Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

На вписке в Германии. Серия 4. Квартира на первом этаже с садом: продолжение сериала на Губин ON AIR

"Первый и последний этаж не предлагать" - это не про Германию. Ну, про последний этаж я как-нибудь расскажу отдельно, но за квартирой на первом этаже порой надо отдельно охотиться. По той простой причине, что к ней нередко полагается земельный участок. Иногда - крохотный, с балкон размером. Но иногда - вполне себе настоящий сад. Да-да, сад при квартире в многоквартирном многоэтажном доме - в 300-тысячном областном центре! Так, во всяком случае, живут в швабской столице Аугсбурге. Об этом - новая серия моего ютьюб-сериала "На вписке в Германии". Подписывайтесь на канал "Губин ON AIR"!

promo dimagubin mart 23, 2016 11:38 35
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Оливье Гез. Исчезновение Йозефа Менгеле: книга, по которой собирается снимать фильм Серебренников

Издательство "Книжники" прислало мне эту книгу (бог знает, откуда у них мой адрес), сообщая в сопроводительном письме, что именно по ней Кирилл Серебренников намерен снимать фильм. В общем да, Серебренников действительно собирается снимать фильм о докторе-садисте из Аушвица - причем, насколько знаю, показывая мир его глазами. Будучи в бегах, прячась в Латинской Америке, доктор Менгеле (патриот Третьего Рейха, убежденный нацист и отличник учебы) до самой смерти ни в чем не раскаялся. И, разумеется, интересно понять, почему. Тема зла, которому не воздается на Земле, - великая тема, и роман, в котором Раскольников избегает каторги и делает карьеру, мог бы быть более велик, чем "Преступление и наказание". Однако сама по себе беллетризованная биография Менгеле в исполнении французского публициста Геза - так, ничего особенно, обычный добросовестный средний том, который легко мог быть издан в серии ЖЗЛ, в которой много про каких примечательных палачей добросовестно и заурядно написано. Однако есть в этой книге пара тем, которые мне все-таки показались заслуживающими достаточного внимания, чтобы книжку, прочтя и зевнув, не убирать в книжный файловый шкаф навсегда...

Чехов и я на Цейлоне. Нужна помощь!

Любезные френды и сочувствующие, должен поделиться профессиональной историей. Перед самым началом пандемии ковида я провел неделю на Цейлоне, то бишь в социалистической республике Шри-Ланка. Это не было туризмом или отдыхом: мои друзья, с которыми я познакомился в Черногории через Марата Гельмана, решили снять фильм о путешествии Антона Чехова в 1890-м году, когда после Сахалина (о, да - "Остров Сахалин"!) он отправился через полмира назад в Россию. Цейлон, то есть нынешняя Шри-Ланка, был на его пути - под влиянием чего Чехов написал "Гусева", один из самых грустных своих рассказов. Вообще вся эта зарубежная эпопея оказала очень большое влияние на Чехова, прежде за пределами России не бывавшего. А съемки в Шри-Ланке оказались возможны просто по причине их дешевизны. Жить и передвигаться по Шри-Ланке было действительно дешево, да и я отказался от гонорара. Хотя впервые в жизни выступал в роли не только автора или ведущего, но и кинооператора.

Так что вот перед вами промо-ролик фильма: это большая работа меня и моих друзей. Буду благодарен, если вы найдете возможным поддержать дальнейшую работу над фильмом: нужны средства на полноценный монтаж.



Нужны средства, чтобы превратить промо-ролик в полноценный 26-минутный фильм.

Если вы можете как-то материально помочь, то пройдите, пожалуйста, по ссылке сюда.

Постскриптум к Говорухину

С Говорухиным мы записывали "Временно доступен" лет где-то десять назад. На съемке С.Г. был абсолютно предсказуем, как предсказуем человек, говорящий правильные, умеренно государственные, умеренно против шерсти вещи, - Говорухин для меня по типажу был такой нормальный геолог, с которым надо лезть в горы, а не в интеллектуальные дебри, но которому, черт подери, удалось снять один точно великий фильм. Хотя режиссер вне интеллектуальных игр обречен. И вот это противоречие делало Говорухина интересным.

Но когда съемка кончилась (или наоборот, перед, в гримерке), я сказал Говорухину не под камеру, что идеальным актерским попаданием в "Место встречи изменить нельзя" был не только Высоцкий, но и Конкин. Такой наивный, чистый, милый... "Слишком уж ми-и-илый..." - неожиданно издевательски протянул Говорухин с той однозначной интонацией, с какой изображают педерастов в анекдотах. Меня передернуло. Не из-за интонации (ну, кто невпопад хоть раз в жизни не рассказал анекдота про еврея), а из-за того, что Говорухин сдавал актера, своего, - чужому. Меня это сильно задело, раз уж только это и запомнилось, - и двухтомник, что Говорухин принес и подписал, я так и не открыл и куда-то задевал, а фильмы его я не смотрел с тех пор, как он снял "Россию, которую мы потеряли". Мне не интересны люди, которые идут вперед, глядя назад. Благость во старине и жизнь по старине - черта не просто отставших, но намеренных в своем отставании окопаться и оправдаться.
Collapse )

Лучшее (и худшее) из кино в этом году: абсолютно личная подборка

Могу уже подвести итоги года там, где я совал нос в чужие дела - при условии, что они для того и делались. В общем, от года у меня остались 36 фильмов, 25 театральных постановок и 39 книг. Принципиально уже ничего не изменится.

Разбор театра и книг отложу на сладкое, на поближе к четвертой свечке Адвента, - а про кино могу и сейчас. Даже с учетом того, что я смотрел не только свежак, но и многое из пропущенного. А многое - пересматривал. И всю итальянскую классику, от Пазолини и Висконти до кажущегося мне все более слабым Феллини (потому что у Феллини любой фильм можно начать с любой сцены и, в общем, любой закончить). И чилийского Феллини по фамилии Ходоровски (увы, его "Танец реальности" на фоне Феллини вторичен). И дивную "Большую жратву" Феррери, ничуть не прокисшую с 1973-го - вот уж великий фильм: смак, чпок, чмок! И раннего Михалкова с "Рабой любви" и "Своим среди чужих" (оба фильма с кучей натяжек, но, господи, какова в "Рабе" Соловей!). "В подвале" Зайдля пересмотрел - о, вот документальное кино так кино! Жесть!

А теперь о фильмах более или менее свежих.

Блестящими оказались лишь две ленты. "Тони Эрдман" Марен Аде и "Нелюбовь" Андрея Звягинцева. Видимо, "Нелюбовь" - вообще лучший фильм Звягинцева. Обе картины - однозначно mustsee. Больше говорить ничего не буду.

Не шедевр, но очень хорошее кино - это "Гуд бай, Берлин!" Фатиха Акина, немецкого турка. Пара малолетних дуралеев путешествуют по Германии на угнанной "Ниве", а тот дуралей, что вообще оторва - он русский. Нежнейшее кино. После этого я посмотрел у Акина и "Солино", и "Головой об стену" - этого парня в России знают мало, и зря. Я до этого из снимающих сегодня немцев знал разве что Ханеке (кстати, пересмотрел "Белую ленту", это фантастичский фильм).

Хорошее, крепкое кино - это и свежая "Аритмия" Хлебникова, и старая картина Сабо "Мнения сторон" (но она в свое время прошла мимо меня), и "Ханна Арендт" фон Тротта (в России вообще не выходила в прокат), и "Франц" Озона. Это такие крепкие "четверки". Фильм Озона был бы шедевром, если бы он добавил иронии. А вот "Сохрани мою речь навсегда" Либерова про Мандельштама - это уже четверка с минусом. Я не люблю правильных банальностей, пусть порой и красиво сделанных. Хотя это неплохой (мульт)фильм для тех, кто вообще ничего про Мандельштама не знает. Я же зря потратил время. Для меня это было вроде наибанальнейшего "Лалалэнда" Шазелла. Можно было и не смотреть. Или посмотреть вместо этого старый добрый мюзикл "Смазливая мордашка" Донена. Там и Одри Хппберн играет, и танцы куда круче.

А вот дальше - уже реальные разочарования, почти все сплошь с русским (или с русскоглазым, не называть же это "русскоязычным") кино.

Первое разочарование - это "Рай" Кончаловского.Collapse )

Гадкий я в Питере: "Эхо", "Послание к человеку" и экскурсии по дворам на выходных

По порядку.

1. На "Эхе Петербурга" меня можно будет услышать в программе "Особое мнение" в неурочный (для меня) день: 19 сентября, во вторник, в 11.04 (архив всех предыдущих моих выступлений - здесь).

2. С 15 по 22 сентября - то есть с завтра! - я буду довольно много времени проводить на фестивале "Послание к человеку": там у меня генеральский пост пресс-атташе. И, кстати, приглашаю всех в пятницу, 15 сентября, к 19.00 на Дворцовую площадь: это бесплатно, будет открытие фестиваля, покажут отреставрированный фильм Дзиги Вертова "Человек с киноаппаратом" (ну, грубо говоря, Вертов - это такой отечественный брат Люмьер), играть будет группа Therr Maitz, а расписание всего фестиваля - здесь. Если в расписании многабукв, гляньте на выбор Фонтанка.ру. Я, в свою очередь, тоже будет писать рекомендации. Напомню, что "Послание к человеку" - это крупнейший мировой фестиваль короткометражного, неигрового, экспериментального и анимационного кино, а президентом уже который год является Алексей Учитель. (Да-да. Бедная депутат Попкорнская!)

3. Поскольку погода на выходных неожиданно обещает быть хорошей, я все-таки дам две дополнительных экскурсии по дворам Питера в этом сезона. И они уже реально будут последними в 2017 году: дальше меня в Питере будет совсем мало. Так что до весны.

Экскурсия по тайным дворам Невского и Литейного, вдоль утонувшего в волнах истории, всеми забытого Итальянского сада (когда-то крупнейшего участка питерского центра, подаренного Петром Екатерине) стартует в субботу 16 сентября в 14.00 от метро пл. Восстания, сбор на выходе из павильона напротив "Стокмана", билеты здесь.

Экскурсия по не менее тайным дворам Кирочной, Литейного, Моховой и Фонтанки, по местам, где жил, гулял, кирял, учился (кое-как) и прочее Иосиф Бродский, - стартует в воскресенье 17 сентября в 12.00 от метро Чернышевская, сбор на выходе из метро, билеты здесь.



Экскурсии двухчасовые. Берите обязательно зонтики! (Именно потому, что дождя не обещают, зонтики и берите: знаю эти необещания!) Я буду в белой бейсболке, и конкурса моих двойников не ожидается, так что найдемся легко. И, да, да, - количество мест ограничено ровно 10 ходоками. Простите, больше никак: теряется приватность, которую я так ценю.

До встречи!

2 и 3 сентября: мои последние экскурсии по Питеру в этом сезоне

Я честнее Всевышнего: закрываю летний сезон прогулок по Питерским дворам в ближайшие выходные (тогда как Всевышний летний сезон в Питере не открывал вообще).

15 сентября в Петербурге стартует очередной грандиозный кинофестиваль "Послание к человеку" (только документальное либо короткометражное кино) - это фестиваль Алексея Учителя, я буду на фестивале занят. Ну, а потом уже все, - до весны.

Последнее обновление от 31 августа: увы, билетов на экскурсии больше нет...

2 фильма о взрослении подростков: "Гуд бай, Берлин!" vs "Хороший мальчик"

Почти подряд посмотрел "Хорошего мальчика" Оксаны Карас, про который давно слышал (гран-при "Кинотавра") и "Гуд бай, Берлин!" (в оригинале - Tschick), про который я знал только то, что его снял "лучший немецкий турецкий режиссер" Фатих Акин. Ну, в Питере шла Неделя Германии, за что я очень Германии благодарен.

Это два фильма о взрослении 14-15 летних мальчиков: московский школьный класс и берлинский школьный класс, в который, впрочем, приходит новенький - гопничек из полурусских эмигрантов, умеющий пить водку и (у)гонять "Лада Нива" (привет "Щеглу" Донны Тартт). В обоих фильмах - блистательная актерская игра: Хабенского в "Хорошем мальчике" я опознал лишь спустя четверть часа, он неузнаваем, как Мягков в "Служебном романе". В обоих фильмах - тьма сюжетных поворотов, когда разом сгораешь от смущения и помираешь со смеху. И вообще, по мастерству съемки, крепкости сюжетных ходов, мизансцен, характеров - все отлично в обоих фильмах.

Проблема в том, что "Гуд бай, Берлин!", при всех своих романтических допусках, - это фильм о взрослении подростка в Германии 2010-х, и он правдив. Там есть, например, разноукладность, богатство, бедность, миграция и дестигматизация гомосексуализма. Его можно будет смотреть годы спустя, объясняя сегодняшнее время: так, рассказывая студентам о перестройке и крахе СССР, я обычно рекомендую смотреть "Черную розу" Соловьева и "Луна-парк" Лунгина.

А фильм "Хороший мальчик", при всей блистательной игре Хабенского и Ефремова (да там даже Витя Набутов играет в эпизоде так, что хоть во МХАТ!) - фальшивый и лживый фильм, потому что от России 2010-х там есть только пристрастие директора школы к азартным играм. Так сказать, допустимый м(и,а)лый грешок. Но сам директор рядовой школы живет в хоромах с подвесным камином за полляма, а семья безработного изобретателя и бухгалтерши обитает просто в хоромах. Весь фильм происходит в декорациях глянцевого журнала - но не GQ или бахтинского Esquire, а такого, провинциального сорта, определяемого именно тем, что жизнь за окном заведомо исключается из рассмотрения. Жизнь подростка вынута из большого социума, превращена в набор гэгов - в то время как в "Гуд бай, Берлин!" жизнь как раз начинается с погружения в социум.

И если первые полчаса на "Хорошем мальчике" ты умиляешься, то под финальные кадры понимаешь, что тебя надули. Это не кино, а журнал "Приезжайте в СССР" с повестью Алексина внутри. Разочарование жуткое. Но все последние наши фильмы, которые я смотрел, не вызывают у меня ничего, кроме жутчайшего разочарования от абсолютнейшей фальши. Как, например, "Дама пик" Лунгина - фильм, лживый, по-моему, даже в титрах.

Добавлю, что и Карас, и Акин есть на торрентах. А если не понравятся оба режиссера, то скачайте "Дневник девочки-подростка" все о том же взрослении - это очень тонкая картина 2015 года американки Мариэль Хеллер.

Сможешь ли ты убить толстяка и Швыдкого? Снова о заложниках

На Росбалте вышел мой текст, формально посвященный шумихе, которая вдруг возникла вокруг фильма Манского о Севкорее. Я его посмотрел  в сентябре, восторга он не вызвал (все, что сообщается о Северной Корее, я и так знал), но вот реплика Швыдкого о том, что из-за Манского могут шлепнуть заложников, меня вывела из себя. Не потому, что Швыдкой лукаво изворотлив (то есть Швыдкой лукаво изворотлив, потому что он Швыдкой: у него такое лукавство державинского толка, в противовес мелкому бесу Мединского). А потому, что я не знаю, как быть, когда от твоих действий зависит судьба заложников.

В общем, вот текст.

Россияне как заложники Ким Чен Ына

В прокат вышел документальный фильм Виталия Манского про Северную Корею, называется «В лучах солнца». Фильм почти двухчасовой. Такие любят на кинофестивалях (в сентябре на «Послании к человеку» он получил 2 приза), но в кинотеатрах они шума не вызывают. А вот с фильмом Манского началась шумиха. Северная Корея заявила протест. Восемь кинотеатров в Москве фильм показывать отказалось. Те пять, что не сдрейфили, имеют толпу на входе. Про фильм пишут все газеты и сайты, включая тех, что отродясь не рецензировали документалку. А экс-министр культуры Михаил Швыдкой публично обвинил Виталия Манского в том, что режиссеру не ценны ни слезинка, ни жизнинка ребенка, - героини фильма девочки Джин-ми.

Дело в том, что с Манским повторилась история маркиза Астольфа де Кюстина, приглашенного Николаем I в Россию из Франции, дабы описать в пропагандистских целях выдающиеся успехи абсолютизма. Монархист де Кюстин, однако, пришел от России в ужас. На восстановлении Зимнего дворца после пожара, писал он, погибло столько же славянских рабов, сколько французских рабочих заработало на строительстве Версаля. И путевой очерк «Россия в 1839 году» стал классикой документального жанра, демонстрируя разницу между самодержавием и монархией. Все понимая, де Кюстин записки вел тайком, написанное прятал в подкладку шапки, - так и вывез.

Вот и Манского великий вождь Ким Чен Ын пригласил ровно с такой же целью, и спецслужбы не давали свободно ступить шагу, соорудив для съемочной группы потемкинскую (вернее, потемкЫнскую) деревню, написав идиотско-лучезарный сценарий и цензурируя отснятый материал. Но Астольф де Манский снимал якобы выключенной камерой, перегонял отснятое на тайную флэшку, которую, полагаю, в подкладке кепки вывез на свободу и смонтировал фильм, прежде чем севкорейцы очухались. Наглядный урок, что высокотехнологичная цивилизация оставляет в дураках отсталую.Collapse )
Я в социальных сетях:
ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:
- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

Мои аудиолекции:
- Смерть худлита и второе рождение non-fiction: что читать, зачем читать, где брать
- Издатели non-fiction: главные игроки и примкнувшие к ним шулеры

...И еще раз о последнем докфильме Манского про Северную Корею

Я поклонник Виталия Манского  с тех пор, как посмотрел его "Девственность" - о том, как три дурочки едут в Москву продавать то немногое, что им кажется ценностью. Это был документальный фильм, но я не понимал, как он был снят. Меня восхищают вещи, технология производства которых мне непонятна. Потом я встретил людей, которые рассказывали о технологии Манского (некоторые называли ее запрещенной, и горячо убеждали меня, что Манский снял не documentary, а mocumentary, т.е. подделку под документалку), а еще я встретил на каких-то съемках одну из тех дурочек, - Барби. Она оказалась очень цепкой девочкой, то есть не такой уж и дурочкой.

Но все это не изменило моего отношения к Манскому. Даже осуждение им пиратства. Хотя для режиссера-документалиста в сегодняшней России осуждать поклонников, называя их пиратами, довольно странно: где и как еще посмотреть Манского, если не качать торренты? А что до убытков продюсеров - мне, например, глубоко плевать на убытки продюсеров. Точно так, как плевать на убытки Николая I при продюсировании Пушкина.

Это я к тому, что последняя лента Манского про Северную Корею вовсе не так восхитила меня, как "Девственность". Можно даже сказать, не восхитила. Все показанное было предсказуемо. И на оправдания, что он был поставлен в рамки, и за каждым его плечом на съемках торчал человек в сером, он и так сделал невозможное, сделал этих людей в сером героями, - так вот, на эти оправдания мне так же плевать, как и на убытки продюсеров.

Я своим расстройством, опять же, со многими поделился. И не все согласились со мной. Например, Андрюша Архангельский, великий человек из почти погасшего "Огонька", сказал мне, что это фильм не о буднях диктатуры, а о главной слабости любой диктатуры, которая состоит в том, что...

В общем, на эту тему я сделал для Ъ-FM подкаст. Архангельского вполне можно считать соавтором.

* * *
<В Петербурге в выходные завершился 26-й международный кинофестиваль «Послание к человеку». Это один из самых знаменитых фестивалей документального кино, анимации, короткометражных и экспериментальных лент. Гран-при получила документальная франко-сербская картина «Глубина два» о событиях 1999 года в Югославии. И сразу два приза – кинокритиков FIPRESSI и приз прессы – у картины российского режиссера Виталия Манского «В лучах солнца». С подробностями Дмитрий Губин>

Докуменальная лента Виталия Манского – это продукт совместных усилий нескольких стран: Чехии, России, Германии, Латвии и Северной Кореи. Причем вклад Северной Кореи – самый весомый. Именно эта маленькая страна, находящаяся во враждебном окружении, но окрыленная идеями чучхе, открыла двери съемочной группе, чтобы показать миру жизнь простой корейской семьи: мама, папа и дочка-школьница по имени Джин-ми. Для съемок простой жизни была предоставлена наилучшая в Пхеньяне школа, наилучшие с идеологической точки зрения учителя и наилучшие приходящие в школу генералы-ветераны, увешанные орденами вплоть до таких мест, что Леонид Ильич Брежнев мог бы уже смутиться.

Северная Корея пошла даже то, что вряд ли могло бы прийти в голову странам из враждебного окружения. Папа-журналист в процессе съемок был превращен в инженера-наладчика на швейной фабрике, а мама из работницы кафетерия переквалифирована в рабочую фабрики по производству соевого молока. За магией этих превращений, как и за точностью произнесения всех спонтанных реплик, строго следили кураторы в сером, периодически появляющиеся в кадре. В итоге получилась картина особого жанра: фильм о съемках фильма. Вот мы посмотрели, как в квартире с немного казенной обстановкой мама-папа-дочка ужинают полезным для здоровья национальным продуктом, капустой кимчи, поверили и порадовались за них – и вдруг чуть не из-под кровати вылезает человек в сером и говорит, что радости в голосе маловато, а потому-то дубль два, а затем дубль три и так далее.

Собственно, все это про Северную Корею мы знали и без Виталия Манского и без людей в сером. Но снимая фильм о том, как в Северной Корее иностранцев заставляют снимать фильм о Северной Корее, Манский сделал фильм о главной слабости любой диктатуры. Рассказывая о себе самой, диктатура вынужденно прибегает к имитации, к потемкинской деревне, причем имитация ей удается скверно: вранье все равно всем заметно. И это, пожалуй, следует помнить не только севернокорейским пропагандистам.

Вопрос же о том, почему автократии, презираемые всем миром, не могут в ответ так же открыто презирать весь мир, сняв, например, правдивый фильм о своей жизни, и высокомерно наплевав на реакцию так называемого прогрессивного человечества, - это большая загадка.

Если бы Манский ее разгадал, то картина «В лучах солнца», пожалуй, получила бы Гран-при.