикшн-книги.

Наслаждайтесь!

Мною, Шубертом, Бостриджем и Крисом Хэдфилдом, о котором речь ниже.

* * *
«Каждый экипаж берет в полет свой собственный «g-метр» (индикатор невесомости) на веревочке. Нашим «g-метром» была Клепа, маленькая вязаная кукла – герой российской детской телепрограммы. Когда вдруг игрушка начала парить в воздухе, я испытал чувство, которое раньше не испытывал в космосе: я вернулся домой»

Крис Хэдфилд. Пособие астронавта по жизни на Земле. Москва, Альпина нон-фикшн, 2016



Такие книжки, как «Пособие астронавта…» нужно читать лет в 14 или в 15. Опыт разочарований мал, желание изменить себя и мир грандиозно, - и все по плечу. История канадского мальчишки, который имел ноль шансов полететь в космос (Канада тогда не участвовала в пилотируемых проектах NASA), но в итоге слетал трижды, последний раз на 5 месяцев и в возрасте за 50, - должна в нежном возрасте завораживать.

По счастью, с годами большинству подростка в себе убить не удается, разве что скрыть за броней, - так что Хэдфилда можно рекомендовать кому угодно, хоть менеджеру «Газпрома». Эта книга - вещь бронебойная.

Причин провести ночь с бронебойным снарядом (а я именно так и провел) ровно три.

Первая – банальная: о жизни астронавта рассказываются небанальные вещи. Где вы еще узнаете о тренинге NASA по «моделированию смерти»? (И в самом деле: как быть с трупом на орбите? Засунуть в скафандр и запереть в шкафу? Выпустить в космос искусственным спутником?) Или о том, что капля жидкости, попавшая в шлем скафандра, в космосе превращает работу ад?

Вторая причина в том, что Хэдфилд написал пособие по достижению малодостижимой цели, а точнее, пособие, как при этом не превратить жизнь в катастрофу (особенно если цель так и не будет достигнута. Тут уж читать всему совету директоров!)

Ну, а третья причина в том, что эта книга - об индивидуальном человеке. А не о соревнованиях государств, престиже Родины и прочей – на фоне космоса – белиберде. Вот почему всё в рассказе Хэдфилда достойно внимания. И то, как чуть было не распалась из-за командировок его семья. И то, как погибали его друзья. И то, как (и зачем) он сделал вазэктомию. И то, как его видеоролики из космоса взрывали ютьюб.

«Если, - как пишет сам автор, - постоянное наблюдение за 16 восходами солнца в сутки меня чему-то и научило, так только тому, что вызовов и возможностей всегда больше, чем времени, чтобы их испытать».

Редкое лирическое "Эхо". - Песнь о Великом Шанхае. - Для GEO намерен петь и о великом Баку

А спеть ли нам, так сказать, если завтра в поход?
Я только что вернулся с дня рождения сайта "Эха", у которого посетителей больше, чем слушателей у Эха, но если раньше на дне рождения "Эха" я видел позиционных и оппозиционных, то сегодня - лишь для Кремля некондиционных.
- Слушай, - сказал я Максу Ковальскому, - а не пора ли тем, кто в черных списках, нашивать себе на пиджак черную метку?
- В виде, - развил я тему, подходя к Гудкову-младшему, которого на днях Дума лишит голоса на 9 подряд пленарных заседаний, - нашитого на спину бубнового туза?
- И чтобы уж совсем соответствовать эстетике момента, - перешел я к Илье Пономареву, - розового цвета?
Как-то вот так.
Так что не хочется про политику, хочется про эстетику. Не хочется про розовые тузы, хочется про голубые дали, что, впрочем, равно чревато.
Ну все на.
На сайте журнала GEO на днях открылся свободный доступ к "китайскому" номеру - там мой текст про Шанхай.
Как при Брежневе советский журналист находил отдушину в очерках о проблемах педагогики - вспомнить хоть Валерия Аграновского с его "Остановите Малахова!", причем того Малахова тоже звали Андреем - так сегодня любая Серая Шейка с черною меткой может плавать либо по полынье путешествий, либо по полынье науки. Прочая вода давно подо льдом.
Полный вариант текста привожу ниже, есть разночтения по транскрипции топонимики ("Пудун" или "Пудонг"), но, в общем, тексты идентичны, а в GEO дивно как хороши картинки.
И поскольку я собираюсь недельки через три от GEO в Баку, то у меня к френдам, знакомым с Баку, три вопроса:
1. Чтобы бы вы обозначили в Баку как туристический musthave из недавно появившегося?
2. В какой бы гостинице (или, по крайней мере, в какой части города) посоветовали бы остановиться? В какие рестораны сходить? Что попробовать?
3. Может быть, могли бы порекомендовать местного сталкера, Вергилия и т.д.? (тогда - пишите в приват).
Ну, а вот текст про Китай:

ШАНХАЙ, НАШ ШАР-В-ШАРЕ

Прелесть Шанхая в том, что этот безусловно китайский город не определить как «китайский». То есть не «китайский Париж» и не «китайский Нью-Йорк». Есть такие города – множественных цивилизационных влияний, кумулятивных эффектов.

Обычный турист, становясь перед дилеммой – Пекин или Шанхай – обычно выбирает столицу. В итоге он приезжает в Москву, с которой китайская столица – архитектурные братья, а порою и близнецы. Та же бесчеловечная безразмерность пространств, одинаковых домов, те же последствия коммунизма. Правда, Пекин – это еще и умопомрачительный Запретный Город. Ну, так и в Москве есть Красная площадь и Кремль.
На интернет-карте Пекина по площади Тяньаньмэнь не запустить прогуляться человечка с maps.google. Панорамных фотосъемок Тяньаньмэнь не существует по той же причине, по какой ФСО пресекала съемки у Кремля. В реальности же печально знаменитая площадь – просто гигантская пустота, окруженная низкорослыми чиновничьими присутствиями скучной «сталинской» архитектуры.
Другое дело Шанхай.
Он живой: нежнее моря, путаней салата, из дерева, стекла и молока.
От небоскребов до нонтанов-«шанхаек», от Шанхая Вертинского до Шанхая Мао Цзэдуна. От торговли жемчугом до желтого тумана над рекой Хуанпу.
И вот что еще в современном Шанхае прекрасно. Какой ярлык на него ни приклей – тут же отклеивается. Допустим: «гламурный, клубный Шанхай, который, как Нью-Йорк, никогда не спит». И вот ты сидишь вечером в баре на верхотуре башни Цзинь-Мао (которую нужно называть «цинь-мо», иначе не поймет таксист) и любуешься заревом небоскребов. И вдруг – бац! – свет в городе гаснет. Потому что 11 вечера, а завтра всем ранехонько на работу, а в энергоресурсах Китай ограничен, так что остается аварийное, так сказать, уличное освещение. И ты понимаешь, что ночная жизнь в Шанхае – это такая ночная жизнь иностранцев в Москве 1990-х. Хотя и это утверждение, возможно, уже неверно: Шанхай так быстро меняется!
Collapse )

Свежий "Огонек". - Сковырнуться на бабле. - И от судеб защиты нет

открыть материал ...
Беззапасность жизни
// Дмитрий Губин — о том, как мы научились потреблять, не научившись экономить
У нас замечательно отлажена лишь структура потребления, а кто научит экономить?
открыть материал…
Это из самого свежего "Огонька" (где весьма недурен, кстати, текст Прилепина про нашистов в библиотеках).
Ну, по мелочам кое-что убрано - про "Белку" и "Стрелку" на "Красном Октябре" да срезан финал. И заголовок изменен. Оригинальный текст вот.

ИММУНИТЕТ К МОШНЕ
 
У нас в стране замечательно отлажена структура потребления. Чего, к сожалению, не скажешь про структуру накопления. Я искренне скорблю.
 
У меня есть студенты. Вероятно, в том причина, отчего сначала знакомые, а затем знакомые знакомых стали просить принять участие в судьбе очередного чада, перебирающегося в Москву.
Я про этих чад заранее все знаю. Мальчик где-то там 18-19 лет, не поступивший в краснодарский-красноярский-калининградский университет. Живший с папенькой-маменькой в «двушечке»-«трешечке» (имелась своя комната). Отмазанный за мзду от армии. Решивший (хуже ведь не будет, так?) покорять столицу. Промотавший лихо и быстро все даденное родителями и столкнувшийся с тем, что платят в столице за работу «без опыта работы» (официантом, барменом, продавцом – считается, тут опыт ни к чему) чуть меньше, чем стоит снять «однушку» у МКАД. И в этот момент переданный мне сердобольными знакомыми знакомых.
Я от встречи с чадами обычно пытаюсь отвертеться, поскольку знаю, что результат будет нулевым. Ибо я скажу правду: что для покорения Москвы придется довольно долго жить скудно. Снимать не комнату, а угол. Откладывать каждую копейку на профильных репетиторов (без которых не поступить) и заниматься самостоятельно. Сделать исследование рынка труда, рынка образования – но, возможно, остановиться не на том, что хочется, а на том, что реально. Много-много работать и жестко-жестко экономить. Про соблазны, суши, кальяны и клубы, «Белку» и «Стрелку» (два модных бара на «Красном Октябре») – забыть. Вести дневник, гроссбух и список необходимого к изучению, просмотру, прочтению (тут проще – слава богу, торренты бесплатны). В принципе, мне бы поговорить с родителями – готовы ли ради учебы сынули отказаться от иномарки в кредит. И тогда постепенно, шаг за шагом, годам к 30, можно рассчитывать, что твоя корневая система укрепится в Москве. То есть надо отказаться от счастливой юности в обмен на уверенную зрелость.Collapse )

С чего начинается Родина? С распила в соседнем дворе. Со старых и верных товарищей, работающих в ФСБ

Дима Быков точно подметил, что сентиментальность бандитов и гопников (которые, суть, недоделанные бандиты) по отношению, скажем, к мамочке или детям насквозь фальшива: она просто входит в «понятия». В романе «ЖД» есть прелестная сцена - в городе, где власть у братков, по вечерам в ресторане старушку-маму можно взять напрокат: типа, прослезиться и поцеловать.
Известная сцена с поющим и играющим Путиным на (псевдо)благотворительном концерте в пользу больных детей – из той же серии (будем считать, ЖЗЛ).
Я не про фонд «Федерация». Об этом фонде мы не так давно говорили с Чулпан Хаматовой, у которой свой фонд, и для которой помощь больным детям – это действительно помощь. Она рассказывала, как пыталась найти координаты «Федерации» (она думала объединить усилия), найти сайт «Федерации» и так далее – но не смогла. Она рассказывала и о встречах с Путиным, когда он минут десять, подробно, в деталях, рассказывал, как деньги, обещанные хаматовским детям, зажимались то Минфином, то Минздравом, - и Хаматова говорила, что эти десять минут была в восторге от Путина, справедливого царя, вынужденного копаться в мерзостях вельмож. «И, Чулпан?..» - «А потом, через десять минут, морок проходил. Но до этого я так верила, так верила!»
Нет, право, мне не интересно бабло, попиленное фондом «Федерация», и даже не интересно, как после скандала распил бабла будут маскировать под заготовку строительного материала.
Интересно другое. Что пацанская мораль, мораль понятий, являющаяся моралью Владимира Путина, которая суть мораль слез по старушке-маме, презрения к слабаку и ненависти к врагу, является моралью 75% населения РФ – или сколько там Путина обожают в качестве верховного божества, говорящего о том, что все и без слов понимают. Путин своих нравственных убеждений и не скрывает. Он вообще в этом смысле открыт. Пацан сказал - пацан ответил (т.е."дал слово - держи": на этом, если не ошибаюсь, зиждется неприкасаемость Андрея Колесникова из «Ъ», который в качестве гонорара за написанную с Путиным книгу «От первого лица» мудро взял возможность писать все, что считает нужным). Предатель хуже врага (Ходорковский или Березовский для Путина – думаю, именно предатели). Дело бабы – кухарить и раздвигать ноги (президент Израиля, обвинявшийся в изнасилованиях десятерых женщин – «настоящий мужик, мы все ему завидуем»). Это все мораль с чужого плеча: хотел бы я посмотреть, что бы Путин сделал с насильником Кати или Маши. Думаю, он отступил бы от уже не заимствованного, а личного принципа: не мараться кровью. Ведь Путин не марается кровью – мне не известно ни одного примера – и я убежден, например, что Литвиненко был убит по заговору пацанов, но без санкции пахана.
Проблема пацанской марали – принимаемой просто потому, что так все реальные пацаны так себя ведут – не в том, что в ней много положений, совпадающей с моралью совсем уж откровенной дряни, типа «слабых бьют». А в том, что она и на секунду не способна представить, что есть другой взгляд на мир, и объясняет этот взгляд чем угодно – «проплатили»,  «да он вообще не пацан», но только не другой моралью – выстраданной, а не взятой напрокат, как быковская старушка-мама.
На том самом фондрайзинговом концерте с Путиным и со звездами меня поразило не то, что Путин играл и пел – а в том, что он вообще не заметил, как мерзко появление премьер-министра на мероприятии по сбору средств для российских больных детей, каковых российская медицина, патронируемая российским премьер-министром, должна спасать от смерти за счет патронируемого премьер-министром российского бюджета и системы государственного страхования.
В декабре я записал на эту тему подкаст, его можно прослушать вот здесь.
Сайт подкастов «Подстанция», где он размещен, не назовешь безумно популярным, хотя это весьма недурной сайт.
Поэтому текст повторяю ниже.

НИ СТЫДА, НИ СОВЕСТИ. НИ У КОГО

Дмитрий Губин – о душе, совести, лидерах и о народе. Словом, о вас. Или о них.

На минувшей неделе премьер-министр Российской Федерации Владимир Путин, находясь в Петербурге, посетил благотворительное суаре в пользу российских детей, страдающих онкологическими заболеваниями. Там многие были: Мики Рурк, например, Шарон Стоун, Жерар Депардье.
На этом мероприятии Владимир Путин вышел к роялю, сыграл музыкальную фразу, а затем спел Bluberry Hill – вполне себе спел. Под аккомпанемент американских джазменов.
Реакции на это не было никакой. То есть была, но обычная. Те, кто Владимира Путина любят, сказали: вот это мужик! И на самолете, и под воду, и на спорткаре, и за роялем – может все! А те, кто Владимира Путина не любит, они что-нибудь другое сказали. Например, что ради проезда премьер-министра в Ледовый дворец, где все происходило, в Питере перекрыли дороги, и даже «Скорая помощь» проехать не могла. С умирающими, может быть, детьми.Collapse )

Суки в bot'ах, хамство в чатах и другие прелести того нашего ЖЖ-света

После того, как ко мне зашло народу вдесятеро против обычного, повалился бот-спам. Позвонил Навальному: тот сказал, что это не "привет от Матвиенко" (ну, не про Матвиенко, но про наших-ваших-и-параших мысль была), это всем так валит, у кого число посещений либофрендов переваливает некую черту. Я пока аккуратно вручную стираю, но если кто знает, как бороться - буду рад. Не каменты же отключать?
Куда больше расстроило, что пара ветвей обсуждения проросла такой тайгой и таким буреломом (в смысле буря-матом-небо-кроет), что мама не горюй. Отличительная черта наших каментов - непременное желание уязвить, даже когда каментаторы делают благое дело: например, находят ошибку. Вот все эти поганенькие (по интонации) "учите матчасть!". И даже умные люди, соблазнившись этой стилистикой, в уме убавляют, ибо та же ошибка - это закон природа, а не (только) следствие чьей-то нерадивости (не говоря уж о том, что нерадивость - тоже закон). Мутация, изменение признака, и закрепление полезного признака в процессе эволюции - это ведь тоже ошибка с ее последующим закреплением. А поскольку предсказать изменение внешних условий невозможно, то ошибки природой совершаются всякие. Поэтому и детей, и вообще людей за ошибки ругать нельзя, хотя ошибки должно выявлять (а исправлять ли - вопрос, ответ на который неизменно конкретен. Метафору тоже можно трактовать как ошибку, и на ошибке, то есть сдвиге смысла, основана природа юмора).
Про хамство в русской дискуссии вообще и в русскоязычном ЖЖ в частности (потому как мне хамят вовсю и, например, в смс, посылаемых во время эфира Вести ФМ) у меня недавно был текст в "Огоньке". А поскольку хамство уводит от темы, заставляя взрываться, то я предложил алгоритм борьбы с ним.
Для тех, кому лень переходить по ссылке - оригинальный текст ниже. Тем более, что бумажный вариант отличается сильно. В электронном есть мое "фе" Прилепину: не потому, что как писатель и мыслитель он меня мало вдохновляет (правда, отдаю должное, его растущее self-education дает плоды), а потому, что Прилепин иногда позволяет себе, условно говоря, не просто ходить в грязном белье, но еще и гордиться тем, что от него пахнет мужиком.
В "Огоньке" полемику с Прилепиным сочли невозможной, поскольку Прилепин - тоже автор "Огонька". Но мне она кажется важной. В общем, вот вам каравай, а вот Вонг Кар Вай - кого хочешь, выбирай.

КУЛЬТУРА РАЗГОВОРА С ХАМОМ БРАТОМ
 

Интернет упростил реакцию на мою работу, - и мою работу по изучению реакции. Это раньше были вязанки писем. А сейчас на сайте «Огоньке», в ЖЖ или на sms-портале «Вестей FM» я в секунду пробегаю камент, что меня гнать надо с работы и/или из России. И мне есть, что ответить! 

Про положительные отклики, то бишь каменты, мне сказать нечего. Кому-то понравилось написанное или оброненное в эфире; кому-то помогло сформулировать мысль. Спасибо, так сказать, за сладостные секунды, - как Савва Игнатьевич из «Покровских ворот» гравировал на часах. Вам тоже спасибо – что отозвались.

Все положительные каменты положительны одинаково; почти все ругательные тоже объединены: желанием подцепить, уязвить, вывести из себя, нахамить, испортить настроение. Однако способы отличаются. Для меня это удачно: ругань можно классифицировать, а классифицировав, продумать алгоритм ответа. Кстати, непременное желание доставить боль – наша традиция. Когда-то я увлекался IRC, тематических группами интернет-болтовни. И уже тогда резануло: если ты неловко вторгался в англоязычный кружок, тебя вежливо поправляли. Если в русский круг – то получал в ответ «Пшелнах!» И тебя банили, запрещая общение. Занимались этим, судя по лексике, компьютерщики, айтишники, мнившие себя тогда властелинами виртуального мира. Сейчас на месте их отрядов бьет копьями о щиты народное ополчение, но уклон – все тот же. Пшелнах. Каааазел, блин! Ха-ха, журналистишка, обосрался!

Вот вам характеристики распространенных типов.

Тип первый: «деревенщики»

 Этих злобствующих каментаторов объединяет общий аргумент, кажущийся (им) неоспоримым: «Ха! Щелкопер! Обо всем судит, а сам был только проездом! (варианты: долго не жил; а сам ничего не знает)» Вот из последнего. В моем ЖЖ идет дискуссия по поводу «огоньковской» статьи «Экзамен кислых щей» - о том, почему суши и роллы в России популярнее бефстроганов или кулебяк. Кто-то не согласился с моим замечанием, что в Лондоне ужасны рестораны. «Как вы можете судить?! - раздался крик в ответ, - можно подумать, вы там жили!» Ну да, я там жил и работал, и в ресторанах 50, наверное, в побывал. Страшная гадость. И снова в ответ: «Вы непрофессиональны! Как можно по 50 ресторанам судить о кухне?!» А по скольки можно? По 500? 5000?

 

Collapse )