Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Виктор Пелевин, "Искусство легких касаний" и мой канал "Губин ON AIR" на YouTube

Ну, ок. Теперь есть место, будут выкладывать 2-минутные видеорецензии как на нонфикшн, так и на фикшн. Первые ролики для канала мне записали чуть не четыре года назад, но там шел какой-то брак то по съемкам, то по звуку, то по монтажу - в общем, пришлось освоить все самому. Попробую раз в неделю выкладывать по новому ролику. Подписка на канал - здесь.
Начинаю с Пелевина, на очереди Уэльбек.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Уфа, Казань и мастерская Церетели: края непуганых идиотов. Надо бы попугать!

В этой новости, взятой (вместе с фото) с сайта "Медузы", все прекрасно. И представления Зураба Константиновича Церетели о собственной душе, и представления о прекрасном президента Татарии, и представления о неоднозначности в мэрии города Уфы.

Читаем и смотрим: за что я люблю путинскую Россию - так это за действующую машину времени, которая отматывает время лет на сто назад.

"В Казани 7 ноября открыли памятник Рудольфу Нурееву работы Зураба Церетели. В церемонии открытия монумента, установленного около театра оперы и балета, в числе прочих участвовал президент Татарстана Рустам Минниханов. «Это мой крик души», — сказал Церетели, представляя монумент. Памятник первоначально планировалось поставить в Уфе, которую Нуреев считал родным городом, но мэрия отказалась от дара Церетели из-за расходов на установку монумента и «неоднозначной репутации Нуреева».
Максим Туманов / ТАСС / Scanpix / LETA.

Наличие в Смольном комитета по культуре - это анекдот (я про питерские стрит-арт и стрит-вандализм)

Я несколько раз писал о том, что нынешняя петербургская политика замазывания любого несанкционированного стрит-арта (а другого не бывает, санкционированным бывает, в лучшем случае, паблик-арт) - дикость. Почти год назад Росбалт даже опубликовал мой на эту тему видеоролик:



Ничего не изменилось. В Смольном воображают себя эдаким коллективным Джулиани-на-Неве. Мэр Нью-Йорка, как известно, боролся с граффити, каким подростки в неблагополучных районах покрывали вагоны метро: вагоны  тут же перекрашивались в исходный цвет. Так Джулиани следовал теории "разбитых окон", в соответствие с которой если в доме разбито одно окно - скоро выбьют и другие.

Однако питерские дворы, в которых регулярно появляются (и мгновенно закрашиваются) граффити - они и есть дворы разбитых окон, улицы разбитых фонарей. Стрит-арт спасает их. А уничтожение стрит-арта - это тупое влаственное "нипатерплю-разззарю!" Полюбуйтесь, вон:




Отрубили, в общем, руку ровно по линии госсобственности. А то, что ниже - уже частное, там и выжило кое-что.

В общем, недавно в "Деловом Петербурге" вышел мой очередной текст на эту тему.

Здесь я его дублирую.

СТРИТ-АРТ И ВАРВАРЫ

Чего я в Петербурге не понимаю – так это зачем Смольному комитет по культуре. Я знаком с его главой: милейший человек, мы раскланиваемся на выставках и фестивалях. Но комитет по культуре – это не выставки и не фестивали, и уж тем более не «проведение государственной политики и осуществление государственного управления в сфере культуры и искусства», как значится в документах. С тем же успехом можно управлять полураспадом урана.

Комитет по культуре, в принципе, нужен затем, чтобы город мог проводить свою культурную политику. А культурная политика – это решение социальных проблем методами культуры в тех случаях, когда финансы или принуждение бессильны.

У Петербурга такие проблемы есть. Мы – депрессивный город. В старом фонде больше 11000 зданий, и большей частью это дешевые доходные дома, построенные в погоне за максимальной прибылью на манер нынешнего Девяткино. Обычный питерский двор – серость и темень; на стене дрожит последний лист штукатурки. Ни статуи, ни фонтана, ни кустика, лишь спичечный коробок серого неба. В таком жилфонде можно бухать под Шнурова или проводить съезд сторонников эвтаназии, а вот жить легко, красиво, в кайф, как живут, скажем, французы, - уже подвиг, обреченный на провал, и не в деньгах дело.
Collapse )

Да перестаньте вы, питерские идиоты провинциальные, ставить памятники!

Этот мой текст вышел в "Деловом Петербурге" (и доступен полностью лишь подписчикам). Думаю, подписчиком ДП стать разумно (особенно, если у вас дела в Питере), но, тем не менее, ниже привожу текст полностью.

Повторю лишь, что Питер с точки зрения городского, общедоступного, демократического, современного искусства - дыра дырой. Лишь три вещи, установленные за последние лет 20, приемлемы: Чижик Габриадзе, Петр и сфинксы Шемякина. С Чижиком все более или менее ясно, с Шемякиным же не так просто. Его сфинксы (которые полудевы, полускелеты) - это, конечно, никакой не "памятник жертвам политических репрессий", это  садово-парковая скульптура, которой самое место в парке при псевдоготическом особняке. Использовали как "памятник жертвам" - ну так что ж; непосвященному должно быть плевать, и я этому рад (в том нет никакого наплевательства к памяти о тех, кто был при Сталине убит). Петр - это тоже не памятник царю, а арт-объект, блестящий трюк, когда тулово, голова и ноги создают эффект улетающего в космос великана, хотя Петр по размеру такой же, как мы. Конечно, к этому Петру надо залезать на колени и полировать пальцы. Но недавно Петра обнесли совковой кладбищенской оградкой, чтобы залезать и полировать было нельзя, - повторю, Петербург с точки зрения культуры и есть провинция, деревня, бесконечный трупоотсос из прошлого. И директора музеев тут соответствующие, за исключением Пиотровского, - возьмите хоть Гусева из Русского музея, который устроил из Летнего сада помесь Версаля с Аушвицем, тьфу и так его растак.

Впрочем, я обещал текст.

БРОНЗОВЫЙ (ЧЕЛО)ВЕК

Вот какой у нас царит в городе подъем духа; настоящий пир.

Четыре петербургских деятеля культуры (балетмейстер Эйфман, библиотекарь Вершинин, режиссер Фокин и искусствовед Михайловский) настаивают на установке в городе памятника Чайковскому.

Бюста в Таврическом саду мало. Чайковский должен быть четырехметровым. У четырехметрового Чайковского есть противники.

Интрига, однако!..

Спрашивать, ради чего следует воздвигать многопудного Петра Ильича, - бессмысленно. У памятника как такового, у этого культурного детища былых эпох, есть ровно два смысла: эстетизировать и увековечивать.

Справлялся и справляется с этими функциями памятник скверно. Кому суждено быть забытым, забывают вопреки памятникам: любое кладбище тому доказательством. Что до эстетики, тут лучше промолчать. Памятник – лжец по природе, лакировщик действительности.Collapse )

Мои экскурсии по Питеру на выходных (хотя и похолодает). Но...

Прогнозы обещают на выходных в Питере стынь, хмурь, хмарь (updt: но прогноз на дожди резко свернут, хотя зонт с собой надо непременно брать!), - то есть наступает, наконец, прекрасное (ибо типичное) питерское лето. А то был Мюнхен какой-то, чес-слово! (Если кто захочет, не выезжая из Питера, увидеть Мюнхен - добро пожаловать к Эрмитажу на Миллионную. "Атланты небо держат на каменных руках", Новый Эрмитаж - это и есть Мюнхен в вариации Лео фон Кленце, любимого архитектора Николая I и, прости господи, Гитлера).

И вот по этому прекрасному долждливо летнему Питеру я решил все-таки устроить 4 экскурсии на выходных, потому как у природы нет плохой погоды, но у меня есть ограничения по датам . В начале июля я еще экскурсии провожу, а дальше - скорее всего, ауфвидерзеен до сентября.

Итак:

Суббота, 30 июня, 19.00, сбор у памятника Достоевскому у м. Владимирская - мой новейший маршрут местами Довлатова (а еще и Чуковской, Ахматовой, да много кого, вплоть до Алисы Фрейндлих или, при обратном отсчете, Джорджа Баланчина) по дворам улицы Рубинштейна, зигзагами от Владимирского до Фонтанки. Это маршрут №3. Билеты (updt: закрыто).



Воскресенье, 1 июня, 19.00, сбор у памятника Достоевскому у м. Владимирская - повтор "довлатовского" маршрута по дворам Рубинштейна. Билеты - (updt: закрыто).

Все экскурсии - примерно по 2 часа, большей частью под открытым небом, так что зонтик и соответствующая обувь необходимы. (Питерский лайфхак: если кроссовки промокают, а других нет, наденьте внутрь бахилы).

Жду!

С Татьяной Толстой 30 января в Питере: пора валить к нам, ибо мы про "пора валить"

Я уже писал про вечер "Толстая против Губина": мы вообще-то с громокипящей Татьяной Никитичной собирались говорить о том, как индустриальный век помер, прихватив с собой домашний скарб (литературу, живопись, музыку и прочее по мелочишке). А постиндустриальному веку для обустройства понадобились не литература и живопись, а нонфикшн и промдизайн.

То есть об этом собирался говорить я, а громокипящая Татьяна Никитична собиралась оспаривать (ха!).

И вот новый поворот. Мы решили поговорить еще и об эмиграции, - а моих знакомых в последние годы уехало больше, чем при Брежневе. Вы ведь, верно, сами подумывали, так? Потому что жить в России сегодня - это как обитать в Питере: бедность, третий мир, и шансов замазаться или измазаться куда больше, чем реализоваться (да или просто в свое удовольствие пожить).

Толстая - состоявшаяся (из Питера в Москву) эмигрантка и несостоявшаяся эмигрантка в Америку. Я - состоявшийся (из Иваново в Москву, а затем из Москвы в Питер, а затем на оба города) эмигрант и начинающий эмигрант в Германии: с этого лета я наполовину там. Толстая Америкой разочарована, я Германией очарован. И вот об этом мы тоже поговорим, а вы, коли приобретете билет в ДК Льва Лурье, тоже вполне можете поучаствовать. Это 30 января, во вторник, на Большой Разночинной, 25а. Регистрация и билеты здесь.

Где меня найти в ближайшее время в Питере: эфиры, экскурсии, лекции

Мы с пейзажем за окном определелились с ближайшими планами.

В Питере ожидаются прохлодрыга, экономический форум, перекрытие дорог, - но последнее тех, кто со мной в выходные, касаться не будет.

Я все-таки проведу в субботу и воскресенье пару экскурсий по питерским дворам. Дворы, правда, понесли ряд боевых потерь (вот, посмотрите, какой мурал был закрашен коммунальщиками там, где его вообще никто, кроме местных, не видел - в слепой кишке одного двора на Литейном):

Однако кое-что выросло и новое - я проверил.

В общем, можно присоединиться к моему маленькому (не более 10 человек) обществу городских перешеходов. Даже питерским знатокам гарантирую места, о которых вы слыхали.

В субботу 3 июня в 12.00 стартуем от метро площадь Восстания - по тайным дворам Невского и Литейного проспектов, вдоль всеми забытого Итальянского сада, в честь которого, кстати, когда-то называлась нынешняя улица Жуковского. Обещаю все сохранившиеся граффити к прогулке приобщить - включая спрятанную Мону-Лизу-гастарбайтершу.

А в воскресенье 4 июня в 12.00 я поведу уже от метро Чернышевского по дворам, где хаживал Бродский. Узнаете тогда и про висячие коридоры, и про добрую и недобрую сторону улицы Моховой.

В пятницу 2 июня  в 11.05 я абсолютно  доступен в эфире "Эха Петербурга" - это частота 91.5 fm.

Ну, и наконец, ближайшие лекции из цикла "Об эволюции всего" у меня пройдут в Охта Lab в воскресенье 11 июня в 17.00 (об эволюции роскоши) и в субботу 24 июня в 14.00 (об эволюции собственности)

До встречи!

В Питере новый главный художник, - чем бы ему заняться?!

В Петербурге тихо-мирно, в каникулы, сменился главный художник. Новым стал Алексей Моор. Еще пару дней назад можно было зайти на alexmoor.jimdo.com и посмотреть работы Моора, но сейчас, увы, сайт прикрыт паролем. Однако поверьте на слово: Алексей Моор вполне годен рисовать котиков на Невском. У Моора такой мастеровитый второй сорт второго сорта, - от дев с сиськами до пейзажей с березками.

Я глумиться хочу не особенно. Сейчас вообще не время художников. Художников делает художниками подъем, волна. Много вы знаете одиночек вне художественных школ? Эгон Шиле вырос из движухи Сецессиона, а про Баскию никто бы не узнал, когда бы не Уорхолл, про которого мы тоже не знали бы, не попади он из Питтсбурга в послевоенный бурлящий Нью-Йорк.

Но в Петербурге после новиковского неоакадемизма 1990-х художников нет, так что какие претензии к Алексею Моору? И нужно ли уметь главному городскому художнику вообще быть художником? Вот, бывший буфетчик Челябинского тракторного завода замечательно руководит сегодня петербургской Академией Штиглица - той самой, которую закончил Моор.

Главный художник Петербурга - он все-таки не по части рисовать сам, а  чтобы другие не натворили художеств.

Тогда достойных задач у Алексея Моора может быть две.

Первая - это поставить заслон всему тому украшательству Питера, которое примерно соответствует работам самого Моора. Всем этим бронзовым Довлатовым, котикам, городовым, моделям города из гранита, гигантским стульям и прочему. В городе нет ни Аниша Капура, ни Урса Фишера, ни Энтони Гормли, ни Маурицио Каттелана, вообще ни одного (после Петра Шемякина) приличного арт-объекта, - есть одна второсортная "кр-р-расота" в духе Матвиенко. И если центр этим загажен, то окраины даже этого лишены. У Муринского ручья или Конной Лахты нет и дальнего родства с Одайбо в Токио или с Дефансом в Париже. Стыд. Могло бы ведь быть.

Вторая задача касается того искусства, которое переживает сейчас ренессанс, - я про стрит-арт. Пока что отношение городской власти к стрит-арту простое: все несанкционированное (а не санкционируется все) закрашивается. Закрашивается и дурь, и шедевры. Осенью, например, были закрашены все тексты Кирилла Кто в страшненьких дворах на Литейном (сами страшненькие дворы никуда не делись).
Закрыта какой-то будкой Джоконда-гастарбайтерша работы Паши Каса на Жуковского. Пройдитесь как-нибудь по питерским Пескам. Это адъ, - абсолютная, полная безнадега для всех, кто в него попал. Стрит-арт мог бы дать крылья, но, например, мои знакомые, пытавшиеся получить хоть какой брандмауэр хоть какого двора под фреску-mural, плюнули в безнадеге.

Вот отношения муниципалитета с независимыми стрит-артистами Алексей Моор и мог бы ввести в положение win-win. Создать, не знаю, группу оперативного реагирования на каждую работу: что оставлять в живых, что закрашивать. Поощрял бы превращение гниющих дворов настенные галереи.

Я искренне надеюсь, что Моор - неглупый человек. То есть что Моор понимает, что занимался всю жизнь постыдным и позорным делом: втюхивал заказчикам пошлятину под видом искусства. Убивал вкус. Делал на этом бабло. Это большой грех. Плохой художник, когда получает заказчиков, становится еще и плохим человеком.

Но сейчас у Моора есть шанс искупить вину.

Будучи либералом, я верю в то, что самый безнадежный Савл может стать Павлом.

Какая прекрасная идея - запретить в России Cirque du Soleil!

Какая прелесть!

Исполнительный директор Всероссийского хорового общества, член общественного совета при Минкульте РФ Павел Пожигайло настаивает, что иностранные цирки нужно законодательно ограничивать в России.

Ну, мало ли что какой Пожигайло говорит, - силовые линии российского устройства таковы, что и неглупые люди несут чушь, и только потом, когда их спроваживают с госдолжности, ошалело вертят головами: что я? что нес? куда ? почто? - посмотрите хоть на Всеволода Чаплина до и после отставки.

Но любопытно, какую аргументацию Пожигайло приводит. Нашу цирковую школу нужно сохранить, говорит он, потому что она уникальна. Это раз. А два: у Cirque du Soleil бюджет больше, и потому нам с ними не конкурировать.

Прекрасная логика!

Хотя искренне не понимаю, почему уникальность должна быть основанием для сохранения в живых. Допустим, русские лапти уникальны, - следует ли из этого, что самого Пожигайло следует заставить ходить в лаптях? Вполне может быть, что французская цирковая школа тоже уникальна, - однако, насколько понимаю, ребята из Sirque du Soleil не столько хранили верность кюлотам, сколько обули весь мир в принципиально новое. И миру это понравилось. А наш старый цирк, похоже, не очень нравится. Уж не знаю, почему. У меня цирк Чинизелли под окнами, но я не хожу. Потому что все, кого спрашивал, отвечали, что спектакли там скучные, неинтересные. Может , русский цирк законодательно ограничить, чтоб не сеял в неокрепших детских душах скучное и плохое?

И уж конечно, особо ценен аргумент что "у них бюджет больше". Разумеется, больше! Россия - вообще небольшая по мировым масштабам экономика: наш вклад в мировой ВВП в 2015 году - 2,49%. Это, положим, не порок, Канада еще меньше, но уже Бразилия или Италия (не говоря про Японию, Китай и США) больше. Значит ли это, что нужно опустить железный занавес вообще, или только на отдельные виды продуктов? Нужно ли, скажем, запретить Пожигайло ходить в иностранных шмотках на том основании, что бюджет Зеньи или Босса больше бюджета фабрики одежды имени Володарского (кстати, у меня от них смокинг)? Нужно ли на том же основании запретить в России католицизм? Западное кино, литературу, non-fiction, музыку?

Не знаю. Может, и нужно. Я бы на Пожигайло в лаптях и в смокинге от Володарского с удовольствием посмотрел. Напомнил бы ему, что у Христа, по сравнению с Иродом, бюджет был вообще нулевой.

Но если Пожигайло со мной несогласен, начать экспериментировать посоветовал бы с минкультовского совета.

В который входит, например, пианист Мацуев.

Я бы запретил законодательно Мацуеву садиться за Steinway&Son и прочий C.Bechstein. Пускай импортозамещает "Красным Октябрем".

Что? Ах, давно не выпускается "Красный Октябрь"? Ах, это до революции в России был больше 200 мастерских, производящих рояли и фортепиано, а сейчас не осталось ни одной?

Ну ничего, поиграет-поиграет Мацуев на дровах, попоет-попоет Пожигайло в лаптях, помолимся мы пресвятой Богородице, - и потрясем, с Божьей помощью, духовною силою мир.

Довлатов и князь Владимир как близнецы-братья. Народ, нужна помощь!

Вся скульптура, которая появляется на российских улицах-площадях, соответствует сегодня минимум одному из двух условий:

1) это памятник, то есть посмертное возвеличивание той или иной персоны;
2) это унылое, говоря слогом Ксении Соколовой, говно.

Если перед нами бронзовый котик/фотограф/городовой/сапожник/дворник, то соответствие обычно проходит по 2 пункту, то есть достигает 50%. Это такое овеществление вкуса советской завбазой, "сделайте нам красиво".

Если перед нами памятник, то соответствие, как правило, достигает 100%.

Показательные в этом смысле два памятника, почти одновременно появившихся в Москве и Петербурге. В Москве - князь Владимир у Кремля, очень плохая работа скульптора Салавата Щербакова. В Петербурге - Сергей Довлатов на Рубинштейна, плохая работа Вячеслава Бухаева.

На первый взгляд - сравнение прекрасно иллюстрирует разницу между двумя столицами.

Во Владимире 17 метров, он воткнут в Москву как кол в задницу, а решен в "губернаторском стиле" а-ля Церетели-ст., к такому памятнику только похоронные венки от ЦК приносить, а назначать свидания у него невозможно.



Довлатов изваян в масштабе один к одному, стоит у стены дома, где жил, свиданки рядом назначать запросто, как и уличным музыкантам играть, а стиль - эдакий интеллигентский импрессионистический реализм. То есть узнаваемо, но как бы шероховато, не глянцево как бы так.



На самом деле обоих авторов и оба памятника объединяет полное отстутствие мысли, идеи, послания. У обоих авторов героев можно заменить на других. Чуть подретушировать Владимира и сунуть в руку дерево - будет Мичурин или Тимирязев, дать весло - будет Петр, сунуть дилдо - будет Рокко Сиффреди (ну, тогда одежды будет развиваться, оголяя). Это ни о ком и ни о чем. Так ваяет свои творенья Зураб Церетили: памятник один, а за кого заплатят, того лицо и прилепим. У него что Колумб, что Петр, - да он и не скрывает.

С Довлатовым та же беда - это мог быть и Есенин, и Шукшин, и кто угодно из двери, в которую прет задушевность. Но, к сожалению, тут даже хуже, чем с Владимиром-Петром-Колумбом. Бухаев, будучи архитектором, не решил примитивной архитектурной задачи. Он не смог даже вмонтировать дверной косяк в брандмауэр, чтобы Довлатов-Есенин-Шукшин выходил из своего дома в, простите за задушевность, с того света в этот в виде полыхающей огнями ресторанной улицы Рубинштейна.

Должен сказать, что актер Жан Маре, решив установить на Монмартре памятник своему другу писателю Марселю Эме (ну да, который написал Le Passe-muraille, - "Человека, проходящего сквозь стены"), решил ту же задачку на раз-дваCollapse )