Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Нет нефтяного проклятия: есть проклятие культуры. Текст, книга и лекция

Я хорошо помню, как механизм, производящий внутри меня тексты, то есть смыслы, щелкнул, запнулся - а потом пошел с совершенно другой скоростью и, главное, потащил меня в другом направлении.

Это было в 2010-м, хотя мне кажется - раньше, раньше! - потому что, повторяю, сегодня у этого механизма скорость другая .

Серёжа Пархоменко, мой однокурсник по журфаку МГУ и сосед по Тверским-Ямским, сказал, когда мы с ним столкнулись на Миуссах, что издательство "Колибри" (которое возглавляла его жена Варя Горностаева: та самая, которая сейчас возглавляет CORPVS) - так вот, он сказал, что "Колибри" выпускает "Бог как иллюзия" Докинза, и что это просто бомба.

Я тогда мало читал. Много зарабатывал, много ездил по миру, много писал, а до чтения... - ну, если вам за полтинник, то вы и сами знаете, что случилось под сенью родимых осин с теми, кто в советскую пору читал взахлеб. Ни про какого Докинза я в жизни не слыхивал. Но "Бога" прочитал. И он меня пробрал, как, не знаю, в детстве пробирали повести Крапивина. Книга оказалась яростным, кипящим концентратом идей и их доказательств. Я абсолютно убежден ни в духовную семинарию, ни в духовную академию нельзя принимать тех, кто "Бога как иллюзию" не прочел. И только если прочитали и не стали атеистами, - тогда да, тогда выбор осознанный.

И я начал читать Докинза, а потом Хокинга, а потом Шубина, а потом, а потом, а потом, - ну, в общим, весь лучший нон-фикшн, который издавался на русском, а на русском тогда еще издавалось не сказать, что много. Сейчас многократно больше. И если у меня был простой вход в это море, то сейчас входить сильно сложнее. Непонятно, на что ориентироваться. На имена? На тиражи? Но вот мир взахлеб читает Ноя Юваля Харари, а по мне и "Краткая история человечества", и Homo Deus - абсолютная макулатура для домохозяек, дешевка. При этом статьи Харари мне попадались любопытные. При этом формально стоящий близко к Харари по жанру junk-философии Нассим Талеб - автор, на мой взгляд, абсолютно блестящий. Как и пишущие junk-экономические книги Левитт и Дабнер, авторы "Фрикономики".

В общем, это я к тому, что в четверг 4 июня в 19.00 по Москве я читаю в рамках квартирника "Росбалта" лекцию как раз об ориентирах и маяках в мире нон-фикшн. Билеты стоят неопасные 100 рублей, так что я бы на вашем месте рискнул. Запись - вот здесь.

Ну, а в качестве бонуса (утешительного - для тех, кто слушать меня хочет, но не может) - текст, тоже связанный с нон-фикшн, опубликованный недавно в газете "На Невском", где в очередной раз сменился главред, и пришел (а точнее, вернулся) Миша Болотовский, являющий собой замечательный тип воспитанного и образованного мальчика из хорошей еврейской ленинградской семьи, с ангельски невинными глазами, в котором, однако, живут черти всего мира. Как он, нажравшись шампанским вдрызг, уснул в обнимку с голым Депардье в джакузи в номере "Националя" - кажется, самая невинная из его проделок. Мишину книгу "Игорная проповедь" я очень ценю.

Вот общем, приглашаю на лекцию, и вот текст.

НЕФТЯНАЯ МОРАЛЬ

Нефть, энергия, деньги сами по себе никакой морали не содержат. Мораль – это алгоритм распределения и перераспределения всего перечисленного. Однако он серьезнейшим образом влияет на то, что после себя обладатели нефти, энергии и денег оставляют. А иногда они умудряются при немыслимых богатствах оставлять после себя неслыханную нищету.

Американский экономист, профессор с русской фамилией Ергин знает про углеводороды больше, чем иные президенты нефтяных концернов. И даже чем главы иных нефтедобывающих стран. Про предмет своего изучения он написал не одну книгу. Билл Гейтс отнес «Квест» Дэниела Ергина к важнейшим прочитанным текстам, а Вагит Алекперов написал предисловие к переводу 1500-страничной «Добычи».

Успеху Ергина способствуют его таланты историка-баталиста и литератора-портретиста. Вот, скажем, как рисует он жизнь в Америке во время первой нефтяной лихорадки, когда нефть нашли сначала в крохотном сонном пенсильванском городишке Тайтусвиле (ну, это как если бы нефть обнаружили в Удомле или в Лайково-Попово), а потом в не менее сонном Корнплантере, который немедленно переименовали в Ойл-Сити, - и понеслось.

Коренные жители «…смотрели на ажиотаж и сутолоку, и на мошенников, и вспоминали тихие пенсильванские холмы до того, как в эту жизнь ворвалась нефть. Они удивлялись тому, что человеческая натура может так быстро измениться и унизиться под воздействием навязчивой идеи богатства. «Озабоченность насчет нефти и земли стала уже эпидемией, – писал редактор местного издания в 1865 году. – Она охватила людей всех сословий, возрастов и состояний… Земля, аренда, контракты, отказы, сделки, соглашения, проценты – это все, что они теперь понимают... Суд бездействует, адвокатура развращена, общество расколото, святилище заброшено».»

Картина знакома любому русскому, пережившему 1990-е, - и вполне сравнима с батальными сценами из «Войны и мира».Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Почему школьный учитель в тупике, если ехидный ученик спрашивает его про non-fiction в программе

С non-fiction случилось примерно то же, что с журналом "Птюч". Это был такой появившийся в 1990-х дивный большеформатный прогрессивный глянец с выносами на обложку типа "Трансвеститы - супергерои Вселенной" и с не менее концептуальным дизайном. Один из принципов которого заключался в том, что раздел "Содержание" в каждом журнале был, а номеров страниц не было. Номер не нумеровался. Вообще. У некоторых обычных читателей, решивших стать прогрессивными, от одного этого кукуха слетала.

У non-fiction тоже отсутствуют номера страниц: отсутствует видимая иерархия, без которой не мыслимы школьные учебники fiction. Вот (долдонят учебники) величайшие мировые классики: слепец с бородой – это Гомер, а жиртрест с усами – это Бальзак. Вот национальная классика: каждый шведский фазан желает знать, кто водятся дикие гуси, на которых усадила мальчика Нильса писательница Лагерлёф, что сделало ее нобелевской лауреаткой, но не классиком (в отличие от того, кто отправил в школу мальчика Филипка).

А в нонфикшн - что?!.

То есть там, конечно, тоже есть своя иерархия, типа, вот Ричард Докинз и Мэт Ридли, а скамейкой пониже и щами пожиже Александр Марков и Ася Казанцева. Но где про эту иерархию разузнать?!. Учебников по нон-фикшн нет. Да они и возможны не больше, чем номера страниц в «Птюче»: пока учебник напишется, отрецензируется и будет включен в программу, половину книг из него нужно будет выкидывать, поскольку изложенные в них теории и факты успеют замениться новыми. (Хотя, допустим, к «Охотникам за микробами» Поля де Крюи это не относится: я тут перечитывал, плача и хохоча, хотя издана она в 1926-м!)

В общем, я склоняю голову пред подвигом любого новичком в отделе нон-фикшн, пусть он даже ставит перед собой элементарную цель: найти «что-нибудь про коронавирус». И теперь, стоя перед книжкой Андрея Сазонова «Коронавирус и другие инфекции: CoVарные реалии мировых эпидемий», имеет вид учителя из 1990-х, отобравшего у ученика на уроке все тот же «Птюч». То есть не знающего, что делать: выкинуть демонстративно на помойку – либо забрать домой, чтобы втихаря самоудовлетвориться.

(Спойлер: от книги Сазонова – врача-терапевта и более чем доморощенного, то есть литературно неумелого, популяризатора медицины – удовлетворения не получить никак. Название –разводка, поскольку коронавирусу посвящена лишь одна главка, начинающаяся где-то на 180-й странице. Но настоящая беда, что вся книга – эдакий советский пирожок ни с чем. «А вот сейчас я вам расскажу древнее предание, дошедшее до нас…» - ну, именно так во времена храпящего на съездах Брежнева научпоп и строгали).

Никто не хочет разбогатеть на книжном бизнесе? Тут есть не просто вакансия, а пушка!

Получил письмо.

"Компания ЛитРес в поисках редактора со знанием немецкого и русского языка. Работа удаленная, из дома, в среднем 8 часов в день. Требуется свободное владение письменным и устным немецким языком на уровне постоянного жителя Германии и возможность быть на связи в течение дня".

Далее обязанности: обработка немецких книжных новинок, работа с их контентом, описаниями и оглавлениями, анализ книжного рынка Германии, написание маркетинговых текстов на немецком. В общем, самое то для выпускника филфака.

К этому приз: брутто-зарплата 40000 рублей в месяц. Это примерно 600 евро и почти в 6 раз меньше среднего немецкого дохода. За работу vollzeit, - полный рабочий день. Правда, это больше ставки старшего преподавателя МГУ (14500 в месяц), которую мне когда-то платили.

Я, конечно, до поступившего предложения не дотягиваю в силу недостаточной квалификации, но на месте других - подумал бы.

P.S.
Кстати, если кого-то интересует не как на ЛитРесе заработать, а как потратить, то вот неточная, но все же выборка продающихся там за небольшую денегжку моих книг и лекций: это здесь.

Все ради денег: я, наконец, появляюсь в Петербурге. Лекция и "Эхо Петербурга"

На следующей неделе - две моих лекции из цикла "Об эволюции всего".

Четверг, 23 января, 19.00 - квартирник "Росбалта" на Марсовом поле, 3: "Об эволюции денег". Повторять очевидные вещи вроде тех, что сначала роль денег играли беличьи шкурки, а потом злато-серебро, а потом ассигнации, а теперь у нас электронные деньги, - я не собираюсь: неинтересно. Интересно говорить о том, что  деньги эволюционировали примерно так же, как физика, которая с приобретением математического аппарата стала манипулировать формулами, выводя законы природы с листа бумаги. Интересно говорить о появлении квазивалют (например, о числе просмотров в ЖЖ, которое при некотором пороговом значении можно конвертировать в число подписчиков в инстаграме, которое при некотором пороговом значении можно конвертировать в "обычные" деньги). Цена участия в квартирнике - 250 руб., это с чаем. Подробности и контакты - здесь.

А в понедельник 27 января в 11.05 я планирую быть в прямом эфире "Эха Петербурга".

И потом меня в Петербурге снова долго не будет.

О том, почему ЕГЭ замечателен, хоть не идеален

Офтопик. После питерского переезда и после экзаменов в Германии навалилась летняя усталость. Когда-то, в тучные годы, когда я еще не был на телике запрещен, а на телике хорошо платили, я вообще старался летом не работать. Лето было для впитывания. Велосипед, аудиокниги, балкон, книги, дача. Сейчас почти то же самое, только дачей являетс весь расслабленный Аугсбург. Вон, вчера жарили у М.Б. шашлык и играли в бадминтон. М.Б. живет на первом этаже в бывших американских казармах, переделанных под жилье. Это в России "первый этаж не предлагать", в здесь к первому этажу пригалается маленький, но свой садик (а иногда и немаленький). Американские казармы по расположению - какое-нибудь метро "Академическая" в Москве или Черная Речка в Питере. Вот представьте: вы идете возле послевоенных пятиэтажек, а у них садики, а в садиках у всех мангалы, огородики... И не надо ехать на дачу за 135 км под Выборг, как полжизни ездил я: какой идиот придумал, что землю под огороды нужно давать за городом, а не в городе?!

Впрочем, к теме: вот один из моих текстов, опубликованных недавно на Росбалте, но про который я от усталости даже забыл...

ГИМН ПРОКЛЯТУЩЕМУ ЕГЭ

Есть две скрепы, соединяющих русских в нацию: любовь к Новому году, - с елкой, шампанским и оливье, - и ненависть к ЕГЭ с его стандартной тестовой формой.

Все так любят первое и так терпеть не могут второе, что я в этой парадигме наполовину нерусский и почти русофоб. Ведь, ничего не имея против оливье, я полагаю, что ЕГЭ – лучший изо всех способов оценки знаний школьников. Я убежден, что стандартизированные, рутинные тесты вообще оптимальны там, где мы имеем дело с большим людским потоком. При этом все аргументы противников ЕГЭ («да в школах не учат, а два года только и делают, что натаскивают на ЕГЭ!», «невозможно по одному лекалу оценить всех!», «гений вполне может провалить ЕГЭ!», «для детей ЕГЭ огромный стресс!», «да там тьма идиотских заданий!») мне известны. Как и аргумент «ЕГЭ нам навязала Америка!»

У моей позиции есть и основание, и обоснование.

Я сдавал выпускные и вступительные экзамены еще в СССР, когда никаких ЕГЭ не было. При этом стандартизированные тесты я тоже сдавал, причем последний раз недавно, и скоро снова буду: правда, уже в Германии. Сдавал я языковой тест, а сейчас сижу и учу 1100 билетов правил дорожного движения, чтобы обменять российские водительские права на немецкие. И в России, разумеется, точно так же сдают водительскую «теорию» - посредством теста. И никто не возмущается, потому как – а что придумаешь лучше?

И это ровно тот вопрос, который я всегда задаю противникам ЕГЭ: а что вы предлагаете взамен? Вернуться к «старым добрым экзаменам»? Спасибо, это пройдено. Сначала ты готовишься к выпускным экзаменам к школе, к которым тебя точно так же натаскивают целый год. «Записали в тетрадь: «Коллективная мудрость Политбюро и лично генерального секретаря ЦК КПСС…» - прохаживаясь между рядами, со страдальческой интонацией диктовала моему классу ответ на билет о каком-то партсъезде историчка Татьяна Назарьева. Это ничем не отличалось от диктовки моей преподавательницы немецкого Аннелиз, натаскивавшей нашу группу на написание деловых писем, что было частью стандартного теста: «Зе-ер ге-ерте дамен унд херрен… Хабен зи гешрибен? Записали?»Collapse )

Победитель "Просветителя" Ястребов: чтение с ограничениями

Вот перед праздниками еще одна моя рецензия из "Делового Петербурга". На очень нашумевшую книгу, - которая, боюсь, многих страшно разочарует:



От атомов - к древу. Если, конечно, осилите…

У книги Сергея Ястребова характеристики – как у какого-нибудь стаффордшира, чемпиона породы. Автор – известный популяризатор науки, биолог (МГУ с отличием). Научный редактор – знаменитый Александр Марков, зав. кафедрой эволюционной биологии МГУ, автор бестселлера «Эволюция человека». Главная идея – гениальна: рассказать, как устроена жизнь на Земле, то есть по какому транспортному коридору неживое переходит в живое. Все рецензии – восторженны: «легко, непринужденно, огромное удовольствие». И, наконец, большая золотая медаль на выставке: премия «Просветитель» по итогам 2018 года. Выше этого в мире российского нон-фикшн нет ничего. В общем, однозначный резон идти в магазин. Где можно пробежать глазами предисловие: небольшое, элегантное, убеждающее, что книга рассчитана на «образованного небиолога», которому хотелось бы понять, как смотрит на жизнь современная биология. Ну, и как вы, будучи честным человеком, после этого поступите?..

И вот вы приходите домой, и открываете, и читаете, и даже, возможно, прочитываете первые страниц пятьдесят. А потом ловите себя на том, что в пятый раз перечитываете: «Если в создании пептидной связи примут участие карбоксильная группа глицина и аминогруппа аланина, дипептид будет таким: NH2−CH2−CO−NH−CH(CH3)−COOH. Но возможен и другой случай, когда пептидную связь образуют, наоборот, карбоксильная группа аланина и аминогруппа глицина. Тогда пептид получится вот таким: NH2−CH(CH3)−CO−NH−CH2−COOH».

Ок, усилие воли, рывок. «Однако возможна ситуация, когда на месте сукцината окажется малонат — анион малоновой кислоты, отличающейся от янтарной на один атом углерода (HOOC–CH2−COOH). Молекула малоната приблизительно подходит по форме к активному центру сукцинатдегидрогеназы и может его занять. Но поскольку соответствие все-таки неточное, никакой реакции в этом случае не произойдет. Активный центр сукцинатдегидрогеназы будет заблокирован. Это называется конкурентным ингибированием».

Я знаете ли, хоть и «необразованный небиолог», но в школьном анамнезе имел 1 место на городской, областной и 10-е - на республиканской олимпиаде по химии. И я понимаю, что меня надули. «От атомов к древу» никакой не нон-фикшн, а учебное пособие по органической химии и биологии для поступающих в вузы. Или даже уже поступивших. Знаю: штудировал в свое время пособие Хомченко…

Разница между нон-фикшн и учебником кажется несущественной, но на самом деле огромна и принципиальна. Нон-фикшн объясняет, а учебник учит. Я могу вам за час объяснить разницу между английским и немецким языками, но ни один язык вы не выучите и за год.

Учебник требует усилия, времени, запоминания: он вводит в науку, делает читающего частью сообщества. Книжка нон-фикшн всего лишь делает стены в лаборатории прозрачными. Если разница не обозначена, чувствуешь себя обманутым. У меня такое случалось. Открыв для себя – и влюбившись! – биолога Ричарда Докинза, я после «Слепого часовщика» и «Эгоистичного гена» (отличных популярных книг) ринулся читать хваленый «Расширенный фенотип». Через неделю обнаружил себя увязшим в первых главах, что «Святой Фока» во льдах. В растерянности позвонил тому самому Александру Маркову. «Это же учебник для старших курсов биофаков!.. – отозвался он обреченно. – А на какой вы застряли странице? Сто какой-то? Очень, знаете ли, неплохой результат!»

Поэтому проблема не в Ястребове, а в издательстве и в оргкомитете премии «Просветитель». У нас правом на маркировку «учебник» и «учебное пособие» обладают лишь министерства. Но пришла пора придумать, как эту монополию обходить. Тогда – никаких претензий. Предупрежден – значит, вооружен.

Ведь как учебное пособие «От атомов к древу» написано действительно замечательно и даже легко. С чем автора и следует поздравить.

Я в Петербурге в ближайшее время: от лекций и "Эха" до экскурсий. На меня продают абонементы!

Вот где будет меня видно и слышно в ближайшее время.

18 апреля, четверг, 19.30, ДК Льва Лурье в "Лавке художника" (Невский, 8) - моя, пожалуй, самая громкая лекция: о теории цивилизационных волн Элвина Тоффлера. В Москве я читал ее и на закрытых мероприятиях айтишных фирм, и студентам, потому что Тоффлер первым четко охарактеризовал каждую волну с точки зрения безового продукта и главных принципов, необходимых для его производства. Это действительно многое объясняет: например, чтобы сегодня массово вернуться к "базовым семейным ценностям", нужно массово вернуться к станку и жизни по гудку. То есть то, что Мизулина или Милонов - идиоты, мы и без Тоффлера знаем, но он очень хорошо показывает, на чем зиждется такого рода идиотизм. Билеты - здесь. Цена - от 800 до 1000 руб.

19 апреля, пятница, 11.05 - я в "Особом мнении" в эфире "Эха Петербурга" (91,5 fm).

22 апреля, понедельник, 19.00 - я, как какой-нибудь Чайковский по абонементу в Филармонии, прозвучу в рамках первого абонемента серии лекций "Об эволюции всего" на квартирнике "Росбалта" (Марсово поле, 3). Первая лекция (подхватывая тему цивилизационных волн Тоффлера") - об эволюции семьи. Условия попадания - здесь. Цена абонемента - 600 рублей. Сразу скажу, что самый быстрорастущий новый тип семьи - вовсе не однополая. И даже не die Patchworkfamilie (немецкий термин, означает семьи, где вместе растут дети от предыдущих браков). А... Ну, ок. Поговорим о шведской семье, потому что этот тип распространеннее всего в Швеции.

И вот теперь - про экскурсии. Я хочу разминочно открыть сезон в субботу и воскресеное, 20 и 21 апреля, экскурсиями по дворам Невского и Литейного вокруг утонувшего в веках и всеми забытого Итальянского сада и по дворам Рубинштейна. Но: прогноз грозит на субботу дождем. "Долгий" прогноз всегда неточен, но окончательное решение по датам и времени (скорее всего, в 12.00) я приму в четверг - и тогда же обнародую. Если кому-то хочется ну непременно-непременно, и готов мокнуть и мерзнуть, - пишите dima.gubin.ru@gmail.com, сообщайте о своем желании.

Школьники и чтение: Германия, Англия, Россия

В августе, когда я жил в Лондоне, меня попросили узнать, что велено читать английским школьникам, включая задания на лето. Я поручение честно выполнил, причем консультировали меня разом мой преподаватель в языковой школе и - контрольная закупка! - парочка гаврошей из Ист-Энда, собиравших на улице charity. Но я как-то замотался, и про полученное знание забыл, а вспомнил недавно, уже в Германии, когда моя русская знакомая начала рассказывать, как здесь ее детям пытались привить любовь к русской литературе в воскресной русской школе. Ну, такая школа русским родителям кажется важной штукой, поскольку их русские дети - уже не вполне русские. Немецкий язык для них основной, поскольку на нем говорят их главные авторитеты: ровесники. Так происходит с детьми всех эмигрантов. Посмотрите дивный фильм "Солино" немецкого режиссера турецкого происхождения Фатиха Акина: там это происходит с итальянскими детьми...

Так вот: в воскресной школе детей сразу ткнули носом в главную русскую ценность: Пушкина. С размаху - в "Евгения Онегина". Дети стали читать:

Летит кибитка удалая,
Ямщик сидит на облучке
В тулупе, в красном кушаке.
Вот бегает дворовый мальчик,
В салазки жучку посадив...

И началось: что такое "кибитка"? кто такой "ямщик"? "Облучок" - это кто или что? Что такое "тулуп" и "кушак"? "Салазки" и "жучка"? И почему мы должны этого Пушкина читать, если у него в каждой строчке по тому слову, которое нам точно никогда в жизни не пригодится, потому что ничего этого больше нет?..

В общем, моя знакомая, выслушав аргументы своих детей, их из русской школы их забрала, а на мой вопрос о чтении в немецкой школе ответила, что там дети читают не Гёте и не Шиллера, а повести и рассказы о жизни своих ровесников, и анализируют свои проблемы, а не богатого бездельника 19 века...

Что же до лондонских гопничков, то один из них написал мне в блокноте, что их домашнее чтение на каникулы - это Batman, Spiderman и Superman. А дальше приписал, цитирую: "I dont go shool", - невозмутимо пояснив, что он на "домашнем обучении".

А мой препод посоветовал заглянуть на сайты с тестом GCSE - General Certificate of Secondary Education: грубо говоря, это экзамен "неполной средней школы" (для 15-16 летних, у которых через 2 года последует сдача A-level).

Единого экзамена по английской литературе нет (тест делится по спецификациям, можно глянуть сюда). Но в среднем получается так: несколько драм Шекспира ("Ромео и Джульетта", "Макбет", "Буря", "Много шума из ничего"), затем - "Повелитель мух" Голдинга, "Ферма животных" Оруэлла, "Убить пересмешника" Ли, "Далеко ли до Вавилона?" Джонстон. Из довоенной (до 1914) прозы - "Франкенштейн" Шелли, "Гордость и предубеждение" Остин, "Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда" Стивенсона, "Джейн Эйр" Бронте, "Большие надежды" Диккенса...

Но в части относительно современной прозы получается похоже на Германию: это книги о проблемах подростков.

А еще мои знакомые немцы сказали, что в Германии какого-нибудь Гейне знают лишь университетские гуманитарии. А когда я в ответ гордо и с понтами (поскольку только первые восемь строк и помню) начал "Ich weiß nicht, was soll es bedeuten", то бишь "Лорелею", мне доброжелательно посоветовали фитилек притушить. Ибо"Лорею" Гейне знаменитой сделала нацистская пропаганда (как у нас пропаганда сделала знаменитым Маяковского) и, якобы, листовки с "Лореей" вкладывались в рюкзаки солдат вермахта по личному приказу фюрера.

Ну, был бы рад узнать, как со школьной литературой обстоит в других странах...

Вечный фашизм и "Вечный фашизм". О Быкове, Умберте Эко и прочем. Моя лекция в СПб 20.01

Читаю в каментах про Быкова, который неосторожно и неточно, однако ж публично, высказалсяся, что если бы Гитлер не уничтожал евреев, то его бы в СССР приветствовали многие: "Жидовская морда, как ты смел оскорбить память тех, кого уничтожали фашисты! Да тебя бы в Освенцим!"

Это типичный русский современный рессентимент вперемежку с таким же современным русским невежеством - и с типично современной русской повернутостью вспять. Эмоционально Россия 2019 года все еще ведет войну 1939-1945 годов, причем редуцировав ее до рамок 1941-1945.

Ну да, Быков в данном случае неточен (что со всеми часто случается при публичных выступлениях). Гитлер ни во что не ставил не только евреев, но и вообще Untermensch в широком диапазоне - от гомосексуалов и свидетелей Иеговы до цыган и славян. А если бы ставил, и если бы ставил задачей освобождение СССР не от унтерменшей, а от коммунизма - да кто бы ему не аплодировал, а? Но, как говорится, если бы у бабушки были яйца, она была бы дедушкой.

Между тем, фашизма в Германии при Гитлере не было. Был социализм в разновидности национал-социализма: такая же крайность, экстремум на гауссиане фашизма, как и сталинский коммунизм. Образцовый фашизм был в Италии, а вариации фашизма были всюду - в Испании (Франко), Португалии (Салазар), на Балканах (усташи)... Европа 1930-х, - да что там! мир 1930-х, поскольку Европа и была миром! - был фашистским. Фашизм был всюду, но не победил лишь в трех странах: США, Великобритании, Франции.

Почему победил всюду, кроме них? - у меня есть простой ответ на этот вопрос. Почему победил Гитлер? - здесь простого ответа нет. Хотя я уже и практичеки живу в Германии, хотя и съездил специально в Дахау (где через час мне реально стало плохо), хотя и прочитал тьму всего, от Клемперера до Хафнера - у меня нет четкого ответа о живучески фашизма и даже крайних его форм, как сталинизм и гитлеризм. Фашизм в определенных штаммах сохранился сегодня много где, включая современную Россию. Фашизм - массовый идеологизированный отказ от личности в пользу общности, приватизированной политическим харизматиком - несомненно, имеет основу в биологической природе человека. Как и любая болезнь. И, как и любая болезнь, он имеет и анамнез, и симптоматику. Об этом - несколько лохматое, но совершенно знаменитое эссе Умберто Эко "Вечный фашизм", о котором я читаю лекцию в воскресенье 20 января в Питере, в ДК Лурье, в коворкинге "Ясная Поляна" (это минута от метро "Петроградская").

Три года назад при попытке прочитать эту лекцию все в том же ДК Лурье владельцы площадки отказали в предоставлении зала (победа фашизма - это еще и неизменно сопутствующий ей страх; владельцам позвонили и порекомендовали лекцию не проводить, представившись сотрудниками петербургского ФСБ). В этот раз, надеюсь, все пройдет нормально. Так что вас ждет разговор о 14 признаках "вечного" фашизма (или ур-фашизма).

Билеты (800/900 рублей) - здесь.

Кстати, синкретизм (смешивание в кучу невозможного с полным пренебрежением к логике: выражением этого подхода и является "жидовская морда, как ты смеешь Гитлера обелять, тебя бы в Освенцим!") является, по Эко, первым признаком ур-фашизма.

В общем, приходите.

Я теперь в Питере нечасто.