Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Чиста небесная лазюрь, нежна немецкая идюль: к вопросу об Альпах и немецкой фонетике

В немецком алфавите моя любимая буква - "Y", "Юпсилон". С нею все слова начинают нежно звучать. Даже то, которое придется выучить многим россиянам и белоруссам: Asyl. Оно означает "убежище", за ним стоят жизнь в скудных условиях, суд, угроза депортации, но звучит оно совсем нестрашно: "азЮль". Сравните с однокоренным тревожным английским asylum: "эсАйлэм". Но любимые мои слова с юпсилоном - это Idyll и Idylle, "идЮль" и "идЮле". Оба они означают, как вы правильно догадались, "идиллию". Просто первое - идиллию как таковую, а второе - идиллию как жанр. И я каждый раз, когда приезжаю в Альпы, как вот в прошедшее воскресенье, не перестаю удивляться, как идюль в долю секунды трансформируется в идюле при щелчке фотокамеры.





Тут нужно пояснить. Эта церквушка на пути от жирного, сочащегося с витрин Cartier и Chopard, альпийского городочка Оберштауфена до водопада Бухенэггер - очень типична для Верхнего Альгоя по свой архитектуре. Я не про башенку, а про стену, покрытую, как шишка, деревянной "чешуей".



Это сам водопад Бухенэггер, и если на скалы по его бокам мысленно пририсовать по лацкану пиджака, то получится такой вполне себе галстук. Как у свидетеля жениха на провинциальной свадьбе.



Осенние крокусы я первый раз увидел когда-то в Лондоне, в ботаническом саду Кью Гарденз, и только потом обнаружил их целые луга в Южной Баварии. (К слову: никак не могу понять, почему в России культуры крокусов нет. Ни весенних, ни осенних, которые, к слову, ядовиты). Ну, и были ещё рыжики, альпийские поляны рыжиков, но я так растерялся (куда класть?) что не то что не сорвал, но даже не сфоткал.

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Ни людей, ни идей: это и есть стабильная Россия

Забавно, но коммунистическая идея - очищенная от своей кремлевско-ленинской вульгарности - чуть ли не единственная, у которой есть шансы в сегодняшней России. Просто потому, что все остальные (в их кремлевско-путинской вульгарности) скомпрометированы. А тот - большой, мировой бэкграунд при слабом Зюганове в проклемлевской локтеколенной позе. Бери, пользуйся, развивай! И это ведь не пустые слова: посмотрите на "левый" Берлин, где в битве национал-социализма с коммунизмом победил на сегодняшний день, в общем, коммунизм. Ну, это я сейчас рассуждаю, а толчок случился на моем очередном эфире на "Эхе Петербурга"...

Рационализация зла и сломанный компас надежды

В начале этой неделе на подписном сайте Republic.ru вышел мой текст о том, что в России сегодня все силы тратятся на рационализацию зла. Однако рационализировать зло невозможно, и когда оно все больше наполняет страну и время, можно только выбрать одну из примерно пяти стратегий, предполагающих бегство от зла, превращение в зло или сопротивление злу (сразу скажу, что обреченное). Republic — вероятно, главная на сегодняшний день интеллектуальная платформа на русском языке, и я вам искренне рекомендую на нее подписаться (да, я сам подписан). Если же по каким-то причинам для вас это невозможно, перепощиваю текст ниже.

О РАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЗЛА

Меня сильно смущает, что в России много неглупых людей занимаются тем, что я называю рационализацией зла. Рационализация зла – это попытка приписать злу цивилизационную логику и воздействовать на него цивилизационными методами.

Вариантов рационализации тьма.

Кто-то говорит, что все, происходящее в России – это такой зашквар, что дальше так продолжаться не может, а потому скоро рухнет. Это идея быковского романа «Июнь»: когда подлость переваливает через край, решить проблему может только война. Красиво, но литературно. В реальности у зла краев не бывает. То, что вы считаете дном, для придонного жителя - естественная среда обитания.

Другие говорят, что нужно отстаивать свои права в суде: так сейчас поступают те, кого зачислили в иноагенты, заставив писать капслоком хоть над собственным фото в фейсбуке «ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО…» (но держу пари, что суды все оставят как есть).

Третьи наивно рассчитывают зло устыдить, проводя нелестные аналогии, типа что «ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ» - это как нашивка с могендовидом для евреев при Гитлере. Аналогий действительно полно: из 14 признаков «ур-фашизма», перечисленных Умберто Эко в знаменитом эссе «Вечный фашизм», в России наблюдаются минимум 12. Но злу на это плевать. Последним тормозом для русского зла была оглядка на Запад. Ее больше нет, и вы можете сто лет твердить, что «Свидетелей Иеговы» отправляют в русские лагеря точно так же, как их отправляли в Дахау. Но любой иеговист, на кого донесли, будет продолжать получать в России «пятерочку». И Навальный может сколько угодно требовать персональных санкций Запада против путинских приближенных, - злу и на это плевать. Злу заграница, похоже, не больно-то и нужна. Дмитрий Киселев давно невыездной, - и он что, устыдился и сбежал с телеэкрана? И Навального из тюрьмы не выпустят, пока жив Путин. И Европейский суд по правам человека может твердить, что угодно. Недолго осталось России быть в Совете Европы. Потому что: а  на фига ей там быть?

Меня с рационализаторами зла роднит одно: я признаю наличие зла в России. Однако в принятии решений я исхожу из трех принципиальных моментов.

1. Вся логика зла в том, что ему нужно питаться и размножаться. И для реализации этих потребностей оно не остановится ни перед чем, потому что цивилизационные нормы и правила для него не существуют. И уж если злу так необходимо придерживаться какого-то закона (не потому, что в этом есть моральная потребность, а потому, что с законодательства кормится множество ветвей зла), то такой закон примут. Евреев при Гитлере превращали в нелюдей тоже не по беспределу, а в соответствии с Nürnberger Rassengesetze, нюрнбергскими расовым законами.

2. Зло вовсе не определяется волей одного человека, пусть и самодержца. Зло скорее напоминает морскую звезду, у которой отсутствует мозг, а решения принимаются независимо каждым щупальцем. Когда решения Путина начинают угрожать существованию зла, зло прекрасно их игнорирует: так, например, была провалена административная реформа. Кроме того, Путин никак не может решить важнейшую для себя проблему преемника. А вот Патрушев, Рогозин и сотни других, пристроив своих детей куда надо, проблему с преемственностью власти и капитала решили полностью. Поэтому пытаться залезть в голову Путину нет никакого смысла. Достаточно понимать, хватает ли у зла еды и что считает зло угрозой своему размножению. Сейчас угрозой считается любое инакомыслие: неважно, политическое, интеллектуальное или эстетическое. Поэтому инакомыслие уничтожается вместе с его носителями. Еще раз держу пари: через несколько лет у россиян не будет ни «Эха», ни «Republic», ни фейсбука, ни ютуба, а за подключение к VPN будут давать срок. Когда же вся оппозиция будет разгромлена, а кормовая база сузится в силу развития зеленой энергетики на Западе, начнутся войны одних щупалец с другими. Они уже и сейчас идут: кто все эти люди, периодически сажающие коррупционеров и воров? Не другие ли коррупционеры и воры?

3. Зло будет существовать в России долго, и с исчезновением Путина не исчезнет.

Collapse )

В чем Россия не Европа? Например, в отношении к законам и к защите частных данных

Про разницу между Россией и Западом можно писать бесконечно, беря, например, только новости.

Новость из США: космос вместе с миллиардеров Безосом слетали 18-летний подросток и 82-летняя женщина. Новость того же дня: в России провели испытание гиперзвуковой военной ракеты, которая может нести ядрное оружие.

И так далее, и так далее. Но дело даже не в том, что, например, то, что делает ежедневно Меркель, никогда не будет делать Путин - и наоборот (Путин не пойдет в ближайший от своей квартиры супермаркет и не купит там пару бутылкок белого на уик-энд, а Меркель не будут приносить мороженое из розового чемоданчика. Меркель, в отличие от Путина, не отдает команд на тайные убийства поэтов и лидеров оппозиции, - а если бы сошла с ума и отдала, то никто в никто в BfV, в отличие от ФСБ, не стал бы выполнять преступный приказ).

Но пропасть между разными цивилизациями куда серьезнее, поскольку проходит не только между "верхами", но и между "низами".

Вот, скажем, новость об аресте главы ставропольского ГИБДД, при обыске особняка которого обнаружились золотые унитазы и тьма прочего цыганского барокко: снимки этих действительно комичных интерьеров впервые были опубликованы в сетях депутатом Хинштейном, а затем перепощены всеми, кому ни лень. Возмущений в комментариях миллион. Но меня в этой истории возмущают только две вещи. 1) Опубликованы материалы, составляющие тайну следствия: оно через Хинштейна попросту слило их на публику, как сотни раз сливало и до этого через десятки хинштейнов. 2) Еще больше меня возмущает, что этот слив абсолютно никого в России не возмутил. Я, кажется, один, кого это реально взбесило. А жизнь с золотыми унитазами главы ставропольского ГИБДД меня начнет возмущать только тогда, когда я получу доказательства ее незаконности. Например, увижу официальную декларацию о доходах гаишника и сопоставлю ее со стоимостью имущества, - и прочитаю, до кучи, что он сам говорит в свое оправдание.

Возможна ли на Западе публикация таких фото? Из материалов следствия - однозначно нет, кроме как по решению суда. Не из материалов следствия - да, но только в англосаксонской прессе, журналисты которой, например, под видом прислуги устроились на работу в дом большого начальника и сделали эти снимки. Англосаксонское законодательство в отношении охраны частной жизни устроено в целом так, что чем выше на социальной лестнице стоит человек, тем больше общество имеет право о нем знать. Для общество важно, насколько шикарна жизнь главы дорожной полиции графства Йоркшир? - Oh, yes! - потому что на этой ступени права общества важнее прав личности. Но если следствие сольет материалы дела, те же фотографии, то по этому поводу тут же будет возбуждено уголовное дело.

В континентальной же Европе другая ситуация. В Германии, случись такая публикация в инстраграме, депутат Хинштейн, скорее всего, был бы судим, исключен из депутатов и выгнан из партии. В Германии "приватдатеншутц", защита частных данных, важнее желания общества знать частную жизнь стоящих наверху социальной лестницы (Меркель - чуть ли не единственная, кого можно без разрешения сфоткать, когда она везет тележку с продуктами,\ по магазину. И то я не уверен, что можно без ее согласия). Но уголовное преследование здесь устроено так, что даже по окончании суда в репортажах практически никогда не указывается фамилия преступника (кроме тех случаев, когда судят человека очень известного). Слив материалов следствия - исключен. Меня, например, не раз просили дать больше подробностией по поводу суда над предполагаемым убийцем Хангошвили в Берлине. Хо-хо, ребята. Суд закрытый. Там даже Bild ничего рассказать не может - по описанным выше причинам.

И сейчас, я знаю, что тьма из-россии-русских (это не единственные русские на свете) набежит сюда а заорет: да чо, неясно, что этот ставропольский гаишник - вор! Ну, вот этим вы и отличаетесь от меня. Мне неясно. Материала не хватает. Точки зрения всех сторон не хватает. Подозрения у меня, да, огромные. Но подозрения - это одно, а уверенность - другое. Я могу с уверенностью судить только о том, что у владельца показанных на фото интерьеров - скверный и глубоко провинциальный вкус. Но это не преступление, а характеристика русского вкуса начала ХХI века в целом: дорохо-бохато-под-графьёв. Такой вкус и в Кремле , и в какой-нибудь убогенькой магаданской "хрущевке". Es tut mir leid. Мне очень жаль. Но и только.

"Русский народ" как отсутствие народа

Неделю назад на Republic.ru вышел текст, который перепощиваю ниже. Комментариев к нему была тьма, но на 90% предсказуемых и, мягко говоря, неумных. Я не отрицаю ни русскую культуру (включая бытовую), ни русских имен в искусстве, ни русских как особую этническую группу. Я просто не вижу за русскими народа - в том смысле, в каком народом являются французы, итальянцы, англичане или немцы. Поэтому так надрывно требуемая сегодня русская идентичность мне ничего не дает, хотя требует огромных и совершенно пустых затрат интеллекта. Все эти "думы о России" - в лучшем случае, думы о том, на какое место в иерархии очередного глуповатого, но при этом хитрого и мстительного деспота ты можешь претендовать. Русские - это пластилин, у которого нет формы, но есть существование, а позволение лепить из себя любого горбатого любому правителю - это условие существования. Стоит ли на идентичность с бесформенным тратить жизнь? Я не знаю ни одной специфически русской ценности, даже такой простой, как "уют" в его русском изводе (в отличие от идеи la belle France или немецкого Gemütlichkeit), даже такой простой, как "любовь к природе" (русскими она уничтожается и загаживается примерно так же, как в любой африканской стране), не говоря уж о таких значительно более сложных вещах, как субъектность, воля, отношение к свободе, неприкосновенность достоинства человека. Увы. Русскость как особость - такой же идеологический фейк, как коммунизм (в качестве передовой идеологии) или православие (в качестве истинной веры).

СПАСИБО, НО ДЛЯ МЕНЯ БЫТЬ РУССКИМ НЕВАЖНО

Полгода назад я опубликовал текст о том, почему мне чужд патриотизм и почему я не считаю себя патриотом. Проблема не в том, что в ответ понеслись предсказуемые глупости («уехал и пытается всех убедить, что ему хорошо!», «он слабак, он отказался от борьбы!»), а в том, что я, видимо, скверно свою позицию объяснил. Объяснение выглядит так, будто я отказываюсь от государства и страны. Нет. На самом деле мне неинтересна, пресна и пуста русскость как таковая. Мне кажется колоссальной ошибкой искать в национальном, и тем более в народном (в русском народном), хоть какую-то опору. Это зряшная трата времени: вечная смена вех при хождении по кругу.

Поэтому попробую изложить прежнюю идею по-иному.

Вот тут в эфире чикагской радиостанции, вещающей на русском языке, спросили, несет ли русский народ ответственность за то, то делает Путин.

В России никто, никакое «Эхо», такой вопрос не задаст, поскольку, как и при Брежневе, все усвоили границы дозволенного.

А вопрос прекрасный. Хотя исходящей из ложной посылки, будто в России есть народ. И прекрасен он именно тем, что позволяет ложность тезиса раскрыть.

С чего вы вообще взяли, что русские – это народ?

Две главных характеристики любого народа – это субъектность и воля, то есть осознание своих требований и умение их реализовать. Из этого следует, что в России народа нет: ни в смысле nation, ни в смысле Volk. Что, к слову, точно подметил Владислав Иноземцев в своей книге «Несовременная страна». Народы – это французы, немцы, англичане и т.д.: Европа, Запад. У этих народов отношения с государством складываются примерно как у моллюска с раковиной. Моллюску по мере роста необходим рост раковины, а если это невозможно, то раковина заменяется на другую (не ловите меня на неточности сравнения). Раковина дико важна, но сам моллюск важнее. Он живой: субъектен и обладает волей.

Это плохо понимают в России, где невероятное значение придается государству и власти. Хотя какая у раковины может быть власть? Она может разбиться, на нее можно плюнуть и выбрать другую, - сама по себе это мертвая штука, чистая функция, одушевляемая исключительно жизнью внутри нее.

Понятно, что к таким взаимоотношениям раковины и тела страны Запада пришли исторически, в результате череды революций, гражданских войн, национальных движений. Национальные государства – это недавние феномены, детища капиталистической эпохи, когда народы, подразбогатев и поумнев, стали самоорганизовываться и организовывать под себя государство. Если использовать термин Гоббса, государство-Левиафан превратилось в smart-Левиафана, способного улавливать энергию национальных воль. Поэтому на Западе выборы – это просто прирученная революция: череда микровзрывов, заставляющая работать национальный двигатель. Этой осенью, например, в Германии возможна цветная революция: большинство в Бундестаге может получить партия «зеленых». И правящему союзу ХДС/ХСС придется проситься к ним в коалицию. Или уходить в оппозицию. Что означает в Германии всего лишь «потерю большинства», а не – как в России – «превращение во врага государства». Двигатель гибридного «Мерседеса» устроен куда сложнее и изящнее, чем телега.

Повторю еще раз общее место из европейской истории: на Западе сначала сложились народы и нации, и только потом – национальные государства. А в России сначала появилось ордынского типа государство, которое не дало населению трансформироваться в народ. В итоге главной функцией полудохлого моллюска стала забота о толщине стенок раковины под утешительное: «А иначе независимость потеряем!». Как будто не потеря независимости в 1945-м произвела крайне успешную перезагрузку немцев как народа…

Это принципиальное отличие русских от европейцев довольно точно подметил Collapse )

Питерские "Алые паруса" и прочая абиссино-русская (разницы нет) пышная пошлость

Позвонили из "Росбалта" по поводу последних "Алых парусов" - ну, там, где ряженый Петр с ряженым агентом Орды Невским под гриновскими парусами распевали "Что мне снег, что мне зной". В разгар ковидной чумы.

То есть из России это видится так, что очередное дно пробито. Но не видится, что сегодняшняя Россия - это и есть цивилизационное дно.

Полный текст (там еще есть мнения Татьяны Москвиной и Виктора Матизера, не слишком, честно говоря, мне интересные) можно найти здесь. Отрывок, касающийся моего взгляда - вот:

"Все дурновкусие этих военных фестивалей, массовых праздников, «Алых парусов» и т. д. объясняется, по моему мнению, одной простой вещью. Дело в том, что в России исчезла — была сознательно уничтожена — единственная, прошу прощения за выражение, скрепа, которая объединяла русских и делала их русскими. Эта скрепа называется Запад. Потому что поведение России без западной скрепы ничем не отличается от поведения любого центральноафриканского или южноафриканского государства.

Я понимаю, что это очень неприятно слушать — а мне было очень неприятно к этой мысли приходить. Но я боюсь, что это единственно возможное в данном случае объяснение. Почитайте у Роберта Сапольски, как ведет себя племя масаи в Центральной Африке — и вы увидите, что, в общем, это ничем не отличается от поведения многих наших министров, губернаторов и пропагандистов. То, что происходит сейчас в России, это не понижение уровня таланта. Страна, в которой сто сорок пять миллионов человек, всегда будет порождать таланты, просто в силу своей величины. Как и любая большая страна, будь то Китай, Индия или Иран. А вот, что дальше происходит с этими талантами — это отдельный уже разговор.

В России за последние годы произошло намеренное, целенаправленное, осознанное расцивилизовывание, раззападнивание. И, к сожалению, коронавирус, пандемия с ее закрытыми границами, немало этому способствовала. Когда русские остаются предоставленными сами себе, им не на что опереться.

И бессмысленно гадать, это вкус народа, вкус режиссера или вкус губернатора, или вкус того человека, должность которого называется «президент». Это варварский вкус, не знавших даже «Греции и Рима». По большому счету он называется «дорогобогато», «Свадьба пела и плясала». Он всюду одинаков, от Москвы до самых до окраин. Эстетика богатой свадьбы для бедного человека — обязательно, чтобы были огромные лимузины, ряженые, чтобы массовик-затейник конкурсы проводил, и чтобы игристое сладенькое рекой лилось. Путь назад, к стоянке древнего человека, к неолиту, охоте-собирательству и пляскам вокруг костра.

Такого культурного отката Россия не знала со времен Петра I, потому что все это время западная скрепа существовала. Смешно, но даже Советский Союз во многом на ней держался, все-таки, марксизм — это западное учение, коммунистические партии существовали на всем Западе, Хемингуэя переводили на русский язык и т. д. А сейчас русские предоставлены сами себе. Мой прогноз крайне неутешителен.

В Германии никаких мероприятий в поддержку власти быть не может. На Западе и в Германии власть — это управляющая компания, «уборщица», которую вы нанимаете. Я еще не знаю, какая партия придет к власти на осенних выборах. Вдруг победит зеленая коалиция, и канцлером Германии станет Анналена Бербок, а не Армин Лашет из ХДС. Народ и власть — как моллюск и его раковина. Он может ее и сменить. И что он будет прыгать и плясать, ублажая эту раковину?

Вот простой пример: недавно вся Германия праздновала «Кристофер-стрит», дни борьбы геев за равные права с гетеросексуалами. Были гей-прайды, я видел, как это происходило в нашем провинциальном Аугсбурге. На одном радужном флаге эмблема ХДС, на другом — эмблема партии зеленых, на третьем — «линки». Они просто поддерживают это движение. «Октоберфест» в Мюнхене — это прежде всего крупнейшая ярмарка, коммерческое предприятие. Пивные шатры содержатся пивоваренными компаниями, которые арендуют эту площадь, Терезин луг, и платят с этого налоги.

Примечательно, что далеко не все в Германии себя считают немцами. Здесь, в Баварии, очень мало национальных флагов. В городе есть такие «микродачи», садовые участочки, часто просто под окнами. Там вывешивают флаги. На ближайшем ко мне участке — два флага Баварии, один флаг Швабии, два флага Аугсбургского футбольного клуба, один ЛГБТ-флаг — и ни одного немецкого".

Хорошенький же в этом году день независимости в РФ. Аресты, посадки, разгром оппозиции, эмиграция.

Тем, кто привык слушать меня по "Эху Петербурга" с Татьяной Троянской, будет интересно узнать, что могут выбить из меня другие интервьюеры. Например, Алексей Волошинов и Стас Корягин с "Росбалта". Тема все та же (а другой сейчас в России нет): отъезд из России (хорошенький же в РФ в 2021 году день независимости - независимости от закона, стыда, морали: верно? Убивают, сажают, выдавливают из страны, врут, подличают, снова врут и снова сажают. При этом большинство верит, что суверенитет страны - это большое благо. А по-моему, это может быть и не меньшим злом...). То есть мы про эмиграцию вообще - и про уехавшего Гудкова и вернувшегося Навального в частности.

Россия как Средняя Корея

Честно говоря, мне остодоело говорить об одном и том же. Россия – это просто Средняя Корея, страна третьего мира, с трендом на превращение в четвертый. Путин, благодаря прогрессу медицины, будет в России долго, еще одно поколение успеет вырасти в никуда, в изоляцию, в убогую третьесортность, где с утра до вечера одно и то же: Путин – аресты – посадки – надувание щек – бедность – грязь – пыль – третий мир. А после исчезновения Путина в России будет новый Путин, то есть новая старая Россия. Ну, так либо терпите и неизбежно (но малозаметно для себя: это бонус!) деградируйте. Либо ищите варианты, как и куда уехать. Другого теперь не дано.

ЯРОСТЬ БЕССИЛЬНАЯ И НЕБЛАГОРОДНАЯ

На подписном Republic.ru (интеллектуально - это лучший сегодня сайт в РФ, а не закрыли его только потому, что сайт и так закрытый, платный, не для всех - но через год-другой удушат и его) вышел мой текст "Ярость бессильная и неблагородная". Он о вариантах жизни в России для тех, кто понимает, что жизнь в России - все более полная задница, но поделать с этим ничего не может. (Спойлер: уезжайте. Не обязательно в Америку. Словакия и Словения для кого-то вполне приемлемые варианты. Но_ оставаясь в убогой стране третьего мира, вы сами не заметите, как увязните в русской трясине). Поскольку "неделя отчуждения" после публикации прошла, перепощиваю текст.
ЯРОСТЬ БЕССИЛЬНАЯ И НЕБЛАГОРОДНАЯ
Обычно новости из России для меня – ровный спокойный гул. Запретили – задержали – арестовали – осудили – оштрафовали – разогнали – снова запретили. На восточном фронте без перемен. Рутина. Как вдруг – ба-бах! – история с посадкой самолета Ryanair в Минске, выдергивание репкой из грядки оппозиционера Протасевича из пассажиров, и взрыв возмущения в сетях. «Пробито очередное дно!» «А Европа опять утрется!» «Если Меркель в ответ не остановит «Северный поток», она будет как Шредер!»
Это в сетях те, кто живет в России, реагируют на историю с ирландским самолетом, летевшего из Греции в Литву, требуя для восстановления справедливости от Германии наказать Белоруссию. И сила эмоций понятна. Лукашенко с Путиным все более монозиготны, просто Лукашенко совсем плевать на стыд, а Путину пока еще отстает на шаг. Так что очередное дно пробито в безопасности российских инакомыслящих: значит, любого можно доставать откуда угодно. Даже с борта международного рейса.
Эти комментарии, эти крики (порой обращенные персонально ко мне) по поводу утирающейся от плевков Путина и Лукашенко Меркель – свидетельство, конечно, жесточайшего рессентимента, бессильной ярости, когда ты ничего не можешь сделать и начинаешь обвинять в бездействии других.
«Германия снова простит диктатора? Перекрыть кислород немедленно по полной программе!» Невозможно объяснить, что Меркель не может что-то «перекрыть», как Путин – щелчком пальцев, она слуга законов и процедур. Но кричащие этого знать не хотят, они хватают Европу за грудки и требуют действий, как те марокканцы, что на утлом челне добрались до желанной Сеуты.
И я выгляжу (понимаю!) последним мерзавцем в глазах оставшихся в России, когда в ответ пишу: да, вы должны терпеть. Терпеть и страдать. Такова ваша планида. Вы сами этот путь выбрали, поскольку для изменений в собственной жизни сделали меньше беженца-марокканца. Что еще остается, кроме как исходить в бессильной ярости?!. Причем вашу боль русская власть, как опытный живодер, будет в лучшем случае игнорировать, а в худшем - наслаждаться.
И к этому следует добавить несколько неприятных слов.
У тех, кто в России, сегодня есть три варианта организовать жизнь.
Первый – уехать или сбежать, получив все возможные преференции этого выбора: новый язык, новый жизненный уклад (и вместе с ними - тьму пищи для ума). Правда, платить за это придется потерей своего круга и социального статуса, - если только не подписан рабочий или учебный контракт. Разыщите в интернете роман Юрия Малецкого «Группенфюрер». Его автор, один из редакторов «Нового мира», когда-то эмигрировал в Германию и стал жить в том городке, где живу сейчас я. В его романе есть эпизод: главный герой, чтобы не потерять социальное пособие, отправляется на общественные работы убирать кладбище. И к своему стыду понимает, что испытывает унижение от этой работы. Но к своей чести осознает, что эта социальная фанаберия еще более отвратительна. Мне проще: я действительно считаю, что лучше быть кладбищенским служкой в Аугсбурге, чем редактором журнала в Москве, поскольку в Германии и в жизни, и даже в уходе из жизни куда больше уважения к человеческому достоинству. Но это персональное мое ощущение. Юрий Малецкий вернулся все-таки умирать в Москву…
Второй вариант – это в России потихоньку скурвиться, подчиняясь диктату власти в обмен на преференции. А как обойти государство, если ты, к примеру, учитель? Уйти в торговцы селедкой? Это, опять же, потеря статуса, что для русских вообще катастрофа. Поэтому все так и цепляются за величие страны, подкачивая самоуважение государственной помпой. Для меня стать частью системы – совсем скверный вариант, но для большинства он приемлем. Кончаются страдания. Ты примкнул к силе. А дальше все ясно. Европа безвольна и гниет (ну, разве не это пишут мне в комментариях те, кого возмущает посадивший самолет Лукашенко?! – Ребята, осталось сделать лишь следующий шаг: полюбить сильного диктатора!). А Россия – хранительница устоев. С песней – вперед! То есть в вечное назад. Но чудовищная архаика русской жизни видна лишь «предателям Родины», «бегущим с корабля крысам», которые знают повестку дня на другом берегу.
Вариант три – это не скурвиться, но и не сбежать, а остаться страдать. Мучиться, переживать, понимать, что жизнь расходуется, в общем, ни на что. Но, как заметил Пелевин, космическое назначение российской цивилизации состоит в переработке солнечной энергии в народное горе. Да, я понимаю, что «хотели бы уехать, да невозможно» (и заранее знаю все оправдания: от «на что я уеду?» до «кто нас нам ждет?»). Но тогда ваши страдания и не заслуживают уважения (в отличие от страданий марокканцев). Они лишь приводит к неврозу, к той самой бессильной злобе, которая выплескивается на всех подвернувшихся под руку, включая меня. Но увы: четвертого варианта, «жить в глухой провинции у моря», нырнуть в профессию, стать эдаким незаменимым печником, которого не тронет даже душегуб Ленин, - его, похоже, больше нет. Сегодня уже не выйдет затеряться в складках империи, - потому что нет ни империи, ни складок.
И больше мне тем, кто остается, нечего сказать. Поэтому я пишу, скорее, для тех, кто в России не живет. Хотя у нас нет никаких обязательств перед страной, из которой мы уехали, но у нас есть обязательства перед оставшимися в стране людьми. Особенно перед теми, кому плохо, кто страдает разом от ярости и бессилия, и кому я, отказывая в уважении, не отказываю в утешении.
Первая обязанность новых мигрантов – это поощрение, интеллектуальное подбадривание тех, кому следует уезжать, а уезжать следует прежде всего тем, кто неординарен. Проблема в том, что даже умники, живущие в России (даже поколесившие по свету) нередко рисуют себе вымышленный Запад: сужу по высказываниям о Германии. Запад представляется тоже как бы Россией, только с человеческим лицом. Но здесь вообще другая жизнь. И это важно объяснять. А про это даже книжек эмигрантами не особо написано. Про Америку или Англию – да, кое-что есть, а вот про социальное и политическое устройство Германии, например, я нашел единственную: «Немецкую систему» Сергея Сумленного. А про немецкую повседневную жизнь – вообще ни одной. И значит, именно мне эту лакуну и заполнять. И если я сейчас веду в ютьюбе видеоблог про Германию – то это моя Pflicht, обязанность перед теми, кто в России задумывается об отъезде.
А второе интеллектуальное обязательство – это интеллектуальное утешение. Окормление, говоря высоким слогом. Утешение хотя бы словом. Потому что мы можем говорить о том, о чем в России говорить уже опасно. Чужое бесстрашие всегда утешительно, пусть это всего лишь бесстрашие мыслей. И я помню, как меня в глухую андроповскую пору поддерживал «тамиздат», вкладывая те идеи, к которым я не мог прийти сам. Я же вижу, как деградирует в России мой бывший круг: их мысли начинают ходить по кругу русских банальностей, глупостей, трюизмов, как почти всегда случается в окукливающейся интеллектуальной среде. Уехавшие живут в открытой. Здесь больше идей, книг, людей, публичных дискуссий, документальных программ - вообще всего. Здесь просто-напросто другая повестка дня. Здесь закончившаяся почти век назад война вообще не тема, а тема – бескарбоновая энергетика, электромобили, цифровизация и смычка города и леса. Западная мысль должна быть видна тем, у кого прогрессирует не только бессильная ярость, но и интеллектуальное бессилие. Которое – даже когда Путин, Лукашенко и прочие оковы тяжкие падут – на новом витке воссоздаст всю ту же ходящую по кругу несчастливую архаику…
Ну, а теперь давайте объясняйте мне, что я совершенно неправ, и говорю все это, только чтобы оправдать свой отъезд!