dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Володя Глотов; честность как продукт; приспособление истины к безопасности

В начале зимы в Москве объявился Владимир Глотов - он был отвсекром "Огонька", когда журнал был в блеске и славе 5-миллионного тиража. А мне тогда было 20 с малым хвостиком, я опубликовал в "Огоньке" текст "Ивановский самиздат", кругом било в скалы большое историческое время, и уж не помню кто, может, и Глотов, выводил на сцену ленинградского Дома офицеров молодую шпану- Андрюшу Чернова, Володю Вигилянского, Олега Хлебникова (Вигилянский ныне пресс-секретарем у патриарха), меня, - и мы часа четыре держали в руках немаленький зал. Сильное чувство. Вторым сильным чувством было то, что мне за этот вечер заплатили рублей 200 - больше зарплаты за месяц. Это был честный заработок, но я вообще гонорара не ждал.
Когда "Огонек" посыпался, Глотов, как многие, исчез. Говорили, переехал под Суздаль; говорили, стал фермером. Я его с тех пор не видел, и когда он позвонил, сказав, что хочет подарить книжку, она документальная, там есть про "Огонек", то автоматически сделал радушное лицо. У меня в Москве стеллаж подаренных книг. И я сам иногда любуюсь реакцией, даря свои книжки и вынуждая одариваемых бедолагвымученно улыбаться. Не у всех же есть свободный стеллаж. По-настоящему хорошие книги не дарят, а покупают и клянчат автограф.
В общем, мы встретились, я пообещал Глотову прочесть, и начал читать.
И вот тут случилось не скажу удивительное, но неожиданное. Я узнал запах ушедшего времени. Так в квартире Кирова на Каменноостровском меня потряс запах: советских серых картонных папок, советской масляной зеленой краски, советских кабинетных панелей. Медицинского кафеля в ванной. Это был запах ушедшего.
И в книжке Глотова нашлась та же подлинность времени, и я сначала думал, что она в деталях, которые записывал в блокнот журналист , выросший в семье старого коммуниста, поехавший на стройку в Сибирь "набираться жизни", вернувшийся, мечтавший о "подлинном" социализме - но быстро понял, что она в самом Глотове. У него нет большого писательского таланта и не было виртуозной аналитической машины, но у него была и есть безусловная честность.
А время взлета "Огонька" было эпохой, когда честность стала массовым - чуть было не написал "товаром" - продуктом. На честность был бешеный спрос. Тому, кто хочет понять ту эпоху - с середины 1980-х по середину 1990-х - неплохо бы эту книжечку:

- заполучить.
Для прочих же - несколько цитат.
Ну, например:
"…В условиях реакции самообразование становится подвигом, а все остальное – подсобным делом… Но нарастает революционное движение – и самообразование в этой ситуации становится всего лишь либеральной идеей..."
Или:
"Человек, стоящий у власти… нуждается в знании только как в средстве. А специалист привлекается только для того, чтобы подыскать пути осуществления политики, цели которой не подлежат не только критике, но даже обсуждению. И люди, обладающие знаниями и вступающие в контакт с власть имущими, приходят к ним не как равные, а как наемники".
А вот еще:
"Рем говорил, что у интеллигенции чувство собственной исключительности выливается в сознание своей ответственности перед народом, в стремление быть не только мозгом, но и совестью страны. Или – в пренебрежение к массам, снобизм и требование для себя особых привилегий".
А самое лучшее - это определение эпохи застоя, данное, по Глотову, хирургом Амосовым:
"Приспособление истины к безопасности".
Нашему времени тоже подходит.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments