dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Новая "духовка". - К.Собчак как реинкарнация А.Собчака. - А.Терехов, И.Сталин и жизнь после смерти

В том "Огоньке", что сейчас в продаже, - мой сокращенный примерно вдвое текст про то, как Ксения Собчак пропагандирует потребление духовности, "духовки", на манер закупки встроенной кухонной техники. Это вообще тенденция, просто Собчак - знамя и стяг. Опубликованный текст вот:
kommersant.ru/doc.aspx
Однако при сокращении вылетело то, что касается реинкарнации Анатолия Собчака в теле дочери - а также (что куда важнее) то, что касается Саши Терехова и его "Каменного моста" каквнесталинистского романа про сталинскую пору (там Терехов озабочен не сведением счетов со Сталиным, а сведением счетов с биологической смертью). Для желающих - вот полный текст.

НОВАЯ ДУХОВКА ДЛЯ КУХНИ КСЕНИИ СОБЧАК

Вот уже несколько лет девушка по имени Ксения Собчак повторяет публично одну и ту же вещь: гламур, с его стразами-вечеринками-клубами-тусовками, выходит из моды. Немодно больше клубиться и прожигать жизнь; публика с танцпола повзрослела и поумнела: в моде теперь духовность. (Тут Ксения Собчак морщится, потому что ей, как и многим, противно, что слова у нас, до важного самого, в привычку входят и линяют, как платья, купленные на мелкооптовом рынке) – то есть, поправляется она с (само)иронией, в моде «духовка».
Ныне, добавляет девушка по имени Ксения Собчак, продвинутые юноши и девушки, посещают галереи (и я даже знаю, какие: Айдан Салаховой и Даши Жуковой! –Д.Г.), театры (опять же знаю: ходят на Гришковца и Серебренникова, модно! – Д.Г.), музейные выставки, кинотеатры. Эти люди поняли, что бездуховная жизнь ведет в пучину несчастья, и решительно приобщаются к разогретым в духовке продуктам.
Я знаю девушку Ксению Собчак не первый год и готов засвидетельствовать: если в чем ее и можно обвинить, но только не во лжи. И если она предстает на широкой публике эдаким журналом «Афиша» во плоти – значит, абсолютно точно чувствует, что именно в этом направлении дует ветер времени, wind of changes. Ведь главная чуть ли не физиологическая особенность Ксении Собчак – это длинный нос, которым она способна различить малейшие перемены направлений ветра и малейшие запахи, им несомые («У меня в этом смысле нос как у Буратино», - сказала она как-то раз с заметной гордостью).
Боюсь навлечь гнев, но Ксении Собчак не просто родная дочь, а реинкарнация Анатолия Собчака, когда бы тот молодым воскрес в эпоху, когда от политики за версту разит известно чем, а потребность чувствовать ветер времени остается. Вел бы он сейчас, как пить дать, развлекательное шоу на телеке –«Фабрику академиков» или «Академию фабрикантов». Сходство между отцом и дочерью тем более заметно, что их противники и терпеть их не могут за общую фамильную черту: обоим свойственно брезгливое, высокомерное отношение к невеликому человечку и фокусирование на мире звезд, Ксенией Собчак расширенное еще и до мира богатых. И как Анатолий Собчак расцветал, встречаясь с Генри Киссинджером и устраивая свадьбу Пугачевой с Киркоровым (ремонт мостовых его возбуждал меньше), - так же и Ксения искренне заявляет, что никогда не сможет связать судьбу с мужчиной, зарабатывающим меньше 25000 долларов в месяц (ну, или 20000 евро в неделю. Каюсь, точную цифру забыл. Но деталь не из тех, чтобы в ней спрятался хотя бы хвост дьявола).
Думаю, что именно этого «профессорского высокомерия» Собчаку не простил маленький петербургский народец на губернаторских выборах 1996-го, и именно этого врожденного высокомерия («не снисходит до нас, а сама кто такая?!») не прощают Ксении ее нанавистники (по преимуществу тетеньки в кофточках) сегодня, - но это так, к слову, просто давно искал повод, чтобы это соображение изложить.
Впрочем, пишу все это по куда более важной причине.
Боюсь, что идея, суть которой в том, что духовность есть такой же товар на рынке, как прочие (надо просто знать способы проверки ее качества, отличать духовность первого сорта от духовности с душком, иметь некоторое количество денег и заходить в правильные бутики по продаже духовки, где проконсультируют и выдадут гарантийный чек, - эта прелестная идея имеет все шансы мало-помалу овладеть массами. Как ими в России мало-помалу овладели и прочие идеи из того же ряда: ну, например, что смысл жизни в том, что сперва нужно как можно больше заработать, а затем счастье само снизойдет.
Идея о возможности покупки духовности – по своему анамнезу гламурная, глянцевая, телевизионно-журнальная. Я в этом котле сам когда-то успел повариться. Она сродни идеи современного воцерквления – попостился, покаялся, покрестился, причастился, в слезах испытал религиозный подъем, поставил свечку: ура, душа спасена, и даже недорого обошлось.
Все эта глянцевая перевернутая пирамида, поверьте мне, строится на единственном умолчании, всеми участниками заговора поддерживаемом допущении: что смерти нет. То есть что достаточно читать правильные книжки, смотреть правильное кино, есть правильную еду, ходить в правильный спортзал, носить правильную одежду, соблюдать правильные правила, в случае болезни обращаться к правильному врачу, - и все, ты вечномолод и вечносчастлив, как картинка в глянцевом журнале. Смерть – это если и случается, то не с тобой и красиво, типа как у фотографа Хельмута Ньютона, разбившегося в Лос-Анджелесе на дорогом автомобиле, по непонятной причине врезавшемся в стену на полном ходу.
Неприятная правда, однако, состоит в том, что духовность имеет самое непосредственное отношение к твоей личной, персональной, биологической смерти, которая непременно (и, скорее всего, гадостно, с болью, сиделками, утками, лживыми врачами) наступит.
Потому что духовность, или жизнь духа – это возможность продлить жизнь после смерти. Духовность вообще начинается тогда, когда дается честный ответ на вопрос, что из твоего сумеет выжить, когда тело начнет стремительно растворяться в пространстве. Причем честный ответ на вопрос состоит в том, что загробной жизни в фольклорном, декоративно-орнаментальном стиле – среди ангелов, гурий, чертей, или же в новом теле посредством реинкарнации – не существует, и даже консервативные православные патриархи сегодня больше говорят об «аде в душе», «рае в душе», отводя картинам материальных ада и рая место на стенке в музее.
Получив шанс приобщиться духовности – то есть первый раз ужаснувшись всерьез смерти тела – ищущий продления жизни человек либо бежит от ужаса разверзшейся пропасти прочь (и тогда мир глянца, гламура – замечателен и спасителен, как опийная настойка для страдающего саркомой). Либо сознает, что марксистская формула о жизни как способе существования белковых тел наивна; что жизнь – это обработка и переработка информации, ergo, единственный шанс добиться продления жизни, - это создать нечто такое, что останется после тебя.
Существование белковых тел ограничивается в России средним сроком где-то в 68 лет; максимальный срок жизни духовного продукта, созданного этими телами, на сегодняшний день не известен. Пушкин жив, кто бы сомневался, и безымянный автор «Задонщина» жив (после физической смерти имя, которое надевает на себя жизнь, совершенно неважно), и сотни, тысячи миллионы покойников по всему миру прекраснейше живут в своей духовной ипостаси. Так что, спрашивается, жизнью считать?
То есть «духовка» - это целенаправленная работа по продлению жизни, а вовсе не целенаправленная работа по поглощению того, что рекомендовано журналом «Афиша» (или Ксенией Собчак): вот что я хочу сказать.
Хотя, с моей точки зрения, «Афиша» - замечательный журнал (а Ксения Собчак – весьма интересная, хотя весьма непростая в общении барышня). И многое из того, что рекомендуют потреблять эти два знаковых явления времени (в смысле выставок, книг, спектаклей, ресторанов, клубов и кинофильмов) действительно способствует поддержанию духовной жизни – примерно как массаж способствует поддержанию физической формы. Нужно только понимать, что за чем идет и что из чего следует: механическое потребление сродни морковки перед осликом на водокачке, - животное ходит по кругу; и никаким массажем не добиться появления жизни в куске глины (рабби Лёв когда-то попробовал, но получился Голем).
То есть, например, я знаю немало писателей, занимающихся массажем публики, то есть написавших романы для того, чтобы срубить бабла, попасть в струю и вообще отметиться пахотой на литературной ниве; написанию таких романов (корпоратив, гламур, секс и заговор) можно примерно в тот же срок, что учат массажу на соответствующих курсах; даже лицензия не нужна. И все замечательно, но лично у меня каждый раз возникает ощущение убитого времени и мерзостный, причем физический, привкус во рту, как глотанул прокисшего кефира; полощу рот – не помогает.
Но вместе с тем, скажем, мало кому известный писатель Александр Терехов, испытав 10 лет назад всепожирающий ужас смерти (мужчины нередко в полном объеме ощущают этот ужас в возрасте примерно 35 лет, - именно он, а не начинающая убавлять обороты мочеполовая функция, приводит к кризису среднего возраста, ), - так вот, Терехов бросил все, плюнул на проносящие деньги халтуру, и отшельником в течение 10 лет занимался тем, что писал роман, в результате получивший название «Каменный мост» и неподъемный объем в 850 страниц. На последнее, впрочем, писателю Терехову было наплевать, поскольку он имел дело с другим критиком, нежели литературный.
По моему разумению, так получился лучший роман, написанный в России за последние годы. Он производит феноменальное впечатление, поскольку там герой, движимый страхом смерти, проводит реконструкцию совсем молодых жизней, оборвавшихся в 1943 году (сын наркома застрелил дочь посла), и, задыхаясь, пытается понять, почему в те времена люди часто не знали смерти (да потому, что были наконечниками на стрелах, посылаемой Империей в вечность), и, в итоге, воскрешает вообще всю Империю, от Сталина до школьника. Это – первый роман о сталинском времени, в котором нет ни бодания с императором, ни преклонения перед ним, но есть тяжкий труд прозектора, археолога, сыщика; там время засасывает тебя в свою воронку так, что не за что ухватиться – и это при том, что никакого закрученного сюжета нет, все с самого начала известно: неврастенический балованный мальчик застрелил, играя в любовь, равнодушную к нему девочку, и застрелился, не ведая, что творит, сам.
Духовка не в описании любви, духовка в воскресении жизней и эпохи, духовка вообще может быть только в области создания, а не в области потребления; духовка, это когда – «ооооосподи, да что же останется от меня, когда я уже ни на что не смогу повлиять?!»
И в этом смысле в бабушкиных рецептах пирожков с повидлом духовности куда больше, чем в некоторых телепрограммах, которые по неведомым мне причинам – оооооосподи, да неужели ж только ради денег?! – ведет вполне неглупая девушка по имени Ксения Собчак.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments