Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Александра Архипова, Анна Кирзюк. Опасные советские вещи.

Новая видеорецензия на моем ютью-канале. То есть запись я сделал еще зимой, а потом решил, что случайно стер - но нет, оказалось, что уцелела. Книжка и правда очень приличная.

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Фашист Крылов и вымерший ландшафт: свежее видео

Ну, и что вы вздрагиваете от слова "фашист"? Фашизм вшит в наши гены, как многие другие мерзости, иначе бы Умберто Эко не написал "Вечный фашизм", а цивилизационная культура мерзости не подавляла. "Фашизм - отличительная черты современности", - как пишет в своей толстенной книге "Фашисты" Майкл Манн. Константин Крылов и правда был фашистом, многие из идей которого использует сегодняшняя русская власть, которая, однако, Крылова к публичному пространству и близко не подпускала, потому что сегодняшняя русская власть (это вам не фашистские государства 1930-х!) адово боится а) любой низовой альтернативы, б) любой низовой инициативы. У меня нет никакой любви к покойному - только гадливость, как и ко всем вариантам национализма, расизма и фашизма, включая немецкую парламентскую партия AfD - однако обстоятельства, в которых Крылов умер, кажутся мне несправедливыми. Грубо говоря, лучше пусть живет на правах саксаула в общественном пространстве партия "Альтернатива для Германии", чем это пространство будет превращено в выжженную административным напалмом пустыню. Ну, да, знаю: "вольно ж вам из из Германии об этом говорить!!" - да, мне вольно. Вот мой ролик о Крылове, фашизме и нынешней России, записанный на воле. Да, в моем ютьюб-канале "Губин ON AIR" теперь новый playlist "Rодные речи".

Почему школьный учитель в тупике, если ехидный ученик спрашивает его про non-fiction в программе

С non-fiction случилось примерно то же, что с журналом "Птюч". Это был такой появившийся в 1990-х дивный большеформатный прогрессивный глянец с выносами на обложку типа "Трансвеститы - супергерои Вселенной" и с не менее концептуальным дизайном. Один из принципов которого заключался в том, что раздел "Содержание" в каждом журнале был, а номеров страниц не было. Номер не нумеровался. Вообще. У некоторых обычных читателей, решивших стать прогрессивными, от одного этого кукуха слетала.

У non-fiction тоже отсутствуют номера страниц: отсутствует видимая иерархия, без которой не мыслимы школьные учебники fiction. Вот (долдонят учебники) величайшие мировые классики: слепец с бородой – это Гомер, а жиртрест с усами – это Бальзак. Вот национальная классика: каждый шведский фазан желает знать, кто водятся дикие гуси, на которых усадила мальчика Нильса писательница Лагерлёф, что сделало ее нобелевской лауреаткой, но не классиком (в отличие от того, кто отправил в школу мальчика Филипка).

А в нонфикшн - что?!.

То есть там, конечно, тоже есть своя иерархия, типа, вот Ричард Докинз и Мэт Ридли, а скамейкой пониже и щами пожиже Александр Марков и Ася Казанцева. Но где про эту иерархию разузнать?!. Учебников по нон-фикшн нет. Да они и возможны не больше, чем номера страниц в «Птюче»: пока учебник напишется, отрецензируется и будет включен в программу, половину книг из него нужно будет выкидывать, поскольку изложенные в них теории и факты успеют замениться новыми. (Хотя, допустим, к «Охотникам за микробами» Поля де Крюи это не относится: я тут перечитывал, плача и хохоча, хотя издана она в 1926-м!)

В общем, я склоняю голову пред подвигом любого новичком в отделе нон-фикшн, пусть он даже ставит перед собой элементарную цель: найти «что-нибудь про коронавирус». И теперь, стоя перед книжкой Андрея Сазонова «Коронавирус и другие инфекции: CoVарные реалии мировых эпидемий», имеет вид учителя из 1990-х, отобравшего у ученика на уроке все тот же «Птюч». То есть не знающего, что делать: выкинуть демонстративно на помойку – либо забрать домой, чтобы втихаря самоудовлетвориться.

(Спойлер: от книги Сазонова – врача-терапевта и более чем доморощенного, то есть литературно неумелого, популяризатора медицины – удовлетворения не получить никак. Название –разводка, поскольку коронавирусу посвящена лишь одна главка, начинающаяся где-то на 180-й странице. Но настоящая беда, что вся книга – эдакий советский пирожок ни с чем. «А вот сейчас я вам расскажу древнее предание, дошедшее до нас…» - ну, именно так во времена храпящего на съездах Брежнева научпоп и строгали).

К чему это я?

К тому, что в субботу 16 мая в 17.00 по Москве петербургский ДК Льва Лурье устраивает мою онлайн-лекцию про современный нон-фикшн. Где я все-таки расскажу, что и как в non-fiction устроено, на что ориентироваться и кого держаться. Там будет ну совсем только кроха теории, зато очень много практичных вещей. Кстати, про приличные книжки про вирусы и пандемии я тоже расскажу.

В общем, приглашаю. Заказ трансляции на свой смартфон или компьютер – здесь.

Снова о книжке, которая, признаться, во время паники мне помогла собраться с мыслями

Я про книгу Шах уже писал, - и в "Деловом Петербурге", и в "Росбалте". И хотя я по-прежнему не понимаю, для чего существует ютьюб вообще и жанр видеорецензии в частности, вот вам на моем ютьюб-канале "Губин ON AIR" моя видеорецензия. И, как у нас, у знатных видеоблогеров, говорят - буду рад, если подпишетесь!

Свежая видеорецензия на ютьюб-канале "Губин ON AIR". Карл Циммер. Планета вирусов

В помощь юному (а по отношению к SARS-CoV-2 все мы юны) вирусологу. Ну, я бы потратил 2 минуты на этот ролик, чтобы потом решить, тратить ли на книгу 3 часа.

Пошлость и смерть. По поводу "просвещенного катастрофизма" Дюпюи

Ниже - рецензия на книжку французского философа Жана-Пьера Дюпюи "Малая метафизика цунами". Рецензия вышла, как обычно, в "Деловом Петербурге", а книгу мне прислала главный редактор питерского издательства Ивана Лимбаха Ирина Кравцова. Собственно, Лимбах с Кравцовой "Метафизику цунами" и издали.



Я очень ценю Ирину Кравцову - куда выше, чем философа Жана-Пьера Дюпюи. Я ценю ее жест, потому что все пока о пандемии  говорят, исходя из буржуазной парадигмы конца истории, то есть бесконечности сладкой жизни. То есть исходя из того, что естественно и нормально прожить свои положенные восемь десятков, не встретившись ни разу с реальным концом истории человечества. Жизнь в благостности, жизнь в истории без истории внезапно и беспощадно вторгающейся массовой смерти, - это послевоенная и постсоветская западная парадигма, которой прежде у человечества не было да и не могло быть.

Я еще рос в ежедневном страхе ядерной войны, вздрагивая каждый раз, когда самолеты над головой брали сверхзвуковой барьер и шаря глазами по горизонту в поисках ядерной поганки на тонкой ножке конца света. Это потом я это забыл и уверовал (как когда-то уверовал и Фукуяма, признавший, правда, очень скоро свою ошибку) в вечно благостную жизнь, где смерть приходит почти всегда предсказуемо и исключительно в индивидуальном порядке. Где даже иногда можно ускорить ее приход: в Германии, например, где я сейчас, эвтаназия легальна.

Так вот: похоже, идея конца истории треснула до основания.

Возможно, мы входим в эпоху пандемий, и от каждой новой снова не будет никаких средств, и мы будем перед ними так же беззащитны, как был беззащитен мир столетие назад перед "испанкой", вырубавшей кое-где и по 100% жителей.

И, кстати, если кто решил, что мы застрахованы от безумия старого деда, который вполне может возомнить себя новым Тамерланом, и решит перед собственной смертью унести с собой в могилу весь мир? Так Гитлер когда-то пытался утащить за собой всю Германию, решив, что немцы его великого рейха не достойны...

В общем, чтобы подточить ножку уютного кресла, книжка Дюпюи дивно как хороша. Проблема только в том, что из Дюпюи (это спойлер к рецензии) более чем посредственный писатель: я еще льщу, когда называю его в рецензии зайчиком-поскакайчиком. Поэтому тем, кто понимает, что концепция мягкого кресла подломилась, но которому Дюпюи не зайдет, я бы рекомендовал, действительно, прочитать предисловие: оно реально толково. Можно два раза.

ФИЛОСОФИЯ И ПОШЛОСТЬ КАТАСТРОФЫ

«Метафизика цунами» – типичная работа современного философа. То есть это не рассуждение про жизнь как пляску теней на стене пещеры, а эссе на конкретную (и обычно практичную) тему. Например, английский философ Ален де Боттон написал книгу о тревогах социального статуса. А французко-американский философ Жан-Пьер Дюпюи – книгу о переживании катастроф. Таких, как 11 сентября, или лиссабонское землетрясение 1755 года, или холокост, или цунами 2004 года в Таиланде. На русском книга была издана в 2019 году, и тем дополнительно ценна. Рассуждения о катастрофе написаны без оглядки на катастрофу сегодняшнюю.

Не могу сказать, что я «Метафизику цунами» с чистой совестью рекомендую любому. Для такой рекомендации Дюпюи не хватает публицистического мастерства. Ему не хватает силы выстрелить в лоб коротким, простыми и понятным тезисом. То есть он не Насиб Талеб, который в «Черном лебеде» напрямую заявляет, что роковые случайности, которые невозможно предвидеть, меняют мир ничуть не слабее, чем действующие очевидные силы. Дюпюи даже не Александр Секацкий, писавший в «О смертности смертных», например, что Стикс отнюдь не река в гранитных берегах, а скорее заболоченная речная дельта, и утонувших по пути в ручьях и лужах смывает не в вечность, но в Лету.

Но что поделать: других современных рассуждений о метафизике катастрофы у меня под рукой нет, а Дюпюи признанный основатель теории просвещенного катастрофизма.Collapse )

Несколько приличных книг, напрямую имеющих отношение к тому, что происходит за окном

Я читаю и рецензирую нон-фикшн от разных издательств, но особо обращаю внимание на пять:

1) НЛО ("Новое литературное обозрение"), Москва;
2) CORPVS (независимое подразделение АСТ), Москва;
3) Ad Marginem, Москва;
4) "Альпина нон-фикшн", Москва;
5) Издательство Ивана Лимбаха, Петербург.

Им сейчас хреново всем, но особо хреново Ивану Лимбаху. Хотя бы потому, что - Петербург, т.е. все по остаточному принципу, начиная с содержания кошельков. И хотя бы потому, что принцип издательства - брать лучшее среди малоизвестного, - денег приносит мало. Однако за одно то, что они издали "Историю одного немца" и "Некто Гитлер" Себастьяна Хафнера и "Мы - это наш мозг" Дика Свааба я бы внес главреда Ирину Кравцову в список почетных граждан Петербурга (впрочем, нет. После Гундяева и Матвиенки в этот список - только после его дезинфекции).

Издательство Ивана Лимбаха сейчас делает то, что пытаются делать все издательства: привлекает к себе внимание. В том числе и скидками. Если вы себя относите к интеллектуалам, зайдите, пожалуйста, на страницу издательства по этой ссылке. Там в каталоге за 2018 год двухтомник лекций Мачинского по истории России стоит, например, - надо брать!

А ниже - мой опубликованной на "Росбалте" текст о книгах, которые имеет смысл прочитать во время эпидемии: тем более, что времени до снятия карантина у вас теперь хоть ушами ешь: весь апрель, и май, и, скорее всего, июнь.

5 ЛУЧШИХ КНИГ О ВИРУСАХ, БАКТЕРИЯХ, ЭПИДЕМИЯХ И ПАНДЕМИЯХ

Сейчас каждый сам себе – диванный вирусолог. Имеет право. Однако прежде чем вступить в партию «Давайте все переболеем!» (или «Да мы еще прошлой зимой все переболели!»), неплохо бы кое-что по теме почитать. Хотя бы затем, чтобы знать, чем вирусы отличаются от бактерий, а тест на антитела отличается от теста ПЦР. Ну, и не лепить глупости типа «да вирусы в мумиях сохраняются 5000 лет!» По счастью, вирусы погибают вместе с живыми клетками – в отличие, например, от грибов, которые переносятся спорами и легко паразитируют на разлагающейся органике. Пандемия грибов – вот это могло бы стать настоящим кошмаром! Ниже - пять крайне увлекательных книг, чтение которых не только дает начальные знания, но и хорошо снимает сегодняшние страх и тревожность. Проверено на себе.

Соня Шах. Пандемия. Всемирная история смертельных вирусов



В русском названии – досадная неточность. Главный предмет интереса американской журналистки – холера:  та самая, от которой умер Чайковский, и за которой Соня Шах гонялась по всему свету. Однажды на Гаити на ее глазах от холеры стал умирать человек, минуту назад бодро шедший на посадку в самолет. Ничего героического: литры неудержимого белесоватого поноса, вызываемого как раз не вирусом, а бактерией, холерным вибрионом. Эпидемии холеры в ХIХ веке уносили сотни миллионов жизней: без медицинской помощи (на удивление простой) смертность составляла 50%. О том, почему ключа к спасению не видели в упор, и о том, почему пандемии не сплачивают, а разобщают людей, заставляя искать врагов, Шах пишет точно, жестко и порою – как бы сказать? – обреченно. Одной холерой дело, разумеется, дело не ограничивается. «Промозглым днем в начале 2011 года я направляюсь на продуктовый рынок в Гуанчжоу, столице южнокитайской провинции Гуандун, искать колыбель новых патогенов. Рынки дичи – это открытые уличные торговые площадки. Они обслуживают традиционную для Китая «дикую» кухню е-вэй, для которой характерны блюда из разных экзотических животных – от змей и черепах до летучих мышей. Именно там, на рынке дичи в Гуанчжоу, родился вирус, чуть не ставший причиной пандемии в 2002 году. Обычные носители этого вируса – подковоносые летучие мыши». Сейчас это читаешь – мороз по коже.

Карл Циммер. Планета вирусов



Карл Циммер не просто научно-популярный, но и популярнейший американский журналист и писатель. Его «Эволюция», «Паразиты», «Микрокосм» - блестящие образцы жанра. «Планета вирусов», положим, написана не столь виртуозно, но это и не книга, а эссе для большого проекта «Мир вирусов». Но зато – 88 страничек всего. Можно освоить за вечер. Разумеется, там есть хрестоматийная история о том, как в попытке излечить табачную мозаику, уничтожавшую плантации голландского табака в конце XIX, и были открыты вирусы (слово «вирус» предложил голландец Мартинус Бейеринк). Но вообще книга Циммера – впечатляющая «портретная галерея» вирусов, этих взбесившихся генов и белков. Вот риновирусы: те самые, от которых у нас чуть не каждый год насморк, и которыми мы заражаемся не потому, что не по погоде оделись, а потому, что поковырялись в носу пальцем, не помыв руки, которыми открывали дверь магазина в разгар эпидемии. Вот вирус гриппа (в том числе и птичьего). Вот вирус папилломы, передающийся половым путем и приводящий порой к раку матки. Вот похожие на корабли марсиан бактериофаги: вирусы, смертельные для бактерий… Нет, правда: рассматривать эти портреты – как бродить по галерее героев 1812 года в Эрмитаже, который все равно закрыт.

Джина Колата. Грипп. В поисках смертельного вирусаCollapse )

"Невиновные под следствием": не слишком удачная книга на не слишком веселую тему

Поскольку у меня теперь свой ютьюб-канал с рецензиями на книги, то предпочитающие смотреть и слушать могут легко на него подписаться. Мои видеорецензии предельно кратки, две с малым хвостиком минуты. Но для предпочающих текст картинке и звуку - книжные рецензии в "Деловом Петербурге" также продолжают выходить дважды в месяц. Вот одна из последних.

Алексей Федяров, "Невиновные под следствием. Инструкция по защите своих прав". М.: Альпина Паблишер, 2020.

К сожалению (а после такой вводной уже понятно, к чему сведется вывод), - да, к великому сожалению, названия, обложка и обещания «Невиновных под следствием» куда интереснее того, что у  книги под обложкой. Типичная ситуация для российского книгоиздательства, когда автор (с опытом, умом и знаниями) не учился в сreative writing school, а у редактора нет сил и времени заставлять его написанное переписывать. Наш книжный рынок и так напоминает загнанную в тупик нулевой рентабельности лошадку. Увы.

Алексей Федяров – бывший следователь прокуратуры, ушедший оттуда в бизнес, а из бизнеса под следствие, а из-под следствия на зону по статье «мошенничество», а оттуда в правозащиту и фонд «Русь сидящая». Таково колесо русской фортуны: я без иронии. В книге три важных блока. В первом разговор идет о 228 «народной» статье УК РФ (наркотики) – по ней сегодня в России сидит примерно каждый четвертый. Тут тезисы Федярова понятны любому, кто следил хоть за одним из «наркотических» громких дел, - например, за историей с подброшенными наркотиками Ивану Голунову. Наркотики и правда легко подбросить, их сбыт легко спровоцировать (это повышает раскрываемость и сулит повышение по службе), огромные сроки по частям 2 и 3 статьи 228 легко нарисовать, а потому статьей в целом легко шантажировать. Отбояриться от нее шансов нет, Федяров волшебной палочкой не обладает, российская правовая система что мясорубка: раз уж втянула внутрь, но наружу только в виде фарша, и даже несколько счастливых кейсов означают в реальности пару лет жизни в следственном изоляторе. Все это мы знаем: к этому готовят уже в приличном детском саду. Федяровым раскрываются разве что технические подробности: где у мясорубки шкив, где нож; в каком месте тракта одна шестеренка перехватывает мясо у другой и на что котлетка из человечины может рассчитывать на суде в Страсбурге к тому моменту, когда на родине ее съедят и дефекацируют.

Второй блок материалов тоже оптимизма не придает: это описание работы мясорубки, перемалывающей пикетчиков, демонстрантов и прочих, кто решил протестовать против работы мясорубки, и, разумеется, тут же попал под какую-нибудь 212-ю статью («массовые беспорядки»).

Ну, а третий блок – это печальные истории про бизнес, которым российское правосудие тоже любит с закусить под мантру о том, что за бизнес-преступления сажать нельзя. Зато очень даже можно сажать по той самой общеуголовной статье 159 «Мошенничество»: это уж автор усвоил.

В таком пересказе книга Федярова выглядит привлекательно, но проблема в том, что в ней отсутствует очень важное: понимание, зачем, для чего и для кого книга написана. То есть идеальный совет – «представьте, что ваш читатель – это инопланетянин, который сдуру влез в шкуру российского гражданина, и теперь ему жить» - похоже, автор не получал. Поэтому он то рассуждает о том, кому на Руси жить хорошо, то влезает в крючкотворный анализ постановлений пленумов Верховного суда, в котором утонет и юрист. Честно говоря, я не знаю, кому именно можно с чистой совестью порекомендовать эту книгу. Коллегам Федярова по всем цехам в его жизни? Тем, за кем пришли или завтра придут? Студентам юрфака? Иностранным русистам? В книге есть порой удивительная, уникальная информация (например, о том, что в ФСБ «бывший начальник следствия умел расследовать только дела о терроризме, а новый ничего в этом не понимает, но он повернут на делах по изменам» - и это и есть единственное объяснение, почему дела по статье по статье 275 в России стали сейчас возбуждаться, как новобрачные в первую ночь). Но цельности в книге нет.

Можно вздохнуть: ок, лучше пусть что-то, чем ничего. В конце концов, даже пара стандартно-толковых советов – ничего не говори следователю, пока не найдешь хорошего адвоката; признание вины в порядке упрощенного судопроизводства не гарантирует легкости наказания, зато лишает права на суд в Страсбурге – могут сильно в стрессовой ситуации кому-то помочь. Так-то оно так. Но все-таки «лучше что-то, чем ничего» - слабое утешение тогда, когда привычные стены с легкостью заменяются тюремными.

Мишель Уэльбек, "Серотонин": новая видео рецензия

Эту видеорецензию на последний роман Уэльбека я записал в Германии, поскольку запись была связана с покупкой и уничтожением (в собственном желудке) сырной санкционки. Я не специально задумывал, но как-то так получилось, что все видеоролики на моем ютью-канале пишутся в разных интерьерах, городах, странах или даже континентах. Например, в водах (и отчасти под водой) Индийского океана я только что отснял рецензию на книжку тарусского кардиолога Максима Осипова про жизнь на 101-м км. На следующей неделе закончу монтаж, после чего отправлюсь в Альпы, чтобы записать там рецензию на книгу квантового физика Карло Ровелли о гравитационно-квантовой структуры времени (дело в том, что времени вечно не хватает, а в горах время идет медленнее, чем на равнине, - с этого и начинается книга Ровелли).

Если не хотите пропускать новинки, то подписывайтесь на "Губин ON AIR".