Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

C весны нужна комната в центре Питера

Друзья, а вот нужна комната, идеально "от хозяев" (т.е. жить вместе с хозяевами), строго в центре (ну, П.С. у метро тоже рассматривается, а В.О. уже нет) для идеального жильца. Главным в идеале является то, что появляться в этой комнате жилец будет редко, приезжать раз в месяц на неделю (а то и вообще не приезжать), а платить как за полный срок.

При этом: не курит, музыку слушает исключительно в наушниках, профессией интеллигентен, летами не юн, никого к себе не водит, пьянства не ведет. Ну просто котик на печи!

Но комната нужна немаломерная, метров от 20, - а вот требований к мебели никаких, можно и вовсе без мебели. Главное - расположение: грубо говоря, плюс-минус "золотой треугольник", хотя Сенная тоже не смутит.

Плиз, если у кого какие варианты есть, дайте знать.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Очень хочется перенести январь на февраль!..

Хочется сдвинуть, перенести на месяц все сезоны.

Ибо прежнее расписание природой выполняется с месячным опозданием.

На Рождество, Новый год, Рождество больше не идет (мягкими хлопьями, кошачьими тихими лапками) снег. Ни в России, ни в Европе, ни в Скандинавии: снег начинается позже, когда ёлки уже и выкидывают, зло напившись шампанским в бесснежной мгле.

А в августе на Ильин день все олени могут могут ткнуть в воды рога: мы продолжаем купаться до сентября как ни в чем не бывало.

А вот если бы сезоны на месяц попридержать, всё пришло бы в норму.

Тогда сейчас за моим российским окном был бы февральский морозец, а за  баварским окном цвели бы из-под последних сугробцев крокусы.

Бесснежный поганый декабрь (а ведь затевался как месяц-открытка, с вечным тисненым золотым бубенцом, свечой и ватой на крыше пряничного домика)  превратился бы в поганый ноябрь, которому  погань вполне извинительна: дни поздней осени бранят обыкновенно.

Обманный якобы летний июнь, когда купаться холодно даже на море, обрел бы имя честного мая: ну да, купаться нельзя, а чего вы от весны еще ждете? - зато ставший августом сентябрь вернул бы себе заслуженно-сладкую, пенкой с варенья, славу исхода лета.

Чего у нас там Димон с уточкой крутил-вертел, переставляя время на час туда-сюда?

Если бы Путя выделил мне утю, я бы точно меньше, чем на месяц, не разменивался!

Умер Эндрю Поулсон - отец-основатель российского agenda-глянца

В Питере днем +18 и возможен дождь, и на неделю вперед без просвета, и завтра только скажу, будут ли в субботу экскурсии. Их надо надо бы провести, потому что за углом, где положено быть летней террасе, ни террасы ни лета нет, там курит в рукав уже осень.

Узнал сегодня от бывшего главреда "Афиши" Леши Казакова, что умер Эндрю Поулсон, основатель «Афиши», не дожив до 60: рак.

Поулсон был одним из двух отчаянных иностранцев (второй – Дерк Сауэр, отец Independent Media), которые сумели сделать лучший глянец в России, и мне только сейчас пришло в голову, что эпоха глянца была эпохой диско-2, эдаким елизаветинским барокко, тем более пышным у нас, что во времена диско-1 мы не танцевались: какое там при шамкающем Брежневе...

Глянец был нашим танцполом, - в свете стробоскопа, среди этих вечно фанерных декораций, обклеенных фольгой, в ночном клубе. Глянец был российским учителем жизни, потому что глянец был учителем танцев, а жизнь, начавшаяся так всеобщий танец непослушания в девяностых, в нулевых продолжалась как танец для посвященных.

Поулсон вместе с Осколоковым-Ценципером закладывал правила танцующего дома. Некоторые были универсальны для всего танцующего мира («смерти нет», «старость придумали трусы»), но некоторые были новинкой для журнального бизнеса.

Ходила легенда, что Поулсон некогда в Лондоне поскребся к издателям Time Out с просьбой о франшизе, а когда технологии были открыты, с секретами фирмы свалил в Россиию. Но это полная чушь. Московская «Афиша» была куда интереснее лондонского «Тайм-аута» просто потому, что строилась на других принципах.

«Афиша» не была каталогом анонсов, agenda-журналом: грядет то-то, сходите туда-то. Она держалась на двух китах. Первым был поиск «тектонических разломов времени»: «Афиша» писала о том, чего еще нет, но что вот-вот появится в стране и в мире и всех потрясет (и даже когда она писала о том, что уже свершилось, она писала именно так). А вторым был принцип киносценария, т.е. принцип действия, сюжета, коллизии. Это Time Out публиковал обзор, скажем, китайских ресторанов. А «Афиша» публиковала репортаж о том, как человек, обходя китайские рестораны в Москве, пытается найти место, где повара тайно готовят отловленных змей. Отсюда – бешеная динамика.

Помню, когда «Афиша» решила прийти в нулевых в Питер, и я вел переговоры о работе, разговоры сводились к поиску именно питерских разломов, к возникновению принципиально нового. Я рассказывал о городских новостях, мои vis-a-vis досадовали – не то, не то! – пока я не буркнул, что в Питере появились новые зимогоры, только богатые.

- Кто-кто? – мгновенно встрепенулись поулсон-ценциперовские.

Я объяснил, что зимогорами давным-давно прозывались петербуржцы, у которых не хватало денег на зимнюю жизнь в городе, и они оставались зимовать в пригородных усадьбах. А сейчас зимогоры появились снова: семьи первых лиц всяких там «Газпрома» с «Лукойлом», заселившие виллы Каменного острова, - и никакая городская квартира даром им не нужна.

- А сколько будет снять на острове особняк? В десять тысяч баксов уложимся? Тогда мы снимаем тебе дом по соседству с Алекперовым, ты переезжаешь туда на месяц с семьей и собакой, а потом пишешь рассказ, как вы там друг к дружке в гости ходите, лук одалживаете, истопника ждете…

Совершенно не помню, отчего затея провались, но – то был уровень идеи.

...Увы: бумажная "Афиша" несколько лет как умерла, и второе диско оттанцовано, а третьему не бывать, потому что сайт с удобным поиском спектаклей, выставок и сеансов, - он не о том. Ничто не может быть о том, когда погода все время околонуля, как и заметил прозорливо один из околонуля создателей, - такой же, как и Поулсон, гений (но абсолютный, в отличие от Поулсона, гаденыш).

Поулсона я видел в жизни всего пару раз, и после девяностых не встречал. Вроде бы, когда он продал «Афишу», когда вышел из интернет-проектов, то стал заниматься организацией шахматных турниров. Но это совершенно не важно.

Поусон теперь – как лицо со старого конверта группы, под которую танцевали молодыми.

Неважно, жив ли кто еще из участников.

Важно, что Поулсон был из первого состава.

Да, у нас был первый состав, у нас была великая эпоха.

Моя последняя экскурсия по Питеру (по крайней мере, в июле)

Моя пешая экскурсия по дворам и граффити Невского и Литейной части, похоже, поистоптала свои броды (во всех смыслах) - просто потому, что она единственная. Было ужасно непросто и очень забавно ее готовить. Например, мимо того гигантского пространства, что скрыто в дворах Литейного и известно (немногим) под именем Сада Сен-Жермен (с настоящим фальшивым Летним садом внутри) я до этого пробегал раз сто, даже не догадываясь о его сущствовании. Зато теперь знаю даже то, что в зиму 1914/15 годов, в патриотическом раже ("Пруссия наша!") там местная золотая (с золотыми, надо полагать, наганами) молодежь возвела 8-метрового снежного Георгия Победоносца: и пусть враг бежит, бежит, бежит! - но вместо того революция прибежала.

Во время одной из моих экскурсий в Сен-Жермене были съемки, и посмотрите, как холодом дохнуло:



А в прошлое воскресенье на экскурсию пришла милейшая женщина, Оксана, сказала, что преподает русский язык иностранным студентам, спросила - могу ли провести для них отдельную экскурсию на английском? (Да, могу). А когда уже подписывал ей свою книгу, выяснилось, что это родная сестра Сергея Довлатова. Стало быть, Ксана Мечик-Бланк... Искала, разглядывала вместе со всеми 12 слонов на домена Восстания, 2 (со слонами - забавная история. Женщины их быстро находят, под самой крышей, вон, говорят, клыки, вон глаза, вон уши, а хоботы в рога изобилия превращены! - а мужчины почти никогда не могут разглядеть. Это единственные слоны на зданиях в Питере, - раньше на Знаменской был один из слоновых дворов).

В общем, в этом воскресенье, 31 июля, веду всех желающих последний раз (по крайней мере, в июле) по испытанному, дополненному и улучшенному маршруту - от Знаменской площади дворами Невского, дворами Литейного, по Садовой Итальянской, по Бассейной - и до Симеоновской. Дворы, истории, граффити, рейтинг встречаемых ресторанчиков и всякое такое, включая хрестоматийное:

Старт в 18.00 как раз от Слонового двора, то есть от метро "Площадь Восстания", - меня легко будет найти по неземной красоте, а также белой бейсболке.

Группа до 10 человек, и чтобы записаться, нужно нажать сюда.

Updt 29 июля: группа полностью сформировпна. Если вы не попали, напишите в комментарии: если наберутся желающие, я сделаю экскурсию в вскр 7 августа. А затем возьму тайм-аут до конца месяца, когда запущу два новых маршрута: по совершенно фантастическим (поверьте!) дворам между Фонтанкой и Моховой - и по краю очень жестких Песков. И подписывайтесь на мой инстаграм @dimagubin - там фоточек из дворов хватает!



Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

Мои аудиолекции:

- Сметь хулита и второе рождение non-fiction: что читать, зачем читать, где брать
- Издатели non-fiction: главные игроки и примкнувшие к ним шулеры

Ближайшее воскресенье: мои экскурсии по питерскому чреву

Про чрево Петербурга - мало кому знакомый гигансткий кусок дворового, но проходного Невского проспекта - я помянул вчера в своем подкасте на Ъ-FM.

Этим летом я стал водить по упомянтому чреву и примыкающей к нему Литейной части экскурсии. Точнее - пока что одну экскурсию: само придумывание маршрута оказалось  нелегким делом. Надеюсь, в начале августа запущу второй маршрут - по дворам и граффити Песков, а там и третий, по маршрутам Бродского.

Но если кто хочет погулять со мной в ближайшее воскресенье, 17 июля, по непарадному городу, коллекционируя дворы и граффити - я собираю две маленькие группы (в пределах 10 человек). Старт в 15.30 и в 18.30 от метро "Площадь Восстания", от бывшего Слоновьего двора, в память о котором на доме напротив метро есть маскароны в виде слонов - единственные в Питере. Мне бы, конечно, ради простоты идентификации следовало бы прицепить хобот, но ограничусь белой бейсболкой.

А дворы нам встретятся, например, и такие:



Участие в экскурсии - только по записи (чтобы соблюсти лимит в 10 человек).

На экскурсию в 15.30 запись здесь.
На экскурсию в 18.30 - здесь.

До встречи!

Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

Мои аудиолекции:

- Смерть худлита и второе рождение non-fiction: что читать, зачем читать, где брать
- Издатели non-fiction: главные игроки и примкнувшие к ним шулеры

Почему я за Трампа. - Енот из Магадана. - Где был Ашотыч, мля?

На выборах в США я искренне желаю победы Трампу.

Это в моих интересах: хочется жить в нормальной стране (я про Россию).

Нормальная - это страна, летящая на автопилоте. Там тьма контроллеров, балансиров, датчиков, - все действуют независимо, автоматически, от суда до прессы. А за штурвалом может сидеть хоть мелированный енот, помавая хвостом. Полет не испортит, а сколько радости всем: тю-тю-тю-тю!

А ненормальная страна - это в которой случайно попавший под увеличительное стекло власти таракан превращается в тараканище. И дальше ясно, что: волки от испуга кушают друг друга, а слониха, вся дрожа, давит жопою ежа. И страна то оттяпывает территорию у ближайшего соседа, то записывает во враги часть сограждан, родившихся инаковыми, - и в мгновение ока у нее вчерашний милый друг и крупнейший деловой партнер оказывается врагом, с которым разорваны все отношения (я про Сталина, Западную Украину, евреев и Гитлера - а что?)

Ненормальная страна ненормальна еще и оттого, что тараканище несменяем. Уже на втором сроке у него сносит крышу, а на третьем он лихо вытаптывает то, что засевал на первом.

Вывод? Внедрять западную автоматику в управление. Ломом хорошо лед ковырять, - и то подо льдом тротуар крошится. Сорос один раз пытался у нас внедрять автоматику, не смог, ну так что ж: Генри Фонд тоже дважды банкротился перед тем, как стал Фордом.

Проблема том, что когда всю жизнь с ломом, на заднеприводных «жигулях» и на лысой резине, трудно поверить, что есть передний привод, АБС, ESP и адаптивный круиз-контроль, не говоря уж про гугломобиль с полным автоприводом. Вот поэтому нужен Трамп – енот серебристый, по классификации Ксении Анатольевны Собчак, эдакий Дж. Буш-младший-2, только буйный. Он должен сесть в американский гугломобиль: чтобы доказать: этой машине не страшен даже такой красава.

Окончательно в необходимости сделать Буша Трампа президентом я убедился, когда налюбовался его пентхаусом. Не видели? Это ж прелесть что такое!

Капители колонн коринфского ордера, как это у обладателей безупречного вкуса положено, густо обхерачены золотом. Прям как золотая рыбка в руках у медведя работы Церетели на Манежке. А вот еще:Collapse )



Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

GEO больше не издается в России: вам тут не место + прощальный супчик из плавников акулы от меня

В продажу поступил декабрьский номер GEO, с Арменией на обложке, вот:

Центральная статья номера - про путешествие в Армению - написана мной, и изначально она называлась "Урок Армении", в напрасной полемике с Битовым, этим советским Прустом, чьи "Уроки Армении" меня когда-то восхищали. А теперь, увы, я вижу, что в определении "советский Пруст" основная тяжесть ложится на первую часть.
Это - предпоследний номер GEO, который больше не будет выходить в России. По журналу рикошетом ударил запрет иностранцам владеть больше 20% отечественных СМИ: любая смена владельца - это потрясение, знаю по себе.
Вот прощальное слово будущего бывшего главреда Володи Есипова: когда он начинал его словами "если бы еще два года назад мне сказали, что между Москвой и Киевом не будут летать самолеты", он еще не знал, что самолеты перестанут летать между Москвой и Египтом, между Моской и Турцией. Россия де-факто вступает в Третью мировую войну - гибридную, зато сразу со всем миром, поскольку параноики искренне убеждены, что кругом враги. А мания преследования очень часто идет рука об руку с манией величия.
Я бы с удовольствием дал свой армянский материал ниже (у Армении, для которой зарубежные спонсоры, все эти Варданяны, Симоняны и прочие Давиды Яны являются героями, есть чему поучиться), но пока материал не появится на сайте, я этого сделать не могу. Сделаю позже.
Мне очень нравилось писать для GEO. Вот совсем маленькая штучка, которую я для них недавно сделал - про суп из акульих плавников, у них там в каждом номере было про ту или иную рыбу с рецептом приготовления, и я писал про корюшку, треску-бакаляу и, вот, акулу. В журнал прошел второй вариант текста, несколько гринписовский, а здесь я приведу первый, менее корректный.
Пусть это будет прощальным приветом читателям журнала, редакции и Володе Есипову, с которым мы говорили о планах на будущее, сидя в августе на залитой солнцем московской террасе, и он выглядел абсолютно счастливым на фоне абсолютно безоблачного неба.

АКУЛА ПЛАВАЛА В ТАРЕЛКЕ

Самое главное в приготовлении супа из плавников акулы – не забыть про китайского императора, «Гринпис» и обычную курицу

Сейчас расскажу вам историю про суп про акульих плавников, - но это будет не рецепт, а, скорее, история, нарратив с поучением.
Дело с моим супом было в тучные 2000-е, я чуть было не написал «в благословенные» (а так и будут писать). Крупное экономическое агентство тогда имело привычку устраивать конференции по всему свету, и вот выбрало Китай, и в одном самолете летели и бывший глава Центробанка Геращенко, и вполне действующая зампред ЦБ Парамонова… Ах, какой был полет!
Китай нас едой потряс, хотя я и знал, что китайцы едят все, что ползает, летает, бегает, плавает (за это, кстати, китайскую кухню ценит великий Дюкасс). Но в первый же вечер в Шанхае, в старом городе, где жаровни на улицах, я забрел в какую-то лавчонку, уставленную тазами с водой. Я нагнулся – и р-р-раз! – ракушка на дне приоткрыла створку и брызнула струей мне в лицо. Видал и едал я всяких морских гадов, но плюющихся водой ракушек – никогда ни до, ни после…
Но акулу в Шанхае, врать не буду, не ел. Для меня суп из акулы был как из черепахи –из области кулинарных миражей: если и желанных, то несколько стыдливо. Акулий стейк я к тому времени уже ел (плотное недурное мясо!), но одно дело, когда рыбу ловят, чтобы съесть, а другое – когда швыряют тушу на борт сейнера, отрезают дорогущие плавники, а инвалидку бросают за борт. История примерно как с черным носорогом, которого били и почти выбили ради одного рога, который, как считалось, творит чудеса с мужской потенцией. С акульим плавником тоже самое: суп китайского императора, суп дорогих гостей, суп небедных свадеб. А я уже, слава богу, был женат.
Акульи плавники со мной случились, когда мы прилетели в Пекин. Мы с женой успели к тому времени сдружиться одним гостем конференции, знатным демократом Т. Демократ Т. потряс нас умением ориентироваться там, где никогда не бывал. В первую же пекинскую ночь он без карты привел нас на площадь Тяньаньмэнь (гигантское скучное пространство с низкорослыми «сталинками» по краям), а затем объяснил, что открытые в ночи парикмахерские, в которые нас зазывали на редкость хорошенькие мастерицы, на самом деле – бордели.
- Почему? – в изумлении спросил я.
- Элементарно, Ватсон, - ответил он и провел рукой по своей лысой, как умывальник, голове…
И вот на следующий день Т. сказал, что хочет пообедать в лучшем пекинском ресторане и помчался по городу, сказав, что выбирает направление, как у демократов принято, сердцем.
Collapse )

У тещи на даче-1: русская душа

(Серия уже публиковавшихся текстов. Начало - оно же конец - цикла, а также печальные причины повтора объяснены здесь).

ТЕЩА НА ДАЧЕ И РУССКАЯ ДУША

О легкости национального характера и его оборотной стороне

В нашей семье начался дачный сезон.

Это значит, мы с женой каждую пятницу набиваем багажник продуктами и едем за 130 километров под Выборг, где среди лесов затеряно садоводство, в котором с весны по осень ведет натуральное хозяйство моя теща Марь Николавна.

Условия быта, в которых выполняет продовольственную программу садоводство в целом и моя теща в частности, таковы, что меня больше чем на выходные не хватает: нет ни канализации, ни газа, ни водопровода (не считая огородного, с мутной желтой водой из ручья), а перебои с электричеством – обычная вещь.

Однако моя теща – невероятно легкий человек. То есть неизменная солнечность, с которой она летит пушинкой по жизни, заставляет ее, не замечая, преодолевать трудности, которые другому человеку показались бы непереносимыми. И это делает ее очень русской, то есть искренне живущей одним днем. Но я был бы слеп, если бы не видел, что эта легкость принятия судьбы есть оборотная сторона ее столь же искреннего эгоизма и безответственности (и я не знаю, что там первично).

Ну вот последняя печальная новость: на даче умерла 17-летняя Дашка – кошка, которая, кажется, была для моей тещи не просто самым близким, но и любимым существом (и, должен честно признать, по отношению к Марь Николавне куда более отзывчивым, чем я). Теща встретила нас на даче в слезах:

– Так тяжело умирала, так тяжело!

Однако когда мы спросили, почему она не повезла кошку к ветеринару и не попробовала спасти, теща мгновенно смахнула слезы:

– А смысл какой! Все равно был рак желудка! Ну, или рак легких! Время пришло! – причем слово «рак» она употребляла не в медицинском смысле, ведь ветеринар кошку так и не посмотрел, а в смысле отсутствия надобности спасать, коль нет другой надобности ехать в город: например, за пенсией.

Подозреваю, что когда моя теща узнает о моей смерти, то сперва искренне заплачет, еще через минуту воскликнет «а чего это он вдруг?», но уже через минуту поинтересуется, кто же тогда заберет ее осенью с дачи и начнет диктовать список продуктов, которые нужно купить.

Это тоже часть русской традиции и русского характера, на которую я неизменно злюсь, хотя и говорю себе, что бессмысленно злиться, что народ таков, каков он есть, и если ты ему будешь говорить только половину правды – что русские невероятно легки, пластичны, гибки, отходчивы, щедры – то твой народ тебя будет любить и ты сможешь с ним сделать все, что хочешь. А если будешь говорить всю правду – что русские нерациональны, дурно образованы, не знают и не хотят знать мира вокруг себя, не думают о будущем и неизменно загаживают землю, на которой живут – тебя будут ненавидеть и не дадут сделать вообще ничего.

Поэтому знайте, если кто-то говорит вам: «Да-да, русские самые духовные, русские самые талантливые», – вам не просто врут.
С вами явно собираются что-то сделать.

2009

Почему мы так жестоки. - Макаки и подавленная агрессия. - Усталость от джунглей

Я забыл дать здесь текст, который недавно был опубликован на Росбалте и который написал по мотивам комментариев в моем ЖЖ. То есть без участия bauris он бы вообще не был написал. (Но не все же читают комментарии, правда?)
Забыл - потому что на меня наваливается та усталость, которая сродни отчаянию. Я больше года не был в отпуске, ни зимой ни летом, - а этот год был одним из самых тяжелых и жутких для меня, когда год назад авария, в которую попал мой пасынок, оказалась, по сути, аварией, в которой разбился я. А вторая причина отчаяния - понимание неотвратимости хода того колеса, которое уже не управляется теми, кто его запустил. И все попытки остановить или перенаправить его тщетны. Это как щепу под грузовик. И, возможно, уже даже поздно спрыгивать, - хотя, по совести, надо. Затем, когда владимирпутин (в одно слово, с маленькой буквы) умрет, или его (и это все более вероятно) убьют, или (тоже все более вероятно) посадят, - появятся точки полифуркации, по стране пройдут новые трещины, которые не склеишь ни русским языком, ни фальсифицированной историей. А ничто, кроме языка, фальсифицированной истории и страха (главным образом, страха потерять появившийся в 2000-х достаток), страну не объединяет.
Все, хватит, - иногда проще жить по инерции, чтобы не видеть грязцы в колесе: вон, читаю же я сейчас Tell-Tale Brain Рамачандрана, а также дочитываю акунинскую "Историю" - и вполне себе наслаждаюсь.
Наслаждайтесь и вы.

НАША  ЖЕСТОКОСТЬ, ФРУСТРАЦИЯ И МАКАКИ

Многих удивляет - почему почти все вызывающие резонанс законодательные или судебные решения в России сопряжены с неоправданной, избыточной жестокостью?
Не беру «классику» - «закон Димы Яковлева», в результате чего из 33 петербургских детишек, приготовлявшихся к усыновлению американцами, российских родителей на сегодня нашел лишь один, - или «двушечку» Pussy Riot c последующим тюремным прессингом Надежды Толокно.
Посмотрим на далекие от политики вещи.
Например, на жестокость преследования курильщиков по новому закону. Я не курю, мне неприятен табачный дым, - но зачем требовать от аэропортов уничтожать специальные комнаты для курения, где никто никому не мешал? Зачем мучить курильщика в поезде дальнего следования, запрещая ему курить не только в тамбуре (это еще хоть как-то можно понять!), но и на платформе любого полустанка?
Или – сделаем все же шаг навстречу политике – зачем, арестовывая судно Arctic Sunrise, нужно было на месяцы упаковывать в КПЗ вообще весь экипаж корабля, включая фотографа, кока и судового врача? Уж врач-то при чем?! Он обязан помогать всем – коммунистам и нацистам, либералам и консерваторам, ваххабитам и православным старцам. Профессия такая, - быть вне игры. Его-то зачем – в тюрьму и в игру?!
Еще более удивительно, что неоправданную жестокость поддерживает большинство россиян. С арестом команды Arctic Sunrise согласны, например 56% наших сограждан (данные «Левада-центра»). А когда Навальному тюремный срок заменили на условный, его сочли «слишком мягким» 46% опрошенных, а «слишком суровым» лишь 8% (ВЦИОМ).
То есть народ и партия едины – по крайней мере, в жестокости.
Мне известно несколько объяснений этому единству – от неизбежного в автократиях двоедушия, когда люди отвечают «как требуется», а не что на самом деле думают (вот отчего реальность у нас нередко опровергает социологию!) – до «а ты давно был в метро в час пик? Да у нас же вообще все всех ненавидят!»)
Collapse )

За упокой "Медведя". - Как поднять цену своей жизни? - Жить там, где жизнь дороже!

Только что узнал от Бори Минаева, что закрылся журнал "Медведь". Я правда не знал. Википедия этого еще не знает.
Я весной написал для них, по Бориной просьбе, текст про цену жизни: от чего она зависит. Написал про то, что цена жизни каждого конкретного человека обычно есть средняя цена жизни на местном рынке. И, чтобы цену изменить, нужно либо менять место жительства, либо меняться самому, - уходить, так сказать, на внешние рынки.
Боря, получается, был последним медвединым главредом.
Он личность историческая.
Когда-то в "Комсомолке", в начале 1980-х, служили четыре товарища, звали их Боря Минаев, Леня Загальский, Паша Гутионтов, Валя Юмашев. Шахиджанян, подтаскивавший первокурсников журфака по вечерам разбирать мешки редакционной почты, давал своим ученикам такое задание: позвонив в отдел за стеной, попросить к телефону Минаева. А когда подходил Минаев, спрашивать: "Это Гутионтов?" А когда подходил Гутионтов, спрашивать: "Это Юмашев?" - ну, и так далее. Задача была отдалить момент, когда на другом конце провода озвереют, потому что у них уже розлито и стынет, а тут телефон. А в конце нужно было выдать импровизацию вроде: "Да уже по первому каналу показывают, как вы на рабочем месте водку пьете!"
Загальский давным-давно в Америке.
Юмашев большей частью в Лондоне.
Гутионтов в Союзе журналистов.
Минаев, вон, закрыл, как амбразуру, журнал "Медведь". А до этого написал книгу "Детство Левы", очень грустно-тихую и прозрачную, как закат в детстве.
Мой текст по теме майского номера - здесь.
А если лень чесать шкуру виртуального "Медведя", то вот текст в оригинале - возможно даже, с невычитанными ошибками. Да, то, что слово "ссать" употреблено там дважды, я знаю прекрасно и сам. Но не исправляю ради правды жизни.





ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ



Я – весьма русский человек.



То есть, будучи настроен критически по отношению к своей нации (которая, после шести веков деспотии, рабства и, по формуле ознакомившийся с кое-какими догонами советской власти Эйнштейна, «трагедии человеческой истории, в которой убивают, чтобы не быть убитыми» - дает для критики поистине русский простор), я обладаю теми чертами, какие сам и ругаю.



Ну, например, я с легкостью переношу во внешний мир, полагая универсальным и повсеместно распространенным, тот склад жизни, который только и сложился, что в моей банке с пауками (где я – один из пауков).



Например, я с детства был уверен, что настоящий мужчина должен доказывать честь и достоинство в прямой простой драке – когда встречает против себя прямой и простой напор.



Искренне полагал.



Хотя рос болезненным, тщедушным и рано очкастым мальчиком, представляя собой плохо заточенный под драку инструмент.



А вокруг меня был город Иваново, с мешаниной параллелепипедных пятиэтажек, застилавших небо едким паром фабрик и деревянных домов «частного сектора».



Я рос во дворе, образованном пятиэтажкой и задами этого сектора, уклоняясь драк сколько возможно и невероятно страдая от уклонения (тогда мне было еще не известно слово «рефлексия»). Ни у одного ивановского мальчика, даже у последнего еврейского задроты со скрипочкой в руках – да будь он трижды будущий Кремер! – не было шанса избежать двора.



 Внутри своей компании во дворе не дрались, но две остановки влево, вправо, вверх или вниз от центра мира приводили в новый мир, где к тебе подходили цыкающие слюной мальчишки, спрашивали двадцать копеек и били морду просто за то, что ты пересек границу, отправившись в магазин «Юный техник» за пилочками для лобзика, надеясь втайне, что в продаже будут те, что на концах содержат гладкую плоскость, а не те, что по всей длине состоят из зубцов, потому что те, из сплошных зубцов, имели паскудное свойство гнуться туда-сюда при пилке фанеры.

И я дико ссал, конечно, пацанов из других миров, и презирал себя, и уклонялся, но сомнению подвергал не справедливость такого мира, а лишь собственную смелость. Однажды, в ночь под Новый год, возле моего двора из сугробов и тьмы материализовался дыхнувший сивухой детина лет эдак семнадцати. Он молча приблизился и деловито дал мне меж глаз. Очки разлетелись вдребезги, шапка взмахнула крыльями кроличьих ушей, я, захлебываясь слезами, рванул домой, и, двенадцатилетний, в истерике катался по полу, и отказался идти искать шапку даже вместе с отцом и дедом, - они потом нашли ее без меня. Худший Новый год в моей жизни. Я встретил его, упрекая и укоряя себя, принимая решение с утра 1 января накачивать мускулы, - за неимением гантелей, утюгами, как накачивал когда-то Борис Лагутин, боксер и олимпийский чемпион, о чем я вычитал в подаренной на Новый год книге «Мужчинам до 16 лет». Утюги в нашу с Лагутиным эпоху действительно были еще тяжелы.

Collapse )