dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

Суки в bot'ах, хамство в чатах и другие прелести того нашего ЖЖ-света

После того, как ко мне зашло народу вдесятеро против обычного, повалился бот-спам. Позвонил Навальному: тот сказал, что это не "привет от Матвиенко" (ну, не про Матвиенко, но про наших-ваших-и-параших мысль была), это всем так валит, у кого число посещений либофрендов переваливает некую черту. Я пока аккуратно вручную стираю, но если кто знает, как бороться - буду рад. Не каменты же отключать?
Куда больше расстроило, что пара ветвей обсуждения проросла такой тайгой и таким буреломом (в смысле буря-матом-небо-кроет), что мама не горюй. Отличительная черта наших каментов - непременное желание уязвить, даже когда каментаторы делают благое дело: например, находят ошибку. Вот все эти поганенькие (по интонации) "учите матчасть!". И даже умные люди, соблазнившись этой стилистикой, в уме убавляют, ибо та же ошибка - это закон природа, а не (только) следствие чьей-то нерадивости (не говоря уж о том, что нерадивость - тоже закон). Мутация, изменение признака, и закрепление полезного признака в процессе эволюции - это ведь тоже ошибка с ее последующим закреплением. А поскольку предсказать изменение внешних условий невозможно, то ошибки природой совершаются всякие. Поэтому и детей, и вообще людей за ошибки ругать нельзя, хотя ошибки должно выявлять (а исправлять ли - вопрос, ответ на который неизменно конкретен. Метафору тоже можно трактовать как ошибку, и на ошибке, то есть сдвиге смысла, основана природа юмора).
Про хамство в русской дискуссии вообще и в русскоязычном ЖЖ в частности (потому как мне хамят вовсю и, например, в смс, посылаемых во время эфира Вести ФМ) у меня недавно был текст в "Огоньке". А поскольку хамство уводит от темы, заставляя взрываться, то я предложил алгоритм борьбы с ним.
Для тех, кому лень переходить по ссылке - оригинальный текст ниже. Тем более, что бумажный вариант отличается сильно. В электронном есть мое "фе" Прилепину: не потому, что как писатель и мыслитель он меня мало вдохновляет (правда, отдаю должное, его растущее self-education дает плоды), а потому, что Прилепин иногда позволяет себе, условно говоря, не просто ходить в грязном белье, но еще и гордиться тем, что от него пахнет мужиком.
В "Огоньке" полемику с Прилепиным сочли невозможной, поскольку Прилепин - тоже автор "Огонька". Но мне она кажется важной. В общем, вот вам каравай, а вот Вонг Кар Вай - кого хочешь, выбирай.

КУЛЬТУРА РАЗГОВОРА С ХАМОМ БРАТОМ
 

Интернет упростил реакцию на мою работу, - и мою работу по изучению реакции. Это раньше были вязанки писем. А сейчас на сайте «Огоньке», в ЖЖ или на sms-портале «Вестей FM» я в секунду пробегаю камент, что меня гнать надо с работы и/или из России. И мне есть, что ответить! 

Про положительные отклики, то бишь каменты, мне сказать нечего. Кому-то понравилось написанное или оброненное в эфире; кому-то помогло сформулировать мысль. Спасибо, так сказать, за сладостные секунды, - как Савва Игнатьевич из «Покровских ворот» гравировал на часах. Вам тоже спасибо – что отозвались.

Все положительные каменты положительны одинаково; почти все ругательные тоже объединены: желанием подцепить, уязвить, вывести из себя, нахамить, испортить настроение. Однако способы отличаются. Для меня это удачно: ругань можно классифицировать, а классифицировав, продумать алгоритм ответа. Кстати, непременное желание доставить боль – наша традиция. Когда-то я увлекался IRC, тематических группами интернет-болтовни. И уже тогда резануло: если ты неловко вторгался в англоязычный кружок, тебя вежливо поправляли. Если в русский круг – то получал в ответ «Пшелнах!» И тебя банили, запрещая общение. Занимались этим, судя по лексике, компьютерщики, айтишники, мнившие себя тогда властелинами виртуального мира. Сейчас на месте их отрядов бьет копьями о щиты народное ополчение, но уклон – все тот же. Пшелнах. Каааазел, блин! Ха-ха, журналистишка, обосрался!

Вот вам характеристики распространенных типов.

Тип первый: «деревенщики»

 Этих злобствующих каментаторов объединяет общий аргумент, кажущийся (им) неоспоримым: «Ха! Щелкопер! Обо всем судит, а сам был только проездом! (варианты: долго не жил; а сам ничего не знает)» Вот из последнего. В моем ЖЖ идет дискуссия по поводу «огоньковской» статьи «Экзамен кислых щей» - о том, почему суши и роллы в России популярнее бефстроганов или кулебяк. Кто-то не согласился с моим замечанием, что в Лондоне ужасны рестораны. «Как вы можете судить?! - раздался крик в ответ, - можно подумать, вы там жили!» Ну да, я там жил и работал, и в ресторанах 50, наверное, в побывал. Страшная гадость. И снова в ответ: «Вы непрофессиональны! Как можно по 50 ресторанам судить о кухне?!» А по скольки можно? По 500? 5000?

 

«Деревенщики» убеждены, что о территории, предмете, объекте может судить только том, кто здесь родился, обладает, охраняет. Это они подняли вой, когда осенью по ЖЖ пошел гулять текст «Братство конца»: московский журналист Панков выложил в ЖЖ путевые записки о поездке в Братск и Сибирь. Записки получились страшненькими. Что началось у народов Сибири! «Верхогляд», «Очки купи!» и просто мат, - при почти полном отсутствии возражений по существу. А «деревенщиками» я таких людей назвал потому, что такова логика деревенского жителя, считающего, что у «коренного» и «пришлого» на информацию разные права: «Ишь, Надька-вертихвостка, дала интервью корреспондентишке! Да чо она знаит-та! Она вапче не местная! Она здеся и тридцати годов не живет!»

Спорить бессмысленно. Приводить в качестве контр-примера «Письма русского путешественника» (там точно галопом по Европам) тоже бессмысленно. Смысл имеет читать Карамзина. Или интервью с Надькой.

Тип второй: «гордящиеся нетерпимостью»

Они слетаются тучами, как только речь заходит, например, о строительстве мечетей в Москве (где сегодня от 1,5 до 2 миллионов мусульман) или до обсуждения последнего фильма Озона «Убежище», идея которого сводится к тому, сто лучшие мамы получаются из гомосексуалистов. «Гордящиеся вместе» - это не просто те, кто орет «Убирайтесь к себе!» (а на какую родину убираться родившимся в России мусульманам?) «Гордящиеся» своей нетерпимостью бравируют. Что анонимные интернетчики! Я недавно прочел интервью «Фонтанке.ру» Захара Прилепина, заявившего, что 31 статья Конституции «на геев не распространяется! Я нетолерантный человек и, надеюсь, у вас нет повода подумать обо мне, как о либеральном, толерантном человеке!» Между прочим, роман «Санькя», написанный экс-омоновцем и экс-нацболом Прилепиным, содержит любовную сцену, одну из лучших в русской литературе. Там герой заканчивает акт с любимой поцелуем, ощущая своим ртом вкус собственной спермы. Это сильная сцена – такая же сильная, как однополый секс на помойке с негром в «Это я, Эдичка». Смысл сцены Прилепина – любовь позволяет невозможное делать возможным, превращая постыдное в нежнейшее. Смысл сцены Лимонова – что в фальшивом городе, где все на продажу, лучше подарить любовь настоящему мужчине, чем фальшивой женщине. Как Прилепин проделал путь от бунтаря до фашиста – я не понимаю. Я мог бы написать, желая его поддеть, что-нибудь о его нынешних органолептических ощущениях. Но это неправильно, и ниже объясню, почему.

Третья группа: «поклонники БСЭ»

30 томов Большой Советской Энциклопедии стоят у меня дома, занимая две полки, и я не выбрасываю их лишь потому, что к бумажным книгам отношусь, как блокадник к хлебу, хотя зря. Тридцать выверенных и сверенных томов представляют собой тридцать информационных гробов: половина информации закрыта цензурой, половина устарела.

Другое дело – «Википедия», в которой можно найти все. (А, вы закричали, что «Википедия» – это свалка с кучей ошибок? Ну, значит, вы из третьей группы).

Дело в том, что виртуальная жизнь имеет свои законы. Например, «закон текстового редактора», состоящий в том, что несмотря на встроенные средства проверки, ошибок в компьютерном тексте всегда больше, чем в напечатанном. Почему? Не знаю. Но больше.

Другой, еще более важный закон, состоит в том, что при большой скорости обработки обеспечивается либо точность информации, либо объем. Это не вполне закон перехода количества в новое (дурное) качество. Это больше похоже на квантовый принцип неопределенности, согласно которому у частицы можно определить либо координаты, либо импульс: то есть рассчитать движение можно лишь с вероятностью, меньшей 100%. Вот и в «Википедии» можно выверить все: но это займет столько времени, ресурсов и средств, что она будет никому не нужна.

Я много работаю: объем выдаваемой мной на-гора информации раз в 20 больше той, что я перерабатывал в СССР, когда телеканалов, радиостанций и журналов было раз в 100 меньше, но зато при каждом было бюро проверки. Но если советскую систему проверки восстановить, современные СМИ перестанут существовать. У меня порой бывают идиотские ошибки! В одной интернет-колонке я назвал точки бифуркации (поворотных моментов) «точками бурфокации». В ответ мгновенно получил каменты с исправлениями и добавлениями типа «да гнать вас из журналистики надо!» или «поучите, европейский профессор вы наш, нас, русских мужиков сиволапых!»

Я очень благодарен «поклонникам БСЭ». Они – мое добровольное и бесплатное «бюро проверки». Среди них немало умных и знающих людей. Одно мне мешает любить их: их непременное желание унизить…

Парадигма братства

 Я мог бы продолжать классификацию (есть еще и элементарные путаники, когда ты пишешь про Фому, а они в ответ про Ерему, а когда ты их на этом ловишь, они: «Ха! С Еремой и Фомой опять попал пальцем в небо! Как и всегда!» - в какое небо? каким пальцем?). Но смысл все же не в перечислении, а в том, как отвечать, когда тебя унижают. Скажем, я – человек резкий, вспыльчивый, с острым языком. Но ответный удар, как убеждался, лишь множит злобу.

Но, то я предлагаю – прекрасно известно уже две тысячи лет. Каждый раз, когда сажусь за ответ, я обращаюсь к хулителю как к брату. В том числе и буквально, набирая в компьютерном окне: «Спасибо, что меня, брат, поправил. Я написал глупость, а потому тебе благодарен. Но зачем ты хотел непременно ударить меня и унизить, брат? Разве наша цель – злоба и унижение, а не поиск истины?!»

И знаете – действует! Попробуйте сами.

Тон в ответ становится другим. Аргументация. Находится общий интерес. Те люди, что злорадно уличали в незнании, теперь присылают список статей или книг, а ты в ответ пересылаешь свой.

Попробуйте, правда. Не хотите отвечать хулителям как братьям – ответьте им как родителям. Представьте, это ваша мама (ну, хорошо – не мама, а тетя), прячась от смущения под ником, прислала неудачный комментарий. Что вы ей будете в ответ писать? «Сдохни, дурра, нах»?

У меня в ЖЖ полторы тысячи френдов – и я давно понятия не имею, кто прячется под псевдонимами. Но именно это анонимность заставляет меня сдерживаться. Потому что нельзя орать на соседа по дому, партнера по бизнесу, коллегу, одноклассника, брата. Даже если нехорошо себя ведут.

Ну да, брат мой Прилепин более чем странно поступил. Но он же брат мой. Я скорблю. Он поймет однажды, он изменится. Я своему брату верю.

 



Subscribe
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →