dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Джаред Даймонд, текст в "Огоньке" и великие дуры Федоры (они же, видимо, и дураки)

Закончил очередной текст для "Огонька" - о злобе, царящей в каментах. Точнее, не столько о злобе, сколько о желании уязвлять даже тогда, когда сам камент содержит важную информацию: например, о допущенной тобой ошибке.
А потом зашел на сайт "Огонька" - и расхохотался: именно так там каментируют мою колонку о книге Даймонда "Ружья, микробы и сталь" и о том, почему нам суждено отставать от Европы (ну да, именно так: "Губин, эта ваша отсталая страна первой в космос полетела!" - как будто отсталый Китай не полетел туда же, а полуживая Северная Корея не овладела ядерной энергией).
К сожалению, при публикации в "Огоньке" мой текст был на пару абзацев сокращен, а оттого получилось, будто весь труд Даймонда посвящен проблеме "оптимальной фрагментации" регионов. Это не так. Суть труда Даймонда - в том, что различия в развитии стран определяются не генетикой их народов, а комплексом геобиологических причин. Так что оригинальный текст выкладываю ниже.

ПЕРЕКОВАТЬ ВЕРТИКАЛЬ НА ДОРОГИ

Скажите, Россию сделало великой преодоление междоусобиц? И собирание земель воедино? Как бы не так! Перечисленное закрепило за нами статус перманентно отсталого государства. Доказательства можно найти в книге, которую я читал с лета по осень

Вообще-то американский орнитолог, физиолог, географ и лингвист Джаред Даймонд, написавший 700-страничный труд «Ружья, микробы и сталь», полжизни провел на Новой Гвинее и Соломоновых островах, изучая птиц (а попутно – и все остальное: от языков до местного общественного устройства). Именно этот регион, представляющий лоскутное экономическое одеяло, подтолкнул его к вопросу о том, почему за 13 тысяч лет, отделяющих нас от ледникового периода, одни общества образовали развитые цивилизации, - а другие (например, аборигены Австралии) не овладели даже обработкой металлов?

Эта сложно написанная книга (я открыл ее в августе, а закончил читать к ноябрю, проглотив параллельно десяток-другой прочих томов) и представляет собой летопись 13-ти тысяч лет человечества, скрупулезно иллюстрирующую основную мысль: различия между странами определяются не способностями населяющих их народов, но особенностями территорий, где они обитают. То есть если вы родились в Океании на атолле, у вас нет шанса дорасти до Бронзового века: на атоллах нет руды. Или: если в вашем регионе мало животных и растений, способных к доместикации, -  то вы проигрываете региону, где такие животные и растения есть. (Это одна из причин, почему Европа, одомашнившая дикую лошадь, получила преимущества перед Африкой, где такой трюк не прошел с зеброй).

Шаг за шагом Даймонд описывает развитие в разных регионах сельского хозяйства, промышленности, общественного устройства, военного дела, письменности, медицины - и каждый раз возвращается к своей идее, которую критики окрестили доктриной «географического детерминизма». Если уж совсем кратко, то ее можно свести к фразе: «Европейская цивилизация является передовой, потому что континент, на котором она развилась, вытянут с запада на восток, а не с севера на юг, и потому, что Европе повезло с животными, растениями и климатом». (Почему протяженность с запада на восток дает преимущества? Да потому, что обеспечивает сходный климат, а значит, и быстрое распространение сельхозкультур и технологий).

Эта концепция помогает объяснить историю человечества, но, к сожалению, не позволяет делать прогноз, поскольку не отвечает на вопрос о том, что же определяет различия между странами в наши дни, когда география и климат не так важны. Вон, Арабские Эмираты, - на наших глазах превратились из горстки отсталых монархий с бедуинами, печальными пасынками пустыни, в процветающий регион с намывными островами, небоскребами, автобанами!

Нет, правда, что? Обладание энергоресурсами? Особенности религий?

 

Видимо, Даймонд и сам понимал, что вопрос остался без ответа, поскольку снабдил книгу пространным эпилогом, а переиздание – послесловием. Именно эти эпилог и послесловие должны быть крайне интересны современному россиянину (тем более, что Даймонд не русофил и не русофоб, Россию он поминает мало и вскользь: нашествие Наполеона, кириллица, освоение Сибири).

Дело в том, что в эпилоге Даймонд фокусируется на мысли о том, что страны развиваются не благодаря местным талантам, счастливо дозревшим до великих открытий (привет ревнителям приоритетов!), а благодаря диффузии идей, технологий, политических устройств.

Механизм таков: «общества, изначально лишенные некоего преимущества, либо заимствуют его у обществ, им владеющих, либо (в противном случае) этими обществами вытесняются».

Тут Даймонд на некоторое время увлекается своей любимой темой – как географические особенности влияют на скорость диффузии – но затем, как честный ученый, возвращается к главному: что обеспечивает скорость диффузии? Почему на одном континенте разные группы стран развиваются разными темпами? Почему, черт возьми, в Евразии вперед вырвалась Европа, а не Азия? Да-да, почему не Китай открыл и колонизировал Америку, - ведь он к XV веку был самой развитой страной мира, раньше всех изобретя литье, компас, порох, бумагу, книгопечатание? Почему не этот Китай, за десятки лет до авантюрной  вылазки Колумба (на трех крохотных каравеллах, вместивших 90 человек) – отправлявший через Индийский океан в Африку колоссальные флотские партии (корабли до 120 метров длиной, до 28000 человек в экспедиции)?!

А все просто, отвечает Даймонд. Средневековый Китай был централизованной страной с вертикалью власти. Когда дворцовая фракция евнухов, поощрявшая флотоводство, в результате интриг утратила власть, экспедиции перестали финансировать, верфи же уничтожили.

А вот средневековая Европа была раздроблена. Поэтому, пишет Даймонд, «Христофор Колумб, уроженец Италии… успел послужить герцогу Анжуйскому, а впоследствии присягнул португальскому королю. Когда король отверг его прошение о финансировании морской экспедиции на запад, Колумб обратился к герцогу Медины-Сидонии, который тоже ответил отказом, затем к графу Мединасели, поступившему так же, и наконец к королю и королеве Испании, которые отвергли первое прошение Колумба, но после повторного обращения дали согласие. Если бы Европа была объединена под началом любого из первых трех правителей, колонизация Америки могла быть закончиться не начавшись».

Даймонд приводит еще несколько примеров последствий решений в полицентристских и моноцентристских политических системах. Запрет в 1880-х на электрическое освещение в Англии общественных мест не остановил электрификации Европы (а электрификация Европы вынудила Англию отменить запрет). Но в Китае в XV веке запрет на производство механических часов привел сначала к уничтожению часов, а потом и любых механических устройств (за что швейцарцы благодарны Китаю навек). И та же самая китайская вертикаль, устроив в 1960-х «культурную революцию» (на 5 лет все китайские школы были просто закрыты) окончательно превратила некогда передовое государство в одно из самых отсталых, пусть и больших.

Чтобы диффузия идей внутри страны и между странами проходило успешно, нужно то, что Даймонд называет «принципом оптимальной фрагментации»: это когда регионы (районы) «не слишком цельны и не слишком раздроблены».

«Не слишком цельны» - значит политически самостоятельны. В дробности, лоскутности Европы, в разнородности составляющих ее государств – на самом деле не европейская слабость, а европейская сила. Не случайно эту лоскутность скопировали и США, представляющих федерацию независимых штатов, внутри которых (об этом у нас известно меньше) действуют столь же независимые графства. А «не слишком раздроблены» - значит связаны между собою коммуникациями, позволяющими современному Колумбу, жаждущему открыть «темную материю» или лекарство от СПИДа, не найдя понимания в одном месте, отправляться в другое (а куда, спрашивается, в России может отправиться не нашедший финансирования в центре Кулибин? Велика Россия, а податься некуда: всюду Москва).

И вот тут я подхожу к главному – ради чего и пересказываю идеи чужой книги, к тому же трудной для чтения.

Дело в том, что если идея Даймонда верна, и преимущества роста действительно имеют децентрализованные страны и регионы, обладающие при этом мощными коммуникациями, то и в будущем экономическими лидерами мира останутся Евросоюз и США, - а крики наших соплеменников о «дряхлой Европе» и «близком крахе США» будут плясками дикарей, подбадривающих друг друга.

На второе место выйдет Китай, который делает все, чтобы удовлетворить второй части формулы Даймонда: невероятными темпами строит железные и асфальтовые дороги, аэропорты, порты, наращивает автопроизводство, увеличивает количество внутренних рейсов, развивает скоростной интернет и т.д. По этой стране уже бегают три с половиной сотни высокоскоростных поездов! Если китайские вожди придут к идее о независимости и самостоятельности не только Тибета, но и отдельных районов страны – у Китая будет шанс побороться за абсолютное лидерство. Хотя этот шанс невелик: вожди обычно приходят лишь к идее об укреплении собственной власти.

Ну, а у нас, коли Даймонд прав, шансов вообще нет. Потому что после рывка 1990-х (самоуправление регионов, «берите независимости, сколько хотите», падение железного занавеса, вестернизация экономики) - в 2000-х было сделано все, чтобы закрепить экономическое отставание. Регионы полностью подчинились Москве, была построена пресловутая вертикаль, а состояние наших коммуникаций знает каждый, кто пытался поехать на машине из Москвы во Владимир, но проторчал три часа в пробке в Балашихе, - и плюнул. Аэропортов в РФ втрое меньше по сравнению с РСФСР, и авиацией пользуется не больше 2% населения нашей огромной, но территориально раздробленной страны. Кто, спрашивается, мешал строить аэропорты и автобаны в тучные нефтедолларовые годы?!.

О том, что будет, когда кончится нефть (или высокие цены на нее) – лучше не думать, хотя, конечно, думать лучше. Но тогда придется думать о том, как уничтожать вертикаль, дробить Россию и строить дороги: а мысли об уничтожении и дроблении сегодня приравниваются к экстремизму и перевороту.

Так что я пока думаю о том, что в Китае, похоже, Даймонда наполовину прочли.

А у нас, похоже, и не открывали.

 

Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →