Быков и Набоков в обсуждении Кузьмича и Хаапасало

Не часто, но иногда ко мне приходит бессонница. Но компенсацией за визит этой дамы потом был реалистичнейший сон. Снился Дима Быков в больнице. Как и всегда – шумный, большой, несущий вокруг себя, словно гора облако, жизнь.

- Губин, - спросил, - как тебе не страшно?

Это была совковая такая больница. На соседней с Быковым кто-то лежал, закутанный с головой в байковое одеяло.

Я понимал, что Быков боится умереть. Все боятся умереть, когда попадают в больницу. Но понимал, что за вопросом стоит еще один, который я сам хотел задать ему: как ему не страшно говорить и писать то, что он говорит и пишет? И только больничный страх мешал ему понять ответ еще до вопроса: в выборе между страхом и отвращением многие предпочитают выбрать страх, чтобы не вляпаться в непростительное. Просто потому, что Angst essen Seele aus, страх съедает душу, хотя, конечно у Фасбиндера название на ломаном немецком, «страх съедать душа». Однако страх такая страшная штука, что большинство предпочитают вляпываться в мерзость, лишь бы отделаться от страха. И отделываются, не замечая, как обделываются. Ну вон, хоть наркома Лаврова взять, не говоря уж про совсем мелкотравчатых.

Быков приснился, потому что накануне я был в гостях у A. и K., баварца и онеметчившейся русской. Ну, 1 домохозяйство + 1 гость - это наш местный локдаун допускает. Я сначала говорил по-немецки, через слово спотыкаясь, как спотыкаюсь всегда, когда оказываюсь среди местных. Но А., хоть по-русски не говорил, но неплохо понимал, и вскоре застолье перетекло в сцену из «Особенностей национальной охоты», когда Кузьмич с Хаапасало великолепно общались, первый – на русском, второй – на финском. Только мы с обсуждали Быкова, Набокова, Алексиевич, Кельмана и Солженицына.

- Понимаешь, - говорил я, - и у Набокова, и у Быкова текст строится на массе точных мгновенных наблюдений. Только Набоков впечатывает их в метафору, в сравнение, а Быков – в описание. Условно говоря, Набоков мог бы написать, что вот эта кружка за минуту до падения стояла на столе с уверенностью Габсбургов. А Быков уже написал бы, что хотя гостям подавали чай в фанфоровых чашках, хозяин пил из самой простой кружки, какой-то даже карикатурно «икеешной», он любил большие формы: глубокие миски, большие кружки, водившиеся в их местах в дофарфоровые времена, когда курфюрсты еще жрали руками, - а культурная эволюция всегда приносит ограничения, утоньшения и жестов, и форм.

А. смеялся, и в ответ на мое, что и Быкова, и Улицкую, и Пелевина можно отнести к «старым классикам», просто Быков и Улицкая – это писатели толстовско-достоевского духа, то есть писатели идеи, а у Пелевина ноль идей, зато куча социальных и политических завитушечек, он такой мастер гэг-барокко, - ехидно спрашивал:

- Ну, а у Кельмана в «Ф» идеи какие?

- Э-э-э… Ты меня поймал. Да, у него язык, сюжет, ход, шифровка... Тут уже необарокко.

А вернувшись домой, додумал мысль о Набокове и Быкове.

Это не их отличие как людей. Это отличие эпох. Эпоха Набокова жила тоской по метафоре, сравнению, - этого же у всех тогда было, начиная от «Детства Люверс» и «Египетской марки» и заканчивая, не знаю, «Завистью» и «12 стульями».

А Быков выходец из советской эпохи, когда грезили большим романом в толстовском духе, и когда изменившийся Пастернак писал уже не «Люверс», а «Живаго». А родись Быков на 70 лет младше, как миленький описывал бы заоконный пейзаж с ёлками, вдвое распухшими от снежного дородства.
promo dimagubin март 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

По "Петровым в гриппе и вокруг" Серебренников уже снял фильм. А вы-то хоть книжку прочитали?

Мне кажется, я знаю, из чего сделан скелет, спрятанный в том книжном шкафу, на полке которого стоят "Петровы в гриппе"...

5 лучших и главных книг на русском языке про вирусы, бактерии, пандемии и конкретно SARS-CoV-2

Просмотрите (а затем прочтите) сами и завещайте (что во время пандемии особенно актуально) просмотреть и прочитать родным и близким. А если кто-то хочет мне написать, что "это просто грипп", "маски это намордники", "прививки бесполезны" и про прочую чипизацию (а уже написали), то должен знать, что будет отправлен в ютненький и тепленький бан за распространение глупостей. "Испанка" со смертностью под 50% тоже была просто гриппом - это раз. А два, вы для начала хоть что-то прочитайте. И, может тогда перестанете выставлять недостатки персонального мозга на всеобщее обозрение.

Баньте и жгите! Вечность разберется, где там свои

Да, я после вчерашнего снова о том, почему по сетям прокатилась волна банов - но уже в обещанном видеоварианте. И о том, почему я, сроду никому в коментах рта не затыкавший, стал затыкать рты хамам, глупцам и вообще тем, чьи мнения мне отвратительны. Водить дружбу со всеми - скверная идея. К тому это это мнения умников неожиданны и нестандартны, и я захожу в сети к умникам умников послушать. А мнения глупцов абсолютно стандартны и заранее прогнозируемые: нечего на них тратить время. Наиподробнейшим образом все это я про это написал вот здесь. Но, к сожалению - и тут я тоже вижу влияние глупцов - аудитория текста заведомо меньше аудитории видео.

Цензура в сетях? - Не смешите. Просто сети вступили в этап модерации и отсеивания дураков

Я человек книги (то, что я не родился евреем, большой недосмотр природы): в общем, вымирающий тип в те времена, когда тренд на картинку или, на крайняк, на звук. Поэтому эксперимент. Вот текст, который на днях был опубликован на платном подписном сайте Republic. Ниже я его перепощиваю. А завтра под вечер я выложу на ютьюб-канале "Губин ON AIR" (кстати: подписывайтесь!) как бы видеовариант той же идеи. И хотя лично я отдаю предпочтению текстовой версии, держу пари, что число просмотров сильно превысит число прочтений.

Поехали! - итак, о том, что за смола кипящая льется на социальные сети сейчас?

БАНЬТЕ И ЖГИТЕ!

Фейсбук, твиттер и свежерожденный клабхаус за последние месяцы забанили (временно или навсегда) невероятное количество людей, - включая меня и моих знакомых. После чего дивизионы глупцов, а также роты политических кокеток (типа писателя Минаева), заявили о цензуре в сетях. И если глупцы просто кричали, то Сергей Минаев, давно научившийся кокетливо тереться о бедро власти, совершенно точно выбрал тональность: «Кто-то ещё хочет… обсудить, что cancel culture вас не касается, что никакой цензуры в мире свободных СМИ не существует?» Ну, разумеется, Сережа: на Западе то же, что и в России. Просто там научились притворяться. Ты расскажи нам, расскажи.

Это абсолютная глупость, конечно. У цензуры два признака: 1) это предварительное модерирование; 2) которое проводит государство. Все прочее – редакционная политика во всех ее изводах. Но если журнал поэзии отказывается печатать гениальную прозу, а если научный сайт отвергает расшифровку кода да Винчи, - это не является ни угрозой свободе слова, ни торжеством цензуры.

Однако мычание глупцов и кокетливость Минаева выросли не на пустом месте. Еще год назад соцсети вполне позволяли распускаться ста цветам. К банам они прибегали в исключительных случаях. А нынче, посмотри в окно: направо и налево. Приличному русскому человеку сегодня оказаться забаненным в фейсбуке – это как вернуться с митинга в автозаке, причем в разношерстной компании. В русском сегменте ведь банят не только прокремлевских, но и антикремлевских. И не только откровенных язв, типа меня, – но и профессиональных филологинь элегантного возраста, шарахающихся ядовитой экспрессии. Меня, к слову, в фейсбуке забанили за слово «ковидиот», сняв перепост моей же статьи о ковидиотизме в Германии. Причем в этой стране, далекой от англосаксонской свободы слова, неоскорбительность термина официально признали в прокуратуре Берлина («Covidiot ist keine Beleidung»: в Германии подавали в суд на лидера партии, обозвавшего ковидиотами протестующих против локдауна). Фейсбук, получается, суровее прокуратуры.

Что происходит, а?!.

С технической точки зрения – восстание роботов. А что еще?Collapse )

Про "Практическую политологию" Екатерины Шульман

Екатерина Шульман - это такой трубопровод, по которой в современную Россию текут западная мысль и западный анализ происходящего в России. Ну, не не кафедрах же политологии МГУ или СПбГУ происходящее в России анализировать? Там обслуживают власть, а не мысль. Потому что свободной мысли в университете, ректора которого назначает президент, быть не может. По крайней мере, там трудно представить свободные мысли по поводу такого президента.

Книжка Шульман чуть было не прошла мимо меня: рекламной компании я не заметил, и даже в википедии в списке библиографии нет ни слова. Хотя это уже второе издание, 2020-го года. Именно это второе издание - на обложке которого сушащиеся панталоны, а не гибридные крокозябры - я бы и советовал читать (есть еще аудиокнига, она начитана как раз с этого издания).

Несчастье русской политической жизни состоит в том, что будь она пропутинской или антипутинской, но она насквозь пропитана штампами. И в самом деле, очень трудно взглянуть на себя со стороны. А западная политология только и делает, что на Россию со стороны смотрит. Так возблагодарим же Екатерину Шульман за то, что она дает нам в руки несколько очень интересных инструментов для анализа российской реальности - и помолимся всем возможным богам, чтобы Екатерину Шульман не упаковали за ее просветительскую деятельность по какой-нибудь новомодной статье.


P.S. Ссылка ниже - на видео в новой версии, с исправленным браком по звуку.

Скоро в Европе автомобилей с двигателем внутреннего сгорания, похоже, вообще не будет

У нас тут вот какие новости, кроме ковидных (а ковидные скверны: третья волна, похоже, действительно начинается). Глава Audi (ее заводы у меня рядышком, в Ингольштадте) Маркус Дюсманн объявил о немедленном (ab sofort) прекращении разработок и выпуска новых бензиновых и дизельных двигателей.
Причина, грубо говоря, в том, что подгонка движков под новейший стандарт "Евро 7" сил занимает много, а толку дает мало. Поэтому вместо машин с двигателями внутреннего сгорания в течение 5 лет будут выпущены 20 моделей электромобилей.
Насколько помню, к 2030 году Audi собирается выпускать только электромобили, в к 2035-м то же произойдет у BMW, а к 2040-му никаких других автомобилей, кроме как электрических, в Европе производиться не будет. Что вызывает у меня вежливое любопытство: где заряжаться? Нет, несколько электрозаправок у дома я знаю. Знаю в одной деревеньке даже заправку для электровелосипедов (она на солнечных батареях). Но, скажем, в каршеринге я беру бензиновый, а не электрический автомобиль прежде всего затем, чтобы не париться с заправкой. Наш городской каршеринг, в отличие от классического проката, полного бака бензина при возвращении машины от меня не требует (достаточно четверти), да и за заправку я не плачу (ее стоимость включена в оплату пробега). Кроме того, электромобиль пока что в каршеринге почти вдвое дороже бензиновой малышки Toyota Aygo, которую я обычно беру.

Впрочем, мой каршеринг SWA - это часть системы коммуникаций города Аугсбурга Stadtwerke Augsburg, куда входит тьма всего, от водопровода и электросетей до автобусов и трамваев (в которых, кстати, здесь стандартно 7 вагонов). Когда останутся только электромобили, SWA, думаю, просто снабдит зарядными устройствами каждую парковку. Точно так же зарядниками обрастут все прочие парковки, включая дворовые.
Но любопытно, предвидят ли такую проблему в России: совсем скоро все иномарки, ап! - только электрические. И?

Мнение православных мне неинтересно (как и членов КПСС), но мнение верующих - вполне. Есть повод...

Вот текст - видимо, один из последних - которые я написал для "Делового Петербурга". Там в редакции - изменения, "колонки мнений" уходят из употребления (я даже не сетую, а констатирую). Но мне интересно, что думают о теме текста верующие в России. То есть мнения типа "женщина - священник, это все с развратного Запада" и "геи - это содомия" меня вообще не интересуют, это для зрителей "Спаса" или ТНТ. Но поскольку вера - это врожденная данность, типа гомосексуальной ориентации, то мне интересно мнение тех, кто таким родился.

Прежний Иисус и новые Марии

Столько новостей из Германии для тех, кто уверен, что Европа гибнет! (Интерес к ним велик, потому что многим гибель Европы отчего-то мнится спасением России). И буквально на днях закат Европы, говоря высоким слогом, отбросил мрачный отсвет на шпили знаменитого Кёльнского собора.

Епископу Кёльна сегодня не позавидовать: в его епархии на новый виток пошел скандал, связанный с сексуальным насилием в церкви. Это дела минувших дней, главный фигурант (священник) уже умер, однако скандал пытались замять столь неловко, что это вызвало новый скандал. Там собрали журналистов, пообещав сообщить о результатах расследования, - однако потребовали полного молчания. Разумеется, журналисты дружно встали и ушли, всем об этом рассказав. После чего, как ехидно сообщают в газетах, сервер епархии рухнул от наплыва желающих заявить о выходе из церкви. (В Германии оформление отношений с церковью – серьезная бюрократическая процедура. Благочестивый христианин информирует о своей вере налоговую инспекцию, чтобы та перечисляла общине уплаченный им «церковный налог». Выход же из церкви и вовсе оформляется в административном суде…)

А пока епископ горевал внутри собора, на площадь перед собором вышли женщины из христианской инициативы «Мария 2.0». В руках их был плакат с реформаторскими тезисами, который они чуть не прибили к дверям на манер Лютера. Этим тут не удивить: когда разгорелся сексуальный скандал, перед Кёльнским собором и вовсе поставили статую епископа, на котором вместо тиары была головка члена. Но к тезисам имеет смысл присмотреться.

Там есть пункт о праве женщин занимать в церкви любой пост. Женскому движению было бы странно подобное требование игнорировать. Литургия не марш-бросок в полной выкладке: почему бы женщинам и не быть священниками? Это давно привычно у протестантов. Есть пункт не просто о расследовании сексуальных скандалов, но и об искоренении их причин. К которым католические феминистки относят и целибат, требуя его отмены. Что тоже логично: целибат – это заведомо проигранная битва с либидо, с непреодолимой силой, без которой мы бы вымерли. И если либидо от Бога (а от кого еще?), то запрет на сексуальную жизнь – это и ханжество, и богоборчество… И еще один важный пункт – это «благодарное отношение к самоопределению, осознанной сексуальности и партнерству. Потому что проповедуемая церковью сексуальная мораль чужда жизни, дискриминационна и больше не воспринимается большинством верующих». Иными словами, церковь не должна осуждать никакие сексуальные союзы – ни официальные, ни неофициальные, ни гетеросексуальные, ни однополые.

Здесь, по идее, должен следовать пассаж типа «ни в коем случае не собираюсь учить православных, как им жить…» - но, по-моему, тут как раз православным есть чему поучиться. Потому что как бы ни забивалась Россия в дальний угол от Запада, мировые перемены доходят и туда. Православной церкви надеяться в информационную эпоху жить «по старине», защищая «вечные ценности» - это как надеяться в индустриальную эпоху сохранить вечные ценности монархии, крепостного права и пахоты на лошадях. Православию – и православным женщинам в том числе – все равно придется и поднимать вопросы из современной повестки дня, и отвечать на них. Бормотание сквозь зубы о женской «нечистоте» в качестве аргумента о невозможности стать священницей звучит невнятно. А упорное игнорирование врожденной природы сексуальной ориентации не дает ответа на простой вопрос: «Ну, и как быть тогда верующим гею, лесбиянке или небинарному трансгендеру?»

Так что мысль о том, что однажды пасхальную службу в храме Христа Спасителя проведет православная патриархиня, вовсе не выглядит еретической. В Германии генсеком Конференции католических епископов только что избрали женщину по имени Беате Гиллес. И авторитет церкви от этого ничуть не пошатнулся: скорее, наоборот. Единственное, что пришлось ради фрау Гиллес изменить – это добавить к прежней должности «секретарь» приставку «генеральный». В немецком языке, в отличие от русского, феминитивы образуются без малейших проблем. Но без «генерального» даже в немецком языке феминитив от довольно высокой должности «секретаря» звучит абсолютно как «секретарша»…

С мартом. Со спаржей! С привычкой к феминизму, и вообще - к разнообразию жизненных форм!


Не домой,
                  не на суп,
а к любимым
                  в гости,
спаржи
                  нынче
принесу
                  за зелёный хвостик!
С типа, праздником -
всех, кто празднует!