Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Немецкие мои дела. Бумажный концлагерь... (а моя лекция о социальной стороне пандемий - в пятницу)

Давно не писал о своих новостях. А они есть.

Сходил к домашнему врачу в праксис. Praxis, "праксис", - слово, которое еще ни одному русскому на русский перевести не удалось. "Частный кабинет" - неточно, потому что у моего врача это не кабинет, а ресепшн, смотровая, лаборатория, процедурная... А вот поликлиник в Германии нет. И ведь в России когда-то не было. "Поликлиники придумали в СССР, чтобы прогонять через них завод целиком", - сказала мне одна недавно ставшая немкой немка. И на дом врача в Германии вызвать нельзя. Потому что если врач будет ходить по домам, у него не останется времени на "шпрехштунде", "разговорные часы", как называется здесь то, что по-русски называется "приемными часами". И врач тебя осматривает и с тобой говорит действительно дольше, чем в России. И еще домашний врач выписывает тебе направления к специалистам. Потому что некоторые без направления не станут с тобой говорить. Зато потом все свои наблюдения за твоим телом отправят к твоему домашнему врачу. Домашний врач - такой центральный процессор. И хотя немцы свою систему тоже поругивает, русской она эффективнее в разы. Но это я отвлекся.

Так вот, домашний врач: "Снимите вы эту маску. Между нами абштанд, дистанция, больше двух метров. И носите маску только тогда, когда нельзя абштанд хальтен. Носить маску вредно. Бактерии, которые мы выдыхаем, остаются на маске изнутри. И перчатки не носите, лучше руки мойте. Но не слишком часто. На дерматологов сейчас нагрузка большая, из-за перчаток начались дерматиты..."

Поговорили о заразившихся ковидом. В нашем 300-тысячном городе не заразился ни один врач. И у моего врача нет ни одного заразившегося знакомого. Это к тому, что в Петербурге мой знакомый врач уже переболел, и он же сказал, что половина его коллег переболела. А уж сколько моих знакомых подхватило ковид... Сегодня, например, узнал, что и Маша Арбатова, дай бог ей здоровья...

Ну, хорошо, идем дальше. Дальше я иду в парикмахерскую. Парикмахер в Германии называется французским словом "фризёр", которого, однако, во Франции не понимает никто: забыли. Лингвистически ситуация почти как с немецким "дуршлагом" в русском: немцы говорят "зиб", а "дурхшлагом" те, кто постарше, называют текст, напечатанный через копирку. К парикмахеру я записывался за неделю: без записи попасть нельзя, и нужно назначать "термИн" - еще одно непереводимое слово. В общем, эппойнтмент. Так вот, перед стрижкой ты заполняешь анкету. Имя, телефон, вообще контактные данные, во сколько тебя начали стричь... Практически то же - в ресторанах. Потому что тут в Нижней Баварии открылся один ресторанчик, на радостях пригласил на ужин всех, кто ему в трудную минуту помогал, - ну, с соблюдением дистанции при рассадке, разумеется, - в общем, у 10-х из 40 отужинавших теперь ковид, еще два десятка на карантине. Запись нужна, чтобы могли быстро вычислить всю цепочку. Потому что в Германии все притихло, но ничего не кончилось: в нашем городке снова который день выявляют 1-2 инфицированных. И министр-президент Баварии называет эту ситуацию "тонким льдом" и дико злится на соседнюю Тюрингию за то, что там собираются вообще большинство ограничений отменить.

Впрочем, по тонкому льду мне пройти предстоит: если не грянут дожди, поеду на пару дней покататься на велосипеде по Дунаю, с ночевкой Нойбурге, - само собой, ужинать придется где-то в ресторанчики. Ну, или у турков в дёнерной. Эти ребята работают везде и всегда. Как справедливо сказал Володя Есипов, бывший редактор русского GEO и нынешний спецкор Deutsche Welle, даже если от Германии ничего не останется, и ветер развеет последний песок с обломков Рейхстага, на углу будет стоять у своего ларька с дёнерщик-турок и удивляться, что в последнее время стало что-то маловато народу... А 15-го июня пойду, если раздобуду билет, в нашу аугсбургскую оперу на премьеру "Исправительной колонии" (Strafkolonie) Филиппа Гласса. Это камерная опера, - всего 5 оркестрантов. И зрителям на нее разрешат прийти ровно 50-ти: это предел для массовых собраний под крышей. Зато дирижировать будет Иван Демидов, - ну, это как если бы берлинец на моем месте на Кирилла Петренко билет раздобыл.

Как видите, немецкая жизнь под ковидом тиха, элегична, провинциальна (если не считать оперных премьер). Из прочих заметных событий - лишь пожар на радиовышке "Баварского радио" в Мюнхене: по счастью, без жертв. Никаких военных парадов, Кащеев Бессмертных в бункере, арестов журналистов, электронных пропусков, обязательных перчаток-масок и садистских московских карантинных приложений, заставляющих жертву каждый час слать селфочку из дома, иначе оштрафуют на 55 евро. Средний выписанный штраф за появление без маски в людных местах типа магазинов и за нарушение социального абштанда составил в Баварии, кстати, 150 евро, и повыписывали этих штрафов на целых 200 тысяч евро. Безобразие конечно, - гнилая Европа, что и говорить.

А вот о том, почему в России все так нервно, хотя по статистике просто прекрасно, и вообще о социальных механизмах пандемий (а они мало изменились с времен чумы) я буду рассказывать на своей вэб-лекции на виртуальном квартирнике агентства "Росбалт" в эту пятницу, 29 мая, в 19.00 по Москве. Запись практически дармовая, а кое-что интересное наверняка для себя услышите. Билеты - здесь.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Хроники карантина. На вписке в Германии. 20 апреля. Немецкий тянитолкай

Если бы пейзаж за окном не менялся стремительно (вот отцвели нарциссы на балконе, вот стали отцветать гиацинты на балконе, вот вот вот... вот вот-вот вспыхнет дебелой невестой огромный белый каштан на углу… и юркими женишками ответят за другим углом юные красные каштаны) - то у меня, конечно, который день был бы день сурка.

Подъем в 7, чашка кофе - и на велосипед. Днем работа (никогда не думал, что буду дистанционно учить писать нон-фикшн книги и ставить речь), книги на балконе (читаю в плавках, баварское солнце печет исправно), вечером, после ужина - джогинг: до леса и обратно. Случайно сегодня узнал, что составление "рутинного списка дел, включающего прогулку по улице раз в день", рекомендует и немецкий минздрав в ответе на вопрос, можно ли сейчас встречаться со своим психотерапевтом. Развернутый ответ таков: поскольку психотерапевты приравнены к обычным врачам, то – только в случае острой необходимости. Общайтесь дистанционно. А помогает сохранить душевное равновесие рутинный список дел…

Стремительная смена вида балкона означает, что мне пара в магазин за цветами. Садовые центры открыли в этот понедельник: они с середины апреля по июнь как раз делают 60% годового оборота. А вот цветочные магазины, где букеты и прочие икебаны, откроются только в следующий понедельник.

А вот пивбары, гастхаусы, отели и рестораны пока к старым добрым временам не вернутся (рестораны – только доставка, отели – только для командировочных). И тщетно увещевать, что вот, в Австрии все это великолепие должно ожить и зашевелиться с середины мая. Какое тут шевеление, если во вторник с утра официально объявили – и в от это, конечно, был гром – что Октоберфеста в этом году не будет. На этом фоне и отмена парада победы в Москве пролетает мимо. Московский парад – это локальное событие, к тому же часть кремлевской пропаганды, а Октоберфест – событие мировое и искреннее. Это не совсем пивной фестиваль, кстати. Это грандиозная ярмарка. На Октоберфесте тьма мелких детей. И это нормально.Collapse )

Почему Германия не Россия

Мой текст, опубликованный недавно в "Деловом Петербурге". Цифирки в нем, увы, увеличились. В Аугсбурге уже 9-й умерший от ковида (альте фрау 1930 года рождения) и снова довольно много вновь выявленных случаев: 8. Но тональность текста точная: ни я, ни кто бы то ни было не знает ни причин конкретных локальных ситуаций, ни как долго все это будет длиться. В России, похоже, все будет идти по очень плохому сценарию - просто потому, что 70% российской экономики направлено на поддержание иллюзий Путина в его международном величии и на оборону от разрушения этих иллюзий. Причем главный метод создания иллюзий - это рисование декораций, в том числе медицинских: это причина того, почему главврачами являются не специалисты, а лоялисты. Поэтому кейс питерской Покровской больницы обречен повторяться сотни и сотни раз по всей стране. Берегите себя сами!

ЭПИДЕМИЯ И НЕМЕЦКИЙ ПОРЯДОК

В Германии нет ни чрезвычайной ситуации, ни карантина, а есть то, что называется «Ausgangssperre»: «ограничения на выход». Из дома можно в магазин, в аптеку, с собакой, на работу, заниматься спортом – и только одному, если вы не семья или партнеры.

Это если кратко, а если нужны подробности и рассуждения, то я их обычно узнаю от тех, кто живет в России. Это мое любимое развлечение. Вот экономист Андрей Илларионов с пылом уверяет, что низкие показатели ковид-смертности в Германии связаны с широчайшим тестированием. Правда, в моем 300-тысячном Аугсбурге тесты сдают, как и всюду в Европе: по показаниям. Есть одна платная лаборатория drive-in, но и туда нужно записываться, да и открылась она не сразу. Сейчас Илларионов точку зрения изменил: оказывается, все дело в противотуберкулезной вакцине БЦЖ, которую в ГДР кололи всем детям. Если взять карту, на северо-востоке Германии заболеваемость действительно ниже. Но возможно, дело не в БЦЖ, а в том, что баварцы и баденцы привыкли гонять в близкую Италию (это как из Питера в Финляндию, только без виз): оттуда вирус и привезли. К тому же в Баварии есть район Тиршенройт, где положительный тест у 1,4% жителей, и почти каждый тысячный умер, - а есть Аугсбург, где процент заболевших меньше в 13 раз, а умерших – в 35. Почему? Не знаю, я же не Илларионов. Строгой изоляции в Аугсбурге нет. Продавцы первую неделю работали безо всякой защиты, потому что где ж ее было взять. 70-летние джогингисты и 80-летние велосипедистки, как и в старые добрые времена, гоняют по лугам, берегам и лесам. Футболисты на опушке пинают мяч. Полиции я ни разу не видел, хотя, в принципе, она может за первое нарушение аусгангсшперре оштрафовать на 150 евро.

В общем, я не знаю, почему в Германии ситуация благополучнее других стран. Хотя знаю, в чем ее специфические черты.
Во-первых, в Германии есть научная организация, которой все крайне уважают: Институт Роберта Коха. Того самого, который открыл и холерный вибрион, и туберкулезную палочку. Институт Коха сегодня – главный авторитет и консультант по COVID-19. В России же, к слову, не сразу найдешь щель, в которую забилась Академия наук со всем своим медкрылом: это крыло, вообще, к полету способно?!.

Во-вторых, в Германии власть не врет, и пропасти между барами и холопами нет по причине отсутствия этих классов. Поэтому, когда Меркель сказала, что, возможно, 60-70% населения переболеет, это не вызвало паники. И когда она ушла на самоизоляцию после общения с инфицированным врачом, то отправилась домой на берлинскую Ам Купферграбен, 6, а не в бункер или в тайную резиденцию. А если бы, не дай бог, заболела, то легла бы в обычную больницу: других нет.

В-третьих, немецкий порядок построен не на бюрократизме, а на рационализме. Какой путь борьбы с эпидемией самый эффективный? Социальная дистанция в 1,5 – 2 метра, - хотя, понятно, не все будут или смогут ее соблюдать. Ну так и не надо тогда запрещать заниматься спортом или гулять! А на вопрос газете, можно ли во время эпидемии 17-летнему сыну встречаться с 15-летней подружкой, следует ответ, что все партнеры имеют право встречаться, и возраст не имеет значения.

Несколько приличных книг, напрямую имеющих отношение к тому, что происходит за окном

Я читаю и рецензирую нон-фикшн от разных издательств, но особо обращаю внимание на пять:

1) НЛО ("Новое литературное обозрение"), Москва;
2) CORPVS (независимое подразделение АСТ), Москва;
3) Ad Marginem, Москва;
4) "Альпина нон-фикшн", Москва;
5) Издательство Ивана Лимбаха, Петербург.

Им сейчас хреново всем, но особо хреново Ивану Лимбаху. Хотя бы потому, что - Петербург, т.е. все по остаточному принципу, начиная с содержания кошельков. И хотя бы потому, что принцип издательства - брать лучшее среди малоизвестного, - денег приносит мало. Однако за одно то, что они издали "Историю одного немца" и "Некто Гитлер" Себастьяна Хафнера и "Мы - это наш мозг" Дика Свааба я бы внес главреда Ирину Кравцову в список почетных граждан Петербурга (впрочем, нет. После Гундяева и Матвиенки в этот список - только после его дезинфекции).

Издательство Ивана Лимбаха сейчас делает то, что пытаются делать все издательства: привлекает к себе внимание. В том числе и скидками. Если вы себя относите к интеллектуалам, зайдите, пожалуйста, на страницу издательства по этой ссылке. Там в каталоге за 2018 год двухтомник лекций Мачинского по истории России стоит, например, - надо брать!

А ниже - мой опубликованной на "Росбалте" текст о книгах, которые имеет смысл прочитать во время эпидемии: тем более, что времени до снятия карантина у вас теперь хоть ушами ешь: весь апрель, и май, и, скорее всего, июнь.

5 ЛУЧШИХ КНИГ О ВИРУСАХ, БАКТЕРИЯХ, ЭПИДЕМИЯХ И ПАНДЕМИЯХ

Сейчас каждый сам себе – диванный вирусолог. Имеет право. Однако прежде чем вступить в партию «Давайте все переболеем!» (или «Да мы еще прошлой зимой все переболели!»), неплохо бы кое-что по теме почитать. Хотя бы затем, чтобы знать, чем вирусы отличаются от бактерий, а тест на антитела отличается от теста ПЦР. Ну, и не лепить глупости типа «да вирусы в мумиях сохраняются 5000 лет!» По счастью, вирусы погибают вместе с живыми клетками – в отличие, например, от грибов, которые переносятся спорами и легко паразитируют на разлагающейся органике. Пандемия грибов – вот это могло бы стать настоящим кошмаром! Ниже - пять крайне увлекательных книг, чтение которых не только дает начальные знания, но и хорошо снимает сегодняшние страх и тревожность. Проверено на себе.

Соня Шах. Пандемия. Всемирная история смертельных вирусов



В русском названии – досадная неточность. Главный предмет интереса американской журналистки – холера:  та самая, от которой умер Чайковский, и за которой Соня Шах гонялась по всему свету. Однажды на Гаити на ее глазах от холеры стал умирать человек, минуту назад бодро шедший на посадку в самолет. Ничего героического: литры неудержимого белесоватого поноса, вызываемого как раз не вирусом, а бактерией, холерным вибрионом. Эпидемии холеры в ХIХ веке уносили сотни миллионов жизней: без медицинской помощи (на удивление простой) смертность составляла 50%. О том, почему ключа к спасению не видели в упор, и о том, почему пандемии не сплачивают, а разобщают людей, заставляя искать врагов, Шах пишет точно, жестко и порою – как бы сказать? – обреченно. Одной холерой дело, разумеется, дело не ограничивается. «Промозглым днем в начале 2011 года я направляюсь на продуктовый рынок в Гуанчжоу, столице южнокитайской провинции Гуандун, искать колыбель новых патогенов. Рынки дичи – это открытые уличные торговые площадки. Они обслуживают традиционную для Китая «дикую» кухню е-вэй, для которой характерны блюда из разных экзотических животных – от змей и черепах до летучих мышей. Именно там, на рынке дичи в Гуанчжоу, родился вирус, чуть не ставший причиной пандемии в 2002 году. Обычные носители этого вируса – подковоносые летучие мыши». Сейчас это читаешь – мороз по коже.

Карл Циммер. Планета вирусов



Карл Циммер не просто научно-популярный, но и популярнейший американский журналист и писатель. Его «Эволюция», «Паразиты», «Микрокосм» - блестящие образцы жанра. «Планета вирусов», положим, написана не столь виртуозно, но это и не книга, а эссе для большого проекта «Мир вирусов». Но зато – 88 страничек всего. Можно освоить за вечер. Разумеется, там есть хрестоматийная история о том, как в попытке излечить табачную мозаику, уничтожавшую плантации голландского табака в конце XIX, и были открыты вирусы (слово «вирус» предложил голландец Мартинус Бейеринк). Но вообще книга Циммера – впечатляющая «портретная галерея» вирусов, этих взбесившихся генов и белков. Вот риновирусы: те самые, от которых у нас чуть не каждый год насморк, и которыми мы заражаемся не потому, что не по погоде оделись, а потому, что поковырялись в носу пальцем, не помыв руки, которыми открывали дверь магазина в разгар эпидемии. Вот вирус гриппа (в том числе и птичьего). Вот вирус папилломы, передающийся половым путем и приводящий порой к раку матки. Вот похожие на корабли марсиан бактериофаги: вирусы, смертельные для бактерий… Нет, правда: рассматривать эти портреты – как бродить по галерее героев 1812 года в Эрмитаже, который все равно закрыт.

Джина Колата. Грипп. В поисках смертельного вирусаCollapse )

Хроники карантина. На вписке в Германии. 16 апреля. Школы скоро откроют. Бордели и театры - увы, нет

Хотел написать – у нас в Аугсбурге все понемногу стихает (и правда стихало: то ни одного нового выявленного случая, то один), как вдруг сразу 13 новых инфицированных за вчера. И позавчера – одна смерть. Правда, выздоровевших все больше и больше, 218 из 325, и университетская клиника, принимающая ковид-больных, теперь обратилась к переболевшим с просьбой сдавать плазму крови: ее переливание может помочь тем, кто в тяжелом состоянии.

Во вторник в Германии было совещание глав земель и бундес-правительства, ослаблять ли карантин. В общем, да, кое-что со следующего понедельника начнет работать: книжные и велосипедные магазины, автомастерские, библиотеки, парикмахерские и торговые центры до 800 м2 – при условии, разумеется, Abstand halten, соблюдения социальной дистанции. С 4 мая в Германии возобновляются занятия в школах, однако поскольку федерального министерства образования в Германии нет, у нас в Баварии свой путь: с 27 апреля возобновят занятия лишь выпускные классы. Прочие старшие классы (и, кажется, младшие, начиная с 4-го) – только с 11 мая. Детсады по-прежнему будут закрыты.
Между тем начинает ощущаться дефицит оргстекла, из которого всюду делают щитки для касс, продавцов в аптеках и булочных и т.д. Поэтому в Баварии досрочно разрешена работа оптовых торговцев оргстеклом (узнав о чем, я очень удивился. Я-то думал, они и не закрывались. Стройки в моем районе как работали, так и работают).

Максимально долгое закрытие школ – личная жесткая позиция баварского министр-президента Зёдера, который как-то сразу стал заметной фигурой в немецкой политике. Он действительно умеет настаивать на своем, и в перепалках с главами других земель (а у нас тут все время прямоэфирные включения) он смотрится выигрышно. Не удивлюсь, если он уже видит себя и на посту канцлера. Однако последнее его заявление ошеломило всех: он не видит в этом году возможности для проведения в этом году Октоберфеста. А Октоберфест – это вторая половина сентября.

Отмена Октоберфеста - это такое же событие мирового значения, как отмена Авиньонского театрального, Байройтского вагнеровского или Зальцбургского оперного фестивалей. В отличие от парада в честь дня победы в Москве, о переносе которого сегодня в России только и разговоров. Московский парад – это личная дорогостоящая игрушка Путина, дико сомнительная что по форме, что по содержанию (особенно сравнивая жизнь в Германии с жизнью в России: Россия, мягко говоря, не производит впечатления страны-победительницы, и я даже не об уровне жизни, а о вполне себе геббельсовской пропаганде и патриотической риторике). Мирового значения, сколько ни кричи, московский военный парад не имеет: в мире последнего погибшего похоронили 75 лет назад, и воевавшие когда-то давно стали лучшими друзьями, совместно построившими общий европейский дом. (Мое любимое развлечение – читать, что в России пишут про конец единой Европы и крах Запада). А тут злобный дедушка все воюет. В России, кажется, никто не обратил внимания, но в тот день, когда впервые закрылась Москва, Россия начала морские маневры – и у нас на это обратили внимание многие. Ну что, ребята, много вам помощи сегодня от «Искандеров»?

А так в Баварии погоды не просто теплые, но жаркие, в набитом людьми лесу одуряюще пахнет черемухой, со дня на день распустятся каштаны, завтра будет +23, но отпуск, предупредили всех, в этом году лучше за границей не планировать. И на театры и кинотеатры тоже не рассчитывать: они будут закрыты до конца августа. В итоге театральные мастерские в Аугсбурге вместо костюмов для спектаклей шьют маски. Маски двусторонние, дизайнерские, однако фасоном напоминают трусики для go-go-дансеров. Выкройки масок и инструкции по изготовлению выложены и на сайте нашей мэрии, и там же благодарят тех, кто может принести ткани для их пошива. Но людей в масках по-прежнему немного, и я тихо радуюсь, что смог за 9,98 евро купить многоразовую маску с уровнем защиты FFP-2: как-то спокойнее теперь за продуктами.

Из-за того, что все закрыто, в газетах начинают мало-помалу жаловаться на день сурка, и под заголовками «Bordelle leiden unter Corona-Krise: "Illegale Prostitution boomt"» (думаю, все понятно понятно) с сочувствием приводят слова социально ответственных работниц индустрии, чью работу убивает социальная дистанция: «Мы платим налоги, у нас фиксированные расходы, но у нас был нулевой доход в течение нескольких недель и в течение неопределенного периода» - далее следует предупреждение, что если так и дальше будет продолжаться, то возникнет нелегальная проституция. Бордели в Германии совершенно легальны: даже в Аугсбурге есть один такой, и ругаю себя, что до сих пор туда не съездил. Интрига в том, что на гугл-картах оценки заведению выставлены очень низкие, на уровне двух звезд, и хотелось бы разобраться, в чем дело.

Но это боюсь, невозможно. До 4 мая. Или до 11-го. Или до конца лета.

Хроники карантина. На вписке в Германии. 14 апреля. Глупость и страх

Приходится принимать решение русские ленты ни здесь, ни в телеграме, ни в твиттере, ни в фейсбуке не читать. Эти ленты - чистая достоевщина, а Достоевский - это такой паук в банке, который, за неимением средств доступа к большому миру, поедает сам себя. У Достоевского это получалось порою крайне впечатляюще и любопытно. В русских лентах - не очень, потому что там пожираются одни и те же мифы и цифры.

И в стосороковой раз читаешь, что не нужно никакого карантина, а нужно как в Швеции. Чего вам нужно "как в Швеции"? Чтобы уровень смертности от ковида был в 4,6 раза выше, чем в Канаде? Ах, вы не знаете, что и как происходит в Канаде? Ок, - хотите, чтобы уровень смертности был в 2,4 раза выше, чем в Австрии и в 2,6 раза выше, чем в Германии? Ах, вы слышали про Швецию только то, что там никакого карантина нет, и все открыто и работает, и что с заболеваемостью при этом все зашибись? Ну, блин, так берите за образец Нигерию, Анголу и Танзанию, Тимор-Лесте и Бутан - там вообще, можно сказать, коронавирус местною медициной зашиблен. А также Замбию, Намибию и Сенегал. Перенимайте опыт. А мне Швеция не чужая, у меня там близкие люди живут, и я понимаю, как растет у них тревога, потому что, возможно, путь Швеции - это путь в никуда, и у них там тоже рванет, и рванет сильно, потому что поздно спохватились. Я этого не знаю, и никто сейчас не знает.

Зато я знаю эту европейскую солидарную тревогу, чувствую даже не по словам, а по звукам, буквам, придыханию. У меня друг в Брюсселе, и он говорит: "У нас очень плохо. Мы маленькая страна, 11 миллионов всего, а у нас больше 4000 умерших. Может быть, наше устройство виновато, когда 8 министров здравоохранения". И я его понимаю, потому что это как в Москве сегодня было бы 5000 трупов, а числом чиновников нас не удивить.

И у меня знакомый во Франции, он запер в Париже огромную свою квартиру у Люксембургского сада, уехал с женой и собаками в свою виллу на Атлантику, он уже в годах, в группе риска, и я слышу эту до боли знакомую интонацию, когда он говорит, что в его деревеньке никто носа на улицу не сует, и все перекрыто, все подходы к океану. И я его понимаю, потому что он всю жизнь рулил своей жизнью (он сказал мне однажды: "У меня ощущение, что жизнь мне предложила сыграть в карты, я согласился и выиграл"), а теперь пришла сила, для которой он никто.

Я с уважением отношусь к этой чужой тревоге, хотя бы потому, что мне фартит (пока): у меня в Аугсбурге все (пока) недурно: всего один новый больной за вчера, и один за позавчера, и никто не умер, и вообще в Германии теперь каждый день выздоровевших больше, чем заболевших, и завтра главы земель и бундес-правительство будут думать, что делать с ограничениями. И вообще, будь моя воля, я предложил бы им разрешить работать всем мастерским (начиная с велосипедных), магазинам бытовой техники (моя заказанная еще в марте вэб-камера до меня так и не добралась), маленьким магазинчикам, ресторанным верандам, садовым и строительным магазинам. Ну, при условии социальных дистанций, масок и т.д. Примерно то же обсуждают сегодня и в Австрии (одним глазом кося на резерв свободных коек в интенсивных терапиях числом в 20 тысяч штук). Но, честно говоря, я бы своей воле воли не давал: я еще никогда так часто в жизни не говорил "я не знаю".

Я не знаю, сколько все продлится (автоматизированный любительский прогноз дает Германии успокоение к середине мая, а России, скажем, только к концу июня - но он меняет свои расчеты с быстротой прогноза погоды). Я не знаю, сколько человек в реальности переболеет и сколько уже переболело. Вот, вчера вечером встретил на велопрогулке бегущего навстречу оркестранта из нашего театра. "Ну что, - поприветствовал он меня, оценив шараханье от него на расстояния спасительных двух метров, - ты переболел уже?" - "Да бог с тобою!" - "А я, возможно, переболел. И кашель был, а температура, и грудь ломило". - "У врача был?" - "Неа, я велосипедом лечился!" Ну, так когда у него микроинфаркт случился, он тоже ради полной поправки сел на велосипед. И, если вспоминать, были у меня тут пара дней, когда тоже какая-то легкая боль в груди была. Но мне и разумнее, и проще сказать, что я ничего про это не знаю, как не знаю и по поводу шведской модели, и китайской модели, - кроме последнего анекдота. "Узнав, что есть китайская модель с затратами на жесткий карантин, и шведская модель, когда ничего не надо делать, в России провозгласили китайскую модель, осуществили шведскую, а разницу, как всегда, распилили".

В общем, я правда предпочитаю сейчас смотреть, слушать и ни о чем не судить.

Вот, только что в новостях: в Рюмпеле (это деревушка в 1300 человек между Гамбургом и Любеком) в Пфлегехайме инфицировано больше 70 человек. Я даже не знаю, как перевести "Pflegeheim" - в общем, это место, где живут люди, нуждающиеся в постоянном уходе, не обязательно старики. "Богадельня" звучит неточно и грубо. А теперь представьте, что вы житель Рюмпеля. Ну, давайте, скажите что-нибудь ободряющее про шведскую модель и про то, что если местный пфлегехайм вымрет - как вымирали целые дома престарелых в Италии - то немецкая статистика этого и не заметит.

Хроники карантина. На вписке в Германии. 10 апреля. Читая и глядя

Как всегда, утром, за кофе - на сайт мэрии. Черт знает, почему, но сегодня с утра нет обновления. Последняя новость - вчерашняя вечерняя, почти ночная: в Аугсбурге выявлено 7 новых случаев инфекции (рекордно низкая цифра за две последних недели) и умер 7-й по счету заболевший с начала эпидемии: женщина 1946 года рождения. Выглядит так, что понемногу все затухает. Но, если честно, я не уверен.

Возможно, отсутствие обновлений связано со страстной пятницей: нас ждет совершенно дикая Пасха с закрытыми церквями, с ограничениями на выход из дома. Немцы в этих условиях продолжают заниматься излюбленным делом (я об этом уже писал): разговорами. Но сейчас это спасительно. Разговоры идут во всех формах, включая вопрос-ответ, и в результате не проясненного почти не остается. Вопрос: могут ли дети, чьи родители разведены, посещать в Пасху обе семьи? Ответ: да, конечно. Вопрос: можно ли на Пасху посещать кладбища? Ответ: да, но при соблюдении социальной дистанции. Вопрос: можно ли нам встретиться компанией, если мы соблюдаем социальную дистанцию? Ответ: нет. "Auch für Kinder und ihre Spielkameraden gelte das Besuchsverbot - trotz vermeintlich langweiliger Nachmittage daheim" - "запрет распространяется также на детей и их приятелей по играм, несмотря на возможную скуку проведенных дома вечеров".

В России все много суровей, конечно. Уже двое моих знакомых инфицированы. Одного, арт-директора кинофестиваля "Послание к человеку" - гениального киношника, влюбленного разом в кино, в жену и в недавно родившегося ребенка Лешу Медведева - мытарит система, толком не способная дать ответа на вопрос: "Что делать, если у тебя двухстороннее воспаление легких, и тебе с каждым днем все хуже?" Еще один мой знакомый, Зайчик, Юра Зайцев, мы с ним работали когда-то на ВГТРК, - умер. 60 лет. Да, у него было два отрицательных теста, но умер он от все того же двустороннего воспаления легких, и что я о его причине смерти должен думать, если в России официально уже говорят, что не нужно тестов, чтобы поставить диагноз, потому что тесты - якобы - дают четверть ложных результатов. Что это тогда вообще за тесты, а?!

Я ничего не могу сказать о количестве ложноположительных или ложноотрицательных результатов тестов в Германии. В Германии есть главный эксперт по коронавирусу - Институт Роберта Коха. Когда его президент Лотар Вилер в очередной раз появляется на телеэкране - а это такой же беспристрастный, сухой, невозмутимый малый, каким был и сам великий Кох, разве что только без сельской шляпы и растрепанной бородки - его слушают все. Бундесканцлерин и главы земель не принимают решений без консультаций с Институтом Коха. Если Институт Коха не бьет тревогу в отношении проводимых в Германии тестов - значит, с тестами все в порядке. Германия как страна и немцы как народ построены на взаимном доверии.

Но я не понимаю, что в России сегодня является аналогом Института Коха. Институт гриппа в Петербурге? Но все, что я о нем знаю, - это то, что там за 6500 рублей делали частные тесты под видом участия в "научном исследовании". Стыд.

То есть в Германии - это разительный контраст с Россией - есть вера официальным цифрам, сообщениям, действиям. Здесь ничего не утаивают, не врут, не извиваются ужами во лжи. У меня есть, мягко говоря, вопросы к Меркель, но ее интонация обращения к нации такова, что я себя чувствую частью немецкого народа.

То, что я окажусь куда больше немцем, чем русским, что буду готов к действию во благо народа Германии, - для меня в эти дни оказалось самой большой неожиданностью. Но здесь это правда очень сильно ощущается - единство, солидарность, взаимное доверие. Здесь веришь, что тебя не бросят. Вон, я только что получил письмо от "Люфтганзы", где она констатирует, что "наши жизни драматически изменились за последние несколько недель", а затем информирует, что ее 360 рейсами было эвакуировано домой в Германию более 70,000 людей. Адов контраст с письмом "Аэрофлота", где мне лишь сообщают, что у них "чрезвычайно высокий объем запросов по электронной почте", и что на следующий день с 8 и до 8 почта ими обрабатываться не будет.

Я не немец, но я имею право временно жить в Германии. И это значит, что я для Германии свой. Если бы я где-то на краю света застрял, Германия меня бы спасла и вывезла. А Россия - ну, да вы сами знаете. Это не к тому, что я хочу русских унизить или оскорбить, - куда уж больше, чем унижает и оскорбляет то государство, которому все русские, включая меня, позволили сложиться, - но я это к тому, какие решения следует принять выжившим, когда нынешний кошмар завершится.

Хроники карантина. На вписке в Германии. 8 апреля. Скромное обаяние многопартийности

У меня - по-прежнему тихая баварская жизнь. В инстаграме (мой инста, кстати, dimagubin: не грех и подписаться) нашел рекламу той аптеки, что в минуте от дома: "У нас маски! Они сертифицированы по стандарту FFP2!" Ну, знаете - раз FFP2, крыть нечем. Посмотрел бы я на вас на моем месте! Я бы взял с комбинацией не только трех букв, но и трех пальцев.

Пошел брать аптеку. Есть маски? Есть. Ограничения по числу есть? Нет. Посмотреть можно? Вот. Показывают через стекло, плюс у окошечка кассы теперь резиновая лента, чтобы близко не подходить, а у окошечка столик, чтобы на него вкладывать товар. Ну, ок. Маска как маска. Одноразовая. Вполне достаточно, чтобы чувствовать себя социально ответственным в социально непростом месте, к которому я, например, отношу в городе Аугсбурге русский продовольственный магазин Mix Markt. Там, знаете, внутри с точки зрения взгляда на публику - идеальный такой, из анабиоза вынутый Советский Союз. Покупатель сплошь солидный, чуть не пальто с цыгейковыми воротниками и ушанками из Дружка: Брежнев бы, когда бы он в "Микс Маркте" воскрес, решил бы, что и не умирал. А мне туда перед светлым праздником Пасхи надо за бараниной, куриными сердцами, индюшачьей печенью и солеными груздями, поскольку немцы от баранины, груздей и потрошков воротят нос. И черт его знает, что там, на фоне груздей и гречки развесной, с социальной дистанцией может случиться. Лучше уж, на фиг, в маске.

Сколько, спрашиваю, маска стоит. Neun neunundneunzig, отвечают. Ну, у немцев числительные пишутся в одно слово и задом наперед, даже если это пятьсотдвадцатьтримиллиардасемьсотсорокшестьмиллионов... И главное, что задом наперед и произносится. Те, которые тут с времен Горби и вывода ГСВГ, конечно, свыклись, а я периодически даю лоха, где там единицы, где десятки, где центы, где евро. Ну, говорю, дайте, что ли... Ну, пять штук... И только когда касса слизнула с моей кредитки 49 евро 95 центов, я вдруг очень быстро вспомнил все немецкие числительные вплоть до миллиона. Вот, полюбуйтесь на прибрахлившегося идиота:



В этом тоже Германия. Масок, как и во всем мире, в Германии не хватает: ну кто же знал? Поэтому, пока их не хватает, ими будут в первую очередь снабжать тех, кто на передовой. А таких перестраховщиков, как я - лишь по двадцатерной цене, потому что это свободная конкуренция, плюс социальная ответственность, а также официальная позиция Института Роберта Коха, которая в том, что маска все равно ни черта не спасает.

К маске, кстати, выдали инструкция по применению. Носить можно не дольше 4-6 часов. После чего надо либо просушить за ночь "на чистом сухом бумажном полотенце", либо высушить в духовке от 30 до 60 минут при температуре 70 градусов, используя нижний либо верхний нагрев.Collapse )

Хроники карантина. На вписке в Германии. Первый день апреля. Сравнения

Ну вот: бигус поставлен тушиться в мультиварку, - у меня есть время. Что успею, то и напишу. (Капризным голосом) Ой, девочки, вот еще вам совет на самоизоляции! Рис, гречка, Linsen... как это по-русски, ядрит его через локоть вирусом?.. а! чечевица и бигус в мультиварке получаются ну прелесть что такое. В чечевицу рекомендую добавить кокосового молока или кокосовых сливок. Помимо шафрана, конечно... (приходя в себя) Так вот, о сегодняшнем дне.

Звонил в Иваново маме (маму я изолировал, когда еще мало кто даже в Германии понимал, что происходит). Мама: "Говорят, у вас там кошмар?! У нас передают..." Угу. Не передавать же, что кошмар наступит в том же Иваново через месяц  сидения дома: мои брат, племянница и жена брата начнут целиком зависеть от моей мамы, поскольку у них ни работы, ни дохода, а у мамы пенсия. Сбережений в Иваново мало, а заначки проедаются быстро. И вот тогда мы посмотрим, как выглядит реальный федерализм в варианте, когда каждому бедняку устроена персональная блокада Ленинграда, только на толкучке поменять хрусталь на гречку нельзя: места массовых сборищ запрещены. Посмотрим, что выберет бедный русский: потенциальную смерть от коронавируса или реальную смерть от дистрофии... И что выберет губернатор, которому теперь плевать на Москву, поскольку у него там старуха косой косит путинский урожай...

Ну, в Аугсбурге никакого кошмара. Один человек накануне умер. 19 новых инфицированных выявлены. Коронавирусность на уровне 57 человек на 100 тысяч жителей. А вот, скажем, в баварском районе Тиршенройт - там 691 инфицированный на 100 тысяч. И 27 смертей при населении меньше нашего Аугсбурга в 4 раза. Бомбы падают неравномерно. Но падают. Свежие цифры института Роберта Коха ничего хорошего не говорят: пока идет рост. А слушать русских комментаторов - почему это в Германии смертность ниже, чем в целом по Европе? - мне остодоело. Вон, очередной: потому что в Германии делается 500000 тестов в неделю! Ну, ок. Через три с половиной года, значит, и меня протестируют. Только сейчас помирают те, кто заразился 16-17 дней назад, когда никаких таких широкоохватных тестов не было. Сегодня умерло в Германии еще 149 человек, а всего 732 (опять же даю данные с сайта Института Коха).

Из хорошего: цены на бензин упали до 1,20 евро за литр (а раньше были где-то 1,35). В аптеках масок по-прежнему нет, но появился дезинфектор, содержащий бодрящие 74,4% этанола. Но, к сожалению, и 0,8% бутанола, так что с томатным соком не смешать. У соседей в Штутгарте тоже приятные новости: воздух стал заметно чище (я смотрел график). В Аугсбурге чище не стал. В Аугсбурге и так, когда я вечерами в него возвращался из какого-нибудь Мюнхена, воздух был - хоть на бутерброд мажь. Аугсбург - кажется, самый зеленый город Германии. И уж Баварии точно.

Прочитал подробнейший комментарий, возможна ли слежка за смартфонами в Германии с целью предотвращения "итальянского сценария". Да, возможна, но только анонимно: то есть оператор будет сообщать данные о скоплении народа на какой-нит вечеринке, но не сможет сообщать, кто собрался. Это запрещает закон о защите частных данных. В Германии, в принципе, нельзя даже снимок толпы выложить в сеть без письменного согласия каждого из толпы. Вот почему мне никто не звонит на немецкий номер, как постоянно звонят на русский с очередным: "Дмитрий Павлович! Я представитель компании Хрензнатчто, и у нас для вас очень интересное предложение..."

Что еще?.. ах, вот да: в ганзейском Любеке (родине марципанов), похоже, расшифровали код ключевого фермента, энзима, отвечающего за размножения нашего с вами SARS-CoV-2 (замечу, что COVID-19 - это название болезни, а не вируса. Вирус называется именно SARS-CoV-2). Раз найден фермент, стимулирующий репликацию (замечу, что вирусы сами размножаться не умеют, для этого им нужно внедряться в клетку и использовать ее - она для них типа суррогатной матери), то можно создать и ингибитор, захватывающий и удерживающий этот фермент: репликация останавливается. Но сейчас по всему миру бешено идут работы над созданием антивирусной вакцины. Однако должен предостеречь диванных вирусологов: мир до сих пор не создал ни вакцины против ВИЧ, ни даже против банального риновируса, вызывающего насморк...

...(Капризно) Все, девочки, бигус готов! Украсим его на тарелки листочками свежего базилика или, там, чо есть, петрушки! Дешевое и просто приготовляемое блюдо! Идем кормить семью, девочки! А если нужно музыкальное сопровождение, то меццо-сопрано оперы Аугсбурга петербурженка Наталья Боева дает теперь из своего заточения... тьфу, заключения... тьфу, изолирования - в общем, репетиционные мастер-классы

Хроники карантина. На вписке в Германии. Тихий последний день марта

Первая утренняя сверка часов у меня теперь между 9.15 и 9.30. В это время на сайте мэрии Аугсбурга обновляют информацию об инфицированных, умерших и выздоровевших. Сегодня тихое, холодное, но солнечное утро. 11 новых выявленных инфицированных, но 11 и выздоровевших. Всего же выздоровело 40 из 183, но двое не выздоровеют никогда.

Хотя вообще Аугсбург - (пока что) тихая обитель в Баварии, которая печально лидирует в Германии по числу инфицированных и умерших (по данным Института Роберта Коха, 14810 и 162 случая соответственно). Рядом - Баден-Вюртемберг (это где Штутгарт) и Северный Рейн-Вестфалия (это где Дюссельдорф и Кёльн). Интерактивная карта института, если кому интересно, здесь. Это такой "черный" вариант вечного спора BMW и Audi (Бавария) c Mercedes (Баден-Вюртемберг). На заводах BMW, кстати, 20000 человек переводят на неполный рабочий день - и, соответственно, зарплату.

Я знаю, что в России всех пока что пугают абсолютные цифры, но здесь я если и обращаю на них внимание, то в самом прикладном плане. Пару дней назад мэрия Аугсбурга сообщила, что в университетской клинике для коронавирусных больных есть 20 палат, их число может быть увеличено до 57. Для критически больных есть 27 мест в интенсивной терапии, но можно увеличить до 36. То есть, пока есть запас мощностей, все в относительном порядке. Если же нет, - начинается "вариант Бергамо".

Между тем проблемы нарастают у просто больных. Praxis, кабинет моего врача (напомню, поликлиник в Западной Германии нет; только большие клиники и небольшие частные кабинеты) закрыт. Врач - узкий специалист. Теперь он работает так: его помощница отвечает на звонки, и, если случай тяжелый (кровотечение, острая боль), дает телефон врача. Тот лично принимает решение, как быть. Сегодня он, например, оперировал. А сам праксис открыт пару дней в неделю для бюрократических процедур. Я туда завтра иду за рецептом. По почте все-таки оказалось его прислать невозможно. Недавно Krankenkasse, страховая компания, потребовала установить в праксисе электронный терминал для онлайн-идентификации страховых карт. Без этого лечение страховкой не покрывается. Кстати, работают в праксисе все в обычных (хирургических, а не противовирусных высокой степени защиты) масках. На ближайший прием 20 апреля (потому что Бавария на карантине по 19 апреля) записалось уже 50 человек.

Между тем сегодня министр-президент Баварии Зёдер дал очередную пресс-конференцию (он их дает чуть не каждый день), где опять же говорил о масках. В Австрии без них уже нельзя появиться в магазине, - на Германию этот пример давит. В Тюрингии в Йене их собираются вводить в любом случае. Но пока что официальная позиция - "маски нужны врачам, а просто человеку они бесполезны". А немцы склонны верить заявлениям что чиновников, что специалистов. У них такого дивного парня, как Онищенко, еще недавно кричавшего, что пандемия придумана и что против коронавируса 30 лекарств есть, с нацистских времен не водилось.

На всякий случай: для интересующихся. Подробный рассказ о типах масок, от уровня защиты PAPR до обычной трехслойной хирургическойCollapse )