Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Снова о Петербурге: прежде чем "устремляться в будущее", неплохо бы разобраться с настоящим

Пока живешь в Питере, желание на Васильевский остров прийти умирать настолько естественно, что кажется противоестественным другое. О да. Только Петербург! Пусть погода, пусть экология, пусть черные зимние дни - но только он (а иначе, как когда-то мне высокомерно погрозил пальчиком коренной петербуржец Дима N., ныне покоящийся на Серефимовском кладбище в Старой Деревне, - "мы вас отсюда попросим!"). Однако когда начинаешь долго жить вне Петербурга, "Петербург или смерть!" утрачивает и запал, и смысл, и императив. Часто "Петербург" и означает преждевременную смерть во всех смыслах. От смерти при жизни в состоянии "бобок", хорошо описанной Александром Секацким в эссе "О смертности смертных" - до просто преждевременной, как случилось с Димой N.

Одна (но не единственная причина) питерского императива состоит в том, что жить в Петербурге можно только приняв все его условия: смириться с его облезшими осыпающимися дворами, с грязью, стынью, мраком, жутью, - можно только обменяв разум на любовь. Тогда - да. Но любовь в разлуке гаснет, как известно. Компенсацией угасанию являются либо новая любовь, либо возвращение разума. "Старик, я не люблю тебя!". Довлатова Довлатовым, и Бродского Бродским сделали не Петербург, а отъезд из Петербурга. Нижеследующий текст про Питер, опубликованный недавно на "Росбалте", навеян, безусловно, отъездным состоянием, в котором я сейчас пребываю.

ДОСТАНЬТЕ ГОЛОВУ ИЗ ПЕСКА ИСТОРИИ - У ВАС ГРЯЗНЫЙ ЗАД ТОРЧИТ!

В Петербурге разговоры про будущее лучше не вести, потому как привычная поза – головой в пески истории – крайне устойчива. Так что напрасно затеяли недавно возню с питерским метабрендом, с лазоревым солнцем и новыми шрифтами за 7 миллионов (и хорошо, что рублей). Реакция была в ответ еще та. И то: кто сказал, что Петербургу вообще нужно будущее? Вон, Венеция – ей, что, без будущего не обойтись? Питер тоже может скакать на фальконетовской лошадке, не сходя с пьедестала, делая деньги на старых камнях, на Достоевском-Распутине-Петре: на том, что Пелевин изящно назвал «трупоотсосом». С трупоотсоса и мне в карман залетит, и вам достанется.

Меня будущее Петербурга не волнует: я в нем жить не буду. И вы тоже. В будущем вообще никто никогда не живет: все и всегда живут в настоящем. И проблема Петербурга – как и вообще русских городов – в том, что у них так себе настоящее. Культурная столица России сегодня большей частью воспроизводит городскую культуру, которую Европа изжила в прошлом веке. И вот это меня уже довольно часто выводит из себя. Проблема не в том, что страус зарыл голову в песок – проблема в том, что наружу торчит грязный зад.

Я вот о чем.

1. Петербург – грязен и пылен. Впрочем, как и все российские города, но это не оправдание. На улицах поутру – ни одного уличного пылесоса. Дети в школу – с пакетами со сменной обувью. Откроешь форточку на ночь – поутру на подоконнике слой сажи. Если город не знает, как эту проблему решить, пусть обратится за помощью к мэру любого финского, немецкого, французского городка. Стыдно обращаться к европейцам – пусть обратится к белорусам. Минск – наглядное доказательство, что на улицах может быть чисто и при автократии.

2. У Петербурга проблемы с утилизацией мусора. Сцена, когда на помойку в одном пакете выносится гнилая капуста, пустая бутылка, использованная упаковка и старая книга – достойна какого-нибудь Сомали. Однако наберите в поисковике «Вена, мусоросжигательный завод, Хундертвассер» - и убедитесь, что проблема с раздельным сбором и переработкой мусора решена в полвека назад, когда вместо проблемы появилась архитектура, привлекающая туриста. Ну, хорошо, завод построить слабо, но прием батареек в супермаркетах организовать можно? А перегоревших лампочек – в хозяйственных магазинах? Смольный и прочие заксобрания именно такими проблемами и должны заниматься!

3. Кстати, в Смольный и в Мариинский дворец невозможно пройти, они закрыты для человека с улицы, - это вообще что за папуасия?! Двери всех ратушей, таун-холлов, ратхаусов, отель-де-виллей во всей Европе открыты горожанам нараспашку. Они принадлежат всем, а не какому-то анекдотическому полковнику Скалозубу из законодательной власти, который распорядился посетителей-мужчин без галстуков в городской парламент не пускать! И-ди-от. Роман 70-х годов XIX века.

4. К сожалению, так называемые «простые петербуржцы» (носители культурной матрицы) от Скалозуба отличаются мало. Знаменитые питерские сквозные дворы перегораживаются заборами, решетками, замками: только бы чужак не зашел! Хотя серьезный чужак зайдет без проблем: купить универсальную электронную отмычку можно в интернете, а индивидуальную за 1000 рублей сделает любой гастарбайтер-дворник. Разделение и обособление петербуржцев доходит до средневековых усобиц. Родителей с детьми выгоняют с «не их» детских площадок. Однажды я об этом рассказал за границей. Мне не поверили.

Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Школьники и чтение: Германия, Англия, Россия

В августе, когда я жил в Лондоне, меня попросили узнать, что велено читать английским школьникам, включая задания на лето. Я поручение честно выполнил, причем консультировали меня разом мой преподаватель в языковой школе и - контрольная закупка! - парочка гаврошей из Ист-Энда, собиравших на улице charity. Но я как-то замотался, и про полученное знание забыл, а вспомнил недавно, уже в Германии, когда моя русская знакомая начала рассказывать, как здесь ее детям пытались привить любовь к русской литературе в воскресной русской школе. Ну, такая школа русским родителям кажется важной штукой, поскольку их русские дети - уже не вполне русские. Немецкий язык для них основной, поскольку на нем говорят их главные авторитеты: ровесники. Так происходит с детьми всех эмигрантов. Посмотрите дивный фильм "Солино" немецкого режиссера турецкого происхождения Фатиха Акина: там это происходит с итальянскими детьми...

Так вот: в воскресной школе детей сразу ткнули носом в главную русскую ценность: Пушкина. С размаху - в "Евгения Онегина". Дети стали читать:

Летит кибитка удалая,
Ямщик сидит на облучке
В тулупе, в красном кушаке.
Вот бегает дворовый мальчик,
В салазки жучку посадив...

И началось: что такое "кибитка"? кто такой "ямщик"? "Облучок" - это кто или что? Что такое "тулуп" и "кушак"? "Салазки" и "жучка"? И почему мы должны этого Пушкина читать, если у него в каждой строчке по тому слову, которое нам точно никогда в жизни не пригодится, потому что ничего этого больше нет?..

В общем, моя знакомая, выслушав аргументы своих детей, их из русской школы их забрала, а на мой вопрос о чтении в немецкой школе ответила, что там дети читают не Гёте и не Шиллера, а повести и рассказы о жизни своих ровесников, и анализируют свои проблемы, а не богатого бездельника 19 века...

Что же до лондонских гопничков, то один из них написал мне в блокноте, что их домашнее чтение на каникулы - это Batman, Spiderman и Superman. А дальше приписал, цитирую: "I dont go shool", - невозмутимо пояснив, что он на "домашнем обучении".

А мой препод посоветовал заглянуть на сайты с тестом GCSE - General Certificate of Secondary Education: грубо говоря, это экзамен "неполной средней школы" (для 15-16 летних, у которых через 2 года последует сдача A-level).

Единого экзамена по английской литературе нет (тест делится по спецификациям, можно глянуть сюда). Но в среднем получается так: несколько драм Шекспира ("Ромео и Джульетта", "Макбет", "Буря", "Много шума из ничего"), затем - "Повелитель мух" Голдинга, "Ферма животных" Оруэлла, "Убить пересмешника" Ли, "Далеко ли до Вавилона?" Джонстон. Из довоенной (до 1914) прозы - "Франкенштейн" Шелли, "Гордость и предубеждение" Остин, "Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда" Стивенсона, "Джейн Эйр" Бронте, "Большие надежды" Диккенса...

Но в части относительно современной прозы получается похоже на Германию: это книги о проблемах подростков.

А еще мои знакомые немцы сказали, что в Германии какого-нибудь Гейне знают лишь университетские гуманитарии. А когда я в ответ гордо и с понтами (поскольку только первые восемь строк и помню) начал "Ich weiß nicht, was soll es bedeuten", то бишь "Лорелею", мне доброжелательно посоветовали фитилек притушить. Ибо"Лорею" Гейне знаменитой сделала нацистская пропаганда (как у нас пропаганда сделала знаменитым Маяковского) и, якобы, листовки с "Лореей" вкладывались в рюкзаки солдат вермахта по личному приказу фюрера.

Ну, был бы рад узнать, как со школьной литературой обстоит в других странах...

Глядя из Германии. Op. 7. Детские площадки (голосом Варламова)

(Предыдущие опусы: op.1, op.2, op.3, op.4., op.5, op.6 )

Не знаю, как в других городах, но в Питере детские площадки стандартны. Лесенка-домик-горка, желтый-красный-зеленый. Если есть деньги, то непременно Спасская башня (хотя какого фига не Адмиралтейство?). Типовой проект, ни в грош не ставящий окружение.

Не знаю, как в других городах, но в Аугсбурге детские площадки разные. И они очень даже считаются с окружением. А больше всего меня вдохновила новая площадка в районе Пферзее. Это такие выселки, окраина, - кладбища, церкви да район бывших американских казарм. В общем, веселуха. И вот посмотрите, что там можно устроить (рассказываю в фотографиях в излюбленной манере страстного борца с российскими идиотическими провинциальными манерами Ильи Варламова aka varlamov.ru)

1. Там не замазывают стритарт. Детям разрисованные стены нравятся больше, чем неразрисованные. Мне, кстати, тоже:



2. Детям нравятся не только горки, но и овраги, транши, углубления: здесь специально устроен искусственный овраг, чтобы можно было по его склонам карабкаться!



3. Обратите внимание, как на склоне искусственного оврага ненавязчиво высажены деревья! Кстати, за них тоже можно цепляться...



4. Это вариант "тропы следопыта". Абсолютно уникальной, только для этого места и созданной.



5. Вот та же "тропа следопыта", только с другого ракурса.



6. Ну, и скоростные трубы, по которым так прикольно спускаться вниз!



6. Место для взрослых - рядом, и не обязательно на скамеечках (в "скамеечках в скверике" есть что-то неизбывно пенсионерское). Взрослые могут просто расположиться на пикник на обочине детской площадки.



7. Разумеется, по всем газонам можно и нужно ходить. А на заднем плане, если вы обратите внимание (потому что когда я делал снимок, то не очень-то обратил) - чуть ли не местный биргартен. В Германии биргартены с детьми совмещаются легко (кстати, пиво можно покупать, начиная с 16 лет).



8. Я вполне допускаю, что столь же замечательные детские площадки есть и в России - где-нибудь на Рублево-Успенских небесах, в закрытых зонах, где три ряда пулеметчиков. Но здесь эта площадка доступна каждому. И она - честь микрорайонной хорды под названием Митек-Пемпер-Вег: потрясающего ландшафтного сооружения для велосипедистов и пешеходов, который я должен еще буду поснимать с квадрокоптера, чтобы раскрылся замысел. А вопроса "почему такого же нет в России" я задавать не буду, потому что правильный вопрос "почему другого же нет в России". А он - следствие вопроса "Как сделать так, чтобы из нашего района местным жителям не хотелось никуда уезжать за развлечениями и как сделать так, чтобы здесь суперовски было жить?". А в заключение - вам кусочек пути Митек-Пампер со мною в кадре. Дорожки, разумеется - строго велосипедные: никаких авто!

Германия. Хозяевам на заметку: мобильное животноводство (op. 2)

(Off topic: билеты на мою питерскую лекцию о знаменитом гарвардском историке, русисте Ричарде Пайпсе 12.07 в 19.30 - здесь, а график экскурсий на выходных выложу завтра...)

...Продолжаю немецкую тему.

В Баварии в прошлом году я впервые увидел своего рода мобильное животноводство: которое на колесах. Началось с того, что в Миттенвальде, в Альпах, залюбовался пасущимися на горных лугах козами...



...А потом обалдел оттого, что этих коз на моих глазах загнали в автоприцеп и увезли неведомо куда - должно, доиться, должно, производить горный козий сыр. Вон, видите, рога торчат?



Все логично. Альпийский луг - ценный ресурс, он если нет возможности держать скотину рядом, ее нужно привозить! Из-за горного сыра - Bergkäse - у меня даже случилась стычка с подмосковным жуликоватым сыроваром Олегом Сиротой (который родственник православного жуликоватого негодяя Германа Стерлигова; за подробностями - сюда).

А недавно увидел  в Баварии работающий по тому же мобильному принципу автокурятник. Посмотрите: кур привозят на сжатое поле (скорее всего, каких-то там зерновых). При уборке часть зерна все равно наверняка остается на земле. И вот куры его и доклевывают.



По-моему, отличная идея. Повторяю: хозяевам на заметку.

Сыр на ядерном топливе

Все вдохновились тем, что дедуля вчера под мультики наговорил? Ну, он вообще много чего забавного говорит. Скажем, недавно заявлял, что на базе сверхзвукового бомбардировщика Ту-160 будет создан гражданский сверхзвуковой самолет, что уже создается. Правда, оказалось, это дедушке феи во сне напели, но он так от сна разума и не очнулся. В пассажирский сверзвуковик Ту-160 превратить невозможно.

С чего я тогда должен верить нынешним мечтаниям о лазерах и ракетах на атомном топливе? Пока что в Богозабытой не могут ни построить скоростной поезд (но принято решение закупать новые "Сапсаны" в Германии), ни запустить в серию обычный пассажирский самолет (посмотрите, например, на чем летает "Аэрофлот"), ни испечь пристойный хлеб, ни сварить нормальный сыр.

Впрочем, тема сыра мне ближе остальных. Вот текст, вышедший только что на Snob.ru. Ниже даю его в оригинальном виде. Сыровару Сироте - персональный привет!

Путинский фальшивомолочник

С патриотизмом сегодня в России как с сыром: оба – эрзац-продукты, потому, что делаются по сходному рецепту. Вот он.

При Брежневе я возил из Москвы в Иваново колбасу, а сейчас вожу из Германии в Москву сыр. Это важно. Сыр – благородный продукт, продленная молочная жизнь, лактозное солнце: кто только и как только не носится сегодня в России с сыром! Все знают, где из-под полы купить «санкционку», все обсуждают, из какой страны что везти.  Или, вот, недавно знакомая гастрономическая критикесса интимнейшим жестом, словно презерватив на свидании, достала из сумочки запечатанный пакетик: это (шепотом) из частной сыроварни под Питером, там пытаются делать Epoisses!

Да знаю я ваш «Эпуаз!» Еще при Горбачеве приятель водил меня в Брюсселе в лавку к Месье Фромаж, Месье Сыру, и спросил, чего я хочу: скальной твердости итальянского пармеджано или, допустим, нежнейшего, консистенции яичка в мешочек, нормандского камамбера? Я ответил, что хочу самого вонючего сыра, - и мне продан был «Эпуаз». Зато ехал потом в вагоне совершенно один.

Но пакетик от критикессы пах так себе. И по вкусу был так себе. Так что за эпуазом – к месье фромажам. А где правят товарищи чекисты, нравы и вкусы другие…
Collapse )

Образовательная ложь. - Моя лекция о школе в СПб во вторник в Доме культуры Льва Лурье

Во вторник 15 августа в 19.30 на Невском 70 (то есть в б. доме Сухозанета, то есть в б. Купеческом обществе, то есть в нынешнем Доме журналистов) я читаю лекцию о том, что происходило со школьным образованием в течение последних примерно полутора веков. Т.е. с тех пор, как оно стало превращаться во всеобщее, обязательное и контролируемое. Ну, и об извивах расскажу тоже, - обо всех этих Монтессори-Макаренко, Ильиных-Шаталовых. Мой добрый совет всем, что называется, ответственным родителям (кроме совета прийти на лекцию, проходящую в рамках ДК Льва Лурье). Если вы хотите, чтобы ваш ребенок стал Нобелевским лауреатом (по литературе), следите, чтобы он школу бросил, не доучившись. Процент недоучек среди нобелевцев необычайно высок! Гюнтер Грасс, тот же Бродский... Регистрация и билеты на лекцию - здесь.

Для тех, кто хочет прийти, но не может - вот моя последняя колонка из журнала Robb Report, как раз посвященная образованию.

ОБРАЗОВАНИЕ МЫЛЬНЫХ ПУЗЫРЕЙ

Что бы вы сказали, услышав, что число университетов в России следует сократить? Что это ставит под удар будущее страны? На самом деле, число университетов с судьбами стран и людей напрямую не связано.

Как скряга за золотые сундуки, как развратник за прелести прелестницы и как утопающий за соломинку, - так общество часто держится за мифы, не выдерживающие ни фактической, ни логической проверки. Особенно, если мифы связаны с детьми, воспитанием и образованием. Включая тот миф, что дети – наше будущее. Хотя дети – только свое будущее. А наше будущее – это мы сами.

Так вот, среди родителей страшно живуч миф о том, что преуспевание их чад пропорционально вложениям в воспитание. Начиная от занятий по мелкой моторике (ну, там, лепка-вышивание и прочая Вальдорфская школа) – и заканчивая английским-музыкой-теннисом.

А среди стран страшно живуч миф о том, что без развития образования нет развития экономики.

Обе идеи относятся к соблазнительно самоочевидным, однако слабо выдерживают проверку практикой.

Начнем с родительских усилий, от которых-де зависит будущее ребенка. Чем больше мы водим ребенка по концертам (секциям, выставкам), тем больше он разовьется, тем больше преуспеет, тем больше вложит в собственных детей, так? – это идеальный механизм положительной обратной связи. В соответствии с которым человечество должно давно разделиться на немыслимых принцев крови и столь же немыслимое быдло (поскольку дети, не знавшие чтения Милна и Линдгрен на ночь, опускались бы на дно, а своих детей закапывали ниже дна).

Но в действительности все не так. Аристократы вырождаются, а гении стартуют из ниоткуда. Писателя Горького отчим-люмпен бил, а писатель Хемингуэй рос в буржуазном пригороде Чикаго, - но попробуйте сделать из этого вывод, счастливое или несчастное детство предпочтительнее для писательской карьеры.

Проблема в том, что влияние родителей на ребенка (а оно есть) обычно перекрывается генетической игрой, свойственной половому размножению. Колода судьбы перетасовывается с каждым новым зачатием.

Суть игры описывается генетическими законами, сформулированными в 2000 году профессором Виргинского университета Эриком Туркхеймером.Collapse )

Мои экскурсии в Питере в выходные: FAQ + билеты

Меня спрашивают в письмах (а иногда - прямо на улице) про мои экскурсии по городу. Отвечаю.



- Да, в ближайшие выходные (3 и 4 июня) они будут. Однако мест уже нет.

- Нет, графика на месяц вперед нет, потому что все зависит от погоды и от моих возможностей. Обычно я сообщаю об экскурсиях на выходные в ЖЖ, ВКонтакте, в фейсбуке, в твиттере, в инстаграмме в среду или в четверг. Через неделю-другую, вероятно, я запущу новую экскурсию - по дворам в районе Довлатова.

- Да, это не бесплатно, потому что подготовить один маршрут занимает десятки часов, и экскурсия в этом смысле сходна с лекцией, а лекторам платят.

- Нет, я не показываю парадный Петербург и (почти) не мучаю датами и именами. Но я дворами привожу к сбежавшему с Невского проспекта дому Бенардаки, где жил скучнейший композитор, но могучий организатор могучих кучек Балакирев. (Как сбежавшему? Да так! Дома 84 на Невском нет. Есть дома 80, 82, 86, 88... А вы не знали?)

- Да, эти экскурсии пешие, но проходят при любой погоде, поэтому сейчас, например, надо одеваться тепло, а брать зонтик с собою - всегда.

- Нет, я не использую звукоусилитель и микрофон, и по этой причине беру с собой на прогулки не больше 10 человек. Мы проходим где-то километров 5-6: это не для людей с больными ногами.

- Да, дети могут пойти - но лучше, если бы им было больше 12 лет. Иначе Ждуна на Литейном я им покажу (кто ж не поселфится с Ждуном?), но вот рассказ о том, что богатые дома Петербурга, словно девицы при богатых спонсорах, делали себе регулярный фейс-лифтинг, меняя полностью фасад, детям может быть не очень интересен. Детям до спонсоров и спонсируемых еще далеко.

- Нет, ко мне нельзя прийти на место сбора и попроситься на экскурсию: вся запись и оплата строго онлайн. Это для того, чтобы группы не разрастались.

Ну, если вас вдохновили мои ответы (или хотя бы фото), - тогда жду!

Военно-морской позор Петербурга

День военно-морского флота в Петербурге - он не для взрослых. Потому что флота мало, а взрослых много.

Поэтому день ВМФ по-настоящему существует для двух небольших групп: нарезающихся уже с утра, гуляющих в раскачива-ю-щу-ю-ся обнимку с другом и флагом (в лопающихся на груде и жопе тельняшке и штанах) флотских дембелей - и детей.

Дети смотрят на вставшие на Неве корабли, дергают родителей в очереди на борт, а вечером ждут фейерверка: "Па, а скоро салют?.."

Салют - все информагентства оповестили - должен был быть в Питере 31 июля 2016 года в 22.00.

Поскольку город над вольной Невой - единственный на всю Россию центр туризма, а турист не знает, что День ВМФ лишь для детей и дембелей, то набережные Невы вчера к десяти вечера грозили под тяжестью тел обрушиться. Мосты тоже. Нева выглядела от лодок, катеров и корабликов даже не как флотский бульон с клецками, а как наваристый марсельский буйабес. Мелкий бизнес вершил свои делишки на продаже патриотизма, и бескозырки для детишек уходили влет. Флажки и смартфоны вздымались.



Однако в 22.00 никакого салюта не было.

Я почти не ребенок, не турист и уж точно не дембель, - просто у меня вчера где-то с десяти до половины одиннадцатого вечера была единственная возможность прыгнуть на велик и посмотреть на выстроившиеся корабли. Я прыгнул и поехал.
Я ехал вдоль запаркованных в три ряда по Дворцовой, Адмиралтейской и Английской набережным автомобилей, мимо напряженно замершей, прилипшей к граниту парапета толпе, мимо нервно похныкивающих ("Па, когда?!") толпы, и понимал, что раз салюта не было в гарантированные 22.00, то его не будет и в 22.30.

Потому что в стране есть только один человек, под которого подстраивают время.

У нас ведь такая страна, что обязательства даже перед детьми не значат ничего. Дети в России существуют лишь для того, чтобы, поклявшись их будущим, их подрастить и переработать на госвеличие, то есть на виллы Шувалова, Нарышкина и прочего близкого к царю Якунина. У нас ведь такая страна, что военная честь состоит не в выполнении долга, в ублажении верховного главнокомандующего. Который, я знал, приехал на праздник в Питер, и который, по своей привычке, скорее всего опаздывал, - а он давно уже опаздывает навсегда.

Когда я уезжал с набережных, салюта все не было.

Дети рыдали, взрослые тыкали пальцами в сайты на смартфонах и сдержанно матерились.

Когда я был уже далеко от большой воды, от кораблей, выстрелы потешных пушек все-же грянули. Стены дрогнули, небо озарилось, эхо отозвалось, автосигнализации затявкали и взвыли. Что-то примерно в 22.51.

Должно быть, царь все же приехал, и наши бравые адмиралы припали к царевым устам - ну, или к тому, что они, закрыв в восторге холуйства глаза, полагают устами.

Мне было стыдно, что я не испытываю ни малейшего стыда ни за адмиралов, ни за Путина, ни за страну, ни за взрослых, что-то жалко врущих детям в оправдание, - мне, в общем, давно на всех на них плевать, как плевать на дачный домик на кривом фундаменте, который нет смысла латать, все равно развалится.

Хотя за моей спиной был дивный перформанс, контемпорари арт - многофигурное олицетворение современного русского позора. Когда насрать на детей, когда все на коленях перед царем. Ведь это единственный, кого наши доблестные адмиралы по-настоящему боятся.

Россия, мля, великая страна. Несокрушимый флот. Достоевский, слезинка ребенка.

Я с сочувствием отношусь к бессмысленным пьяненьким дембелькам, которые только раз в году и имеют шанс поверить, что они - мужики.

Лучше уж залить глаза и рвануть на груди тельник, поскольку пьяные сраму не имут.

Тьфу.



Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

Мои аудиолекции:

- Сметь хулита и второе рождение non-fiction: что читать, зачем читать, где брать
- Издатели non-fiction: главные игроки и примкнувшие к ним шулеры

Вослед яркокрылому Павлу Астахову

Вышло во вторник подкастом на Ъ-FM, звук здесь, а преамбулу опускаю: и так очевидна.

* * *
Уход с поста детского омбудсмена Павла Астахова, - это яркая и невероятно поучительная история о том, как рабочее место мстит тому, кто забыл, кому он служит, а служить профессионал должен профессии, и только ей.

Я с большой симпатией относился к Астахову его адвокатского периода, к его изумительно розовым и голубым галстукам, к его горделивым променадам по Лазурному берегу и, чего уж там, к его потрясающей самовлюбленности, какая бывает только у подростков, - и это непрошедшее детство делало его невероятно симпатичным. Что там у него было с адвокатской практикой, я не вникал, в конце концов, это вопрос его частных отношений с заказчиком. Я воспринимал Астахова как украшение общественного пейзажа. На скотных дворах в наших широтах ярких птиц мало, он мне нравился.

Но защитник прав детей – это другое, и я вздрогнул, когда Астахов им стал. Я тогда спросил его, верно ли, что он передвигается по Москве на машине с мигалкой. И Астахов с улыбкой подростка, для которого жизнь удалась, ответил, что конечно, потому шофер с мигалкой паркует машину там, где ему нужно, и на Старой площади тоже, - а иначе как?

Есть, знаете ли, среди профессий особые, типа детского обмудсмена или спортивного комментатора, где нельзя служить второстепенным богам, только главному. Спортивный комментатор должен радоваться победе спорта, а не отметки о гражданстве, иначе начинается профессиональная деградация. Детский защитник служит детям, а не заставляет их сторониться по пути в поликлинику, когда сам спешит в администрацию президента. Причем Астахов, подозреваю, служил даже не государству, чтобы это ни значило, а себе. Он любовался собой на фоне Кремля, потому что Кремль выглядит круче, особенно изнутри, чем какой-то общедоступный Лазурный берег. Закон Димы Яковлева, за который он ратовал, был следствием не его убеждений, а, подозреваю, просто условием сохранения кремлевского фона.

Ровно в те зимние дни, когда Астахов готовил этот закон, из московского дома напротив меня полиция высеяла гастарбайтеров-нелегалов. Когда я вылетел на улицу в минус двадцать пять, прямо в снегу сидела пара таджикских детишек, лет, наверное, двух или трех. Я заорал на полицейского таким матом, что можно было впаять срок за терроризм, и бросился назад за чаем и телефоном, чтобы разослать мольбы о помощи во всем астаховским аккаунтам. Когда я вернулся на мороз, малыши сидели в теплой полицейской машине. Астахов же не отозвался – ни в тот день, ни позже. Дела, понимаешь ли, государственной важности.

Не уверен, что смогу это простить, если яркокрылый Астахов снова вернется в частный бизнес. Урок для всех, кто рассчитывает на прикремлевское гнездовье.


Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

Песни об умерших детях (и вроде бы живых взрослых)

Ниже - мой текст, свежеопубликованный на Росбалте.
Идея о том, что главные смыслы, из поторой варится похлебка жизни, создаются не в Кремле и не в ЦРУ, а самими теми, кто варится заживо, - не нова (об этом создал целую теорию мемов Докинз и об этом говорит Даниил Дондурей). Но в данном случае куда важнее, как она действует. Внутренне ситуация, в которой дети в летнем лагере могут погибнуть или даже погибнут, оправдывается тем, что называется русской душой, - и роман "Географ глобус пропил" тому доказательство.

ПЕСНИ ОБ УМЕРШИХ ДЕТЯХ И ЖИВЫХ ВЗРОСЛЫХ

В ту минуту, когда я услышал о погибших в Карелии детях, в глубине мозга, в глубине живота поселилось отчаяние, как бывает в кошмарах, когда знаешь, что дальше будет дальше, - и, действительно, дальше так оно и будет.

Потому что ровно тогда, когда я услышал, сколько именно погибло детей, стало ясно, что пока страна не убьет, не перекалечит, не посадит сопоставимое число взрослых, - не успокоится. И я говорю: «страна», а не «следствие» или «суд», - потому что, да, имею в виду вас, его, ее, себя, - нас.

Главное, что будет делать страна – бить всех, кто хоть как-то имеет отношение к случившемся на Сямозере, чтобы доказать, что она (я, вы, он, страна) к смерти детей непричастны.

Отчаяние нарастает крещендо. Арестована директор лагеря (в тюрьму ее, на нары, а иначе - что? Сбежит? Запугает свидетелей? Развалит следствие? – не важно! Нам бы ее в руки, мы бы ее разорвали!) Заместитель – тоже в тюрьме, потому что одна сатана, и вон он, гад, в наручниках, а надо бы в кандалы. Заголовки: «Еще один чиновник арестован по делу о трагедии в «Сямозеро». Под арест, правда, домашний (страна, хором: «Ж-ж-жаль, что под домашний!») отправлен начальник местного Роспотребнадзора. Еще бы: ненадозрел! Почти арестована (но, увы, сорвалось) фельдшерица со «Скорой», не отреагировавшая на звонок погибавших: ей, видите ли, дети, балуясь, часто звонят! Арестован директор еще какого-то лагеря, где пока никто не погиб, но мог, потому что тоже были походы, а лицензии не было. А тебе, Губин, - что? Детишек погибших не жалко?! Пусть ярость благородная вскипает, как волна!

Ярость вскипает затем, чтобы не видеть важного: в гибели детей в Карелии повинно то, что называется «русское». Ну, или, если хотите – «современное русское». И это никакая не русофобия, это явка с повинной, потому что я это русское тоже разделял и отчасти продолжаю разделять.

Потому что те смыслы жизни, из которых затем складываются трагедии, создаются не в ЦРУ и не в Кремле, а нами самими в нашей обычной жизни. Между нашими представлениями о «хорошо» и «плохо» и реальной жизнью –причинно-следственная связь. «Настоящий патриот должен стойко переносить тяготы жизни» - это установка. А «кто возмущается этими тяготами, тот хлюпик» - это тоже установка. Следствием этой установки в армии, еще недавно, например, были регулярные, как снег, пневмонии и смерти новобранцев. Если бы национальной установкой была другая – например, «тяготы в военной жизни в мирное время есть мерзость» или «солдат имеет право на неповиновение, когда командир пренебрегает его здоровьем и жизнью в небоевых условиях», - не было бы смертей. Но неповиновение – в армии?!Collapse )
Off topic.
Если кто-то хочет пошататься со мною по Питеру района Литейной части - не той пышной, парадной, от Шпалерной до Фурштадской, от Таврического сада до Литейного, что когда-то была пристанищем убитого царевича Петра Алексеевича и его союзников, а по глухой, жесткой, студенческой, гастарбайтерской, больничной что примыкает к забытому всему горожанами Итальянскому саду, - жмите сюда. Билеты (пока еще) есть и на вечер пятницы 1 июля, и на выходные. Гарантирую, что шататься будем там, куда случайно завалиться можно разве что лишь пьяным. Обещаю: странные дворы с керамикой, с граффити, с тенями умерших, Амстердам, Флоренцию и Рим в минуте от Невского, - этого не знает почти никто.



Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину