Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

О "Ненастье" Алексея Иванова: не надо браться за сагу, когда нет интеллектуальной концепции

Хотя сага у Иванова не получилась, получилось назидание прочим писателям: беритесь за крупный жанр, типа саги, только тогда, когда у вас есть концепция времени. Вот у Улицкой такая концепция была, поэтому она сумела написать (блестяще!) и "Кукоцкого", и "Штайна", и "Шатер". А Алексей Иванов - писатель очевидно очень одаренный, но, похоже, не очень умный. Ну, не интеллектуальный, если его поклонникам так приятнее. В этом утверждении нет ничего обидного. Писателю, пока он занимается жанрами, требующими лишь мастерства, ум требуется лишь как опция. "Географ глобус пропил", может быть, потому и удался , что Иванов сумел точно описать главного героя, не имеющего ни ума, ни представлений о нравственности, но обладающего счастливым даром вызывать сочувствие в своем перекати-польном существовании, - что Иванов писал, а не рефлексировал. В итоге он сделал замечательную картинку времени - ну, как хороший жанровый художник, от которого прозренных бездн мы и не ждем. "Географ" - это повесть о времени, когда социальные связи распались, а горох посыпался из мешка, сталкиваясь друг с другом и подпрыгивая. Он движение этого гороха очень точно передал. Но Иванову не следует браться за жанры, требующие серьезной работы интеллекта. Точно так же ему не следовало в свое время ввязываться в Перми в борьбу против Гельмана: в ней он выглядел провинциальным озлобленным простаком, не сказать бы больше. Увы: России провинциальный талант в России обречен либо погибать, либо бежать в Москву, либо заниматься плетением барочных узоров, то есть заниматься мелким милым жанром, - либо, вот, выглядеть простак простаком. Это жестоко, да. Но, как написал в одном из романов один русский столичный писатель: знаете, чем отличается жизнь от члена? - Жизнь жестче!

Карден: этот светильник разума давно уже лишь чадил, разменяв мозг на деньги

Карден умер давным-давно, а не на днях. Я не историк моды, чтобы уточнить, когда именно он перестал оказывать хоть какое влияние на моду. Но к концу 1990-х в любом захудалом супермаркете можно уже было купить носки от Кардена или трусы от Кардена, а в любом магазине стройтоваров - плитку, подписанную кКарденом. Я был тогда спесив и глуп. Пара плиток с автографами от Кардена уплывуют вместе с моей бывшей квартирой в сторону капитального ремонта надгробными плитами над моим дешевым чванством, состоявшим в том, что за каждую из них было заплачено столько же, сколько за метр обычного кафеля, ничем не отличающегося от карденовского. Вероятно, Карден торговал франшизой налево и направо, ничуть не заботясь ни о собственном имидже, ни о (что еще хуже) качестве. У меня до сих пор есть купленная в 1990-х рубашка от Кардена. Я купил ее потому, что тогда рубашки с пластроном под таксидо были редкостью. Во всем ГУМе, если быть точным, только вот эти карденовские и нашлись. А у меня был прием в мою же честь (в честь победителей литературного конкурса, точнее сказать, но одним из победителей был я), где на приглашении строго значилось "black tie". И я за немыслимые деньги купил эту рубашку. Она до сих пор цела, поскольку смокинг достается из шкафа нечасто, - но это худшая из рубашек в моем гардеробе. Халтура, от воротничка под "бабочку" - и до ткани, из какой она пошита.

Но если кому-то все-таки интересен Карден, - то вот программа 7-летней давности, записанная с Карденом Димой Дибровым и мною. За все время, пока я вел "Временно доступен", к нам приходили всего два иностранца - Мики Рурк и Пьер Карден. Но насколько мне понравился Рурк, настолько же закадровой продажностью вкупе с внутрикадровым высокомерием не понравился Карден. Боюсь, что это все-таки чувствовалось, хотя я старался быть любезен.

Дудь как Высоцкий нашего времени (сравниваю не таланты, а ситуации). И, как и Высоцкому, Дудю вдуют

Вот текст, опубликованный - по согласованию со мной, в сокращенном виде - на "Росбалте". Ниже привожу полный вариант. Мне жалко Дудя. Но нам всем, кто имел отношение к телевидению, родина переломала все, что могла - кому карьеры, кому души. Мне странны те, кто после этого требует от меня эту родину любить. Для меня она просто насильница. Впрочем, про Дудя.

БЕЗ ДУДЯ

Юрий Дудь - это Высоцкий нашего времени. Сегодняшний ютьюб – это вчерашний магнитофон.

Два последних фильма, которые я посмотрел – «Колыма» и «Беслан» Юрия Дудя. У обоих на данный момент по 17,5 миллионов просмотров на ютьюбе. Я смотрел там же: а что, по телеку такое покажут? К тому же я, как и весь мой круг, бросил смотреть российское телевидение лет пятнадцать назад: увольте, невозможно смотреть кривляющуюся пустоту. В России, правда, есть такие места, где телевизор не выключают: например, в парикмахерских. Поэтому, когда меня подстригают, я телевизор вынужденно слушаю. Там ровно три темы: Америка мерзотна, Украина погана, а Путин – гений чистой красоты. Тьфу.

Дудь вне этих тем. Он вне эстетики российского ТВ, то есть эстетики провинциального пафоса в сочетании с профессиональной подлостью. Дудь занимается тем, чем и должен заниматься журналист: его интересует какая-то тема, у него возникают вопросы, он их начинает задавать вслух, и ему наплевать, как это будет оцениваться начальством или (как бы пафосно сказали на сегодняшнем ТВ) родиной. Профессия выше родины. Ты имеешь, конечно, полное право считать иначе, но тогда изволь из профессии уходить. Или профессия уйдет из тебя. Что, собственно, и произошло с теми, кто вещает с телеэкрана о гнусной Америке, гадкой Украине и великом Путине. Со всеми этими соло- и киселевыми.

А поскольку Дудь на сделку против профессии не пошел, его начинают уничтожать – и скоро, полагаю, уничтожат. Это не мое пожелание, это мое глубочайшее сожаление. Но мой прогноз основан на опыте: я свою родину знаю. У нас без санкции власть над мыслями невозможна: этого не допустит кремлевская власть. Дудя уничтожат точно так же, как уничтожили в свое время Леонида Парфенова, хотя и по-другому.Collapse )

А ты готов стать Бузовой?

Вышло на Росбалте. Ниже дублирую.
* * *
В истории с повсеместно воруемой из магазинов картонной Ольгой Бузовой всех интересует сама логика поветрия. Потому ли картонную Бузову воруют, что она картонная? Или потому, что рекламирует чипсы? Или потому, что Бузова – это «Дом-2»? Или потому, что Бузова – это женщина, которая поет? Или тут важен феномен эдакого шаловливого, кокетливого, напоказ выставленного, но при этом ненаказуемого воровства?

Мы привыкли во всем искать причинно-следственные связи: последние 10000 лет этот поиск вознаграждался щедро. История человеческой цивилизации – вообще история о том, как сапиенс ставил себе на службу открытые закономерности. Сила действия равна силе противодействия; что посеешь, то и пожнешь. Ну, и так далее – во всех мыслимых вариантах. Все понимали, что человек, хорошо учившийся, а затем упорно трудившийся, почти гарантированно становился известным (по крайней мере, в своем кругу). Это касалось что профессоров, что певцов. А если кто-то полагался лишь на удачу, случай, везение – на таких смотрели как на дурочек и дурачков (и правильно делали).

Так продолжалось вплоть до заката индустриальной эпохи. Постиндустриальная эпоха отодвинула ньютонову механику (действие – результат) в сторону. Информационная эра ввела в нашу жизнь механику практически квантовую, с ее неопределенностями и вероятностями. Теперь, как точно предсказал Энди Уорхол, каждый может рассчитывать на свои 15 минут славы. Почему? Да нипочему. Закономерностей больше нет. История с ворованной Бузовой может стать вирусной. А может, и не вирусной. А может и не стать...
Collapse )

Иван Демидов: русский, один из самых многообещающих молодых дирижеров в мире

Я бы обратил внимание меломанов (кажется, в России двое-трое таких есть) на имя Иван Демидов (не имеющее никакого отношения к той белковой массе, которая вела когда-то "Музобоз").

Иван Демидов - бывший питерец, нынешний швабиенец, баварец, аугсбургец, выпускник питерской консерватории, только что триумфально вошедший в финальную тройку безансонского конкурса молодых дирижеров.

Первое место в тройке занял англичанин Ben Glassberg (работающий в очень выверенно-точной, хотя и чуждой мне манере), а вот рядом с ним - Иван Демидов и француз Jordan Gudefin (как раз близкий мне). Демидов - мастер деталей, как будто включается в музыке подстветка: а вот вдруг заметна эта тема, а вот вдруг этот такт, - и нужно, конечно, следить за его левой рукой, которой он оглаживает как бы музыку, в то время как палочкой в правой руке управляет.

Конкурс молодых дирижеров в Безансоне - особый конкурс. Там не требуют предварительных записей. Грубо говоря, это конкурс par azard - любой может принять участие. И вот из 250 человек из первого тура Демидов, Гудефан и Глассберг вышли в финал.

Я слушал отборочные восьмую финала, четверть финала и полуфинал непосредственно в Безансоне, а финал - из Безансона по интернету.

Это было невероятно впечатляюще для человека, который обожает музыку, но не имеет музыкального образования. Но  я люблю музыку настолько, что могу себе это позволить.

Так вот: Иван Демидов (только что подписавший контракт с театром баварского Аугсбурга) - это то имя, которое следует запомнить. Этот парень (которого я очень люблю) не раскрыт пока что даже наполовину.

Следите за ним!

"Золотое перо" в Петербурге: щастья, радостья веселья всем желает бухгалтерья

Вчера, к сожалению, убил вечер на питерский журналистский корпоратив под названием "Золотое перо". Ужасно напоминало творческий вечер Ларисы Рубальской в филармонии города Костромы, куда однажды занесла меня злая судьба. Смысл творчества поэтессы Рубальской состоит в том, чтобы уверить вышедших в тираж провинциальных теток, что ежели подкраситься и напялить юбку-плиссе, а также хлобыснуть коньячку, то они еще ого-го! - то есть поэтесса Рубальская предлагает воскрешение из мертвых эконом-класса, в котором всего-то следует начать называть смерть жизнью. Смысл процедуры раздачи "Золотых перьев" состоял примерно в том же: в оштукатуривании покойного с одновременной выдачей тризны за праздник.

Мне это было наказанием за грех стяжательства. Я, помня, что лауреатам, вроде, давали когда-то денежку, согласился с дуру на номинацию и участие, то есть на перспективу оперения, но вместо матблаг огреб два часа ощипывания в зале "Пулковской", под камлания про традиции и славную жизнь журналистики (которая в Питере сдохла давно: на весь пятимиллионный город полторы газеты, примерно столько же радиостанций, ноль телевидения и два с половиной сайта) и про "город великой культуры". Впрочем, вскрикивать про культурную столицу было разумно, ибо ничто, кроме этих причитаний, о местной культуре, неотличимой корпоратива совхоза-миллионера, не говорило. Типа, спецпризы вручает Трансснабсбыт, и детки из хореографической студии делают в перерывах красиво. Жанр "невский ёптыть".

Правда, похоже, стыд от всей этой месткомовской пьянки испытывал я один - но я же, в конце концов, смиренный лектор и экскурсовод, с журналистикой давно завязавший. Я даже попробовал протестно свистнуть, когда Макаров (это глава ихнего невского заксобрания, мущина луженой глотки и такой же извилины, настоящий полковник и вообще, прелесть что такое) начал говорить, что смысл журналистики - быть посредником между властью и населением. Но свистелось от страха слабо. Хотя луженая глотка вообще-то довела до сведения присутствующих, что присутствующие должны быть памперсом, в которые власть сливает свои выделения, - а остатки выделений присутствующие должны выдавать быдлу за мироточение.

И все все это проглотили, - ну, в городе над синей Невой и не такое лопали. Хотя, полагаю, бывают времена, когда для профессионала, чтобы не превратиться в говно, есть только три пути: менять город, менять страну, менять профессию. Я две из трех опций уже испробовал (журналистом сегодня меня можно называть только по привычке либо недоразумению), и от третьей не зарекаюсь.

Ну, и под занавес остается сказать, что те призы, что шли не от спонсоров, в общем, часто попадали в приличные руки. Опровинциальнивание и опускание больших городов обычно неравномерно, и полынья для Серой Шейки порой остается, - но это ровным счетом ничего не меняет.

В России есть отдельные журналисты, но давно уже нет журналистики. Утешаться можно разве что тем, что, например, на Украине есть журналистика, но нет журналистов.

Как сделать из мухи слоненка, даже если нет мухи. - В кабинете Берии. - Почему РФ не Финляндия

В "Ведомостях" сегодня заметка о снижении турпотока в Россию.
Это значит, что лето будет плохим не только в Крыму, но и в Петербурге, где туристов за год те же самые 6,5 миллионов. И это куда более серьезно для Питера, чем та оплеуха, которую дадут своим неприездом на экономический форум мировые гранды.
Уменьшается, похоже, и число наших выездных: я по себе ощутил, как подорожала поездка в Европу. И, скажем, автопереходы в Финляндию на май запружены не были. Хотя очереди были. Об этом - мой сегодняшний подкаст на Ъ-FM.

Рост евро по отношению к рублю скорректировал планы тех, кто собирался за границу на машине: европейская цена бензина в 80 рублей за литр заставляет задуматься. Однако обозреватель «Огонька» Дмитрий Губин задумался еще и над тем, почему прохождение границы со стороны России для путешественника обставлено хуже, чем со стороны Европы.

На первомайские праздники я ездил на машине в Финляндию: это популярная среди жителей Петербурга забава. К своему удивлению, границу прошел быстро: обратно, например, на нашем погранпереходе в Торфяновке провел всего полчаса. Правда, и очередь перед нашим микроавтобусом была ровно в ноль машин.
Умение создавать и ноля пусть маленькую, но очередь, а также требование раза три предъявлять паспорт с отметками составляет сильный контраст Торфяновки с финским погранпереходом Валимаа. И не только для новичка, но и для бывалого путешественника, как я. А я начал ездить в Финляндию задолго до тех пор, как в 1997-м с российской стороны появился ровно такой же контрольно-пропускной пункт, как и у финнов. Легенда, кстати, гласит, что в те бедные русские годы Финляндия проспонсировала его строительство в порядке, так сказать, шефской помощи: чтобы финские граждане могли проходить русскую границу в комфорте.
Однако логистика прохождения границы общей не стала. У финнов – никаких бумажек, все проходят паспортный контроль в помещении под крышей, пограничники и таможня действуют согласованно, то есть работу таможни не видно вообще. У нас – беготня водителей и пассажиров легковушек на улице под дождем и снегом и вечно куда-то пропавший таможенник, без разрешения которого твоя машина будет блокировать путь всем остальным.
Я про русский пограничный бардак говорю давно. В 98-м году после такого рассказа меня пригласил к себе тогдашний директор Федеральной погранслужбы Николай Бордюжа. Мы сидели на Лубянке в бывшем кабинете Лаврентия Берии, и я объяснял, почему финская логистика хороша, а наша – дурна. Бордюжа делал пометки, а резюмировал коротко: «Стыд». Вскоре его сняли с работы, пограничный бардак с годами сократился до размеров бардачка, а стыд – до получасового стыдика, но все же Россия Финляндией в смысле разумности государственной логистики так и не стала.
Некоторые в сердцах говорят, это потому, что Сталина и Берии сегодня не хватает.
Но я полагаю, это потому, что России сегодня куда интереснее раздвигать свои границы, чем наводить рутинный порядок на имеющихся.

Перед отлетом на Байкал: представьте, что вы Ксения Собчак... Или Марат Гельман...

У меня через несколько часов самолет в Иркутск: лечу от "Огонька" участвовать в акции "360 минут ради Байкала" - будет очищать Байкал от чего придется, хотя есть скептики полагающие, что кардинально решить вопрос можно, только очистив Байкал от русского человека. Взгляд, конечно, варварский, но верный в том смысле, что про акции типа "360 minutes pour Cote d'Azure: очистим от мусора нашу Лазурку!" мне слышать не приходилось. Впрочем, Средиземное море тоже загрязнено: дикие пляжи где-нибудь на Кикладах вполне себе завалены выброшенными штормами бутылками-ботинками...

Но сейчас, хоть времени мало - о том, как разобраться в программе питерского кинофестиваля "Послание к человеку" (напомню, с 21 по 28 сентября) и как не заблудиться на сайте. (Начало рассказа об этом фестивале, где я пресс-атташе - здесь).
Во-первых, рекомендую скачать каталог.
Во-вторых, предлагаю простой трюк. Ну, представьте, что вы - Ксения Собчак. Программа всех фильмов, на которые будет ходить Ксения Анатольевна, будучи председателем жюри прессы, находится здесь: http://message2man.com/rus/program_rus/id/10/. Это программа главного, международного конкурса: по датам, залам и сеансам. (Ах, вам не хочется представлять себя Ксенией Собчак? Хорошо, тогда представьте себя Валерием Панюшкиным (тоже жюри прессы), или Нико фон Глазовым, или Мирой Наир . Все они будут ходить на эти сеансы международного конкурса: есть неплохой шанс познакомиться).
Соответственно, можно представить, что вы - Марат Гельман maratguelman . Тогда надо идти на программу экспериментального кино, которую Гельман будет судить и рядить: http://message2man.com/rus/program_rus/id/11/
А если вы хотите почувствовать себя председателем жюри национального конкурса Мариной Голдовской (ау, московский журфак! кто в свое время бегал по средам в 308-ю аудиторию на семинары Голдовской? Помните "Нанука с Севера" Флаэрти? "Звени-гору" Довженко? "Обыкновенный фашизм" Ромма?) - то идти нужно сюда: http://message2man.com/rus/program_rus/id/12/

Ну вот, на сегодня довольно.
Попробую продолжить завтра (вперемежку с записками из Иркутска).