dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Цензура в сетях? - Не смешите. Просто сети вступили в этап модерации и отсеивания дураков

Я человек книги (то, что я не родился евреем, большой недосмотр природы): в общем, вымирающий тип в те времена, когда тренд на картинку или, на крайняк, на звук. Поэтому эксперимент. Вот текст, который на днях был опубликован на платном подписном сайте Republic. Ниже я его перепощиваю. А завтра под вечер я выложу на ютьюб-канале "Губин ON AIR" (кстати: подписывайтесь!) как бы видеовариант той же идеи. И хотя лично я отдаю предпочтению текстовой версии, держу пари, что число просмотров сильно превысит число прочтений.

Поехали! - итак, о том, что за смола кипящая льется на социальные сети сейчас?

БАНЬТЕ И ЖГИТЕ!

Фейсбук, твиттер и свежерожденный клабхаус за последние месяцы забанили (временно или навсегда) невероятное количество людей, - включая меня и моих знакомых. После чего дивизионы глупцов, а также роты политических кокеток (типа писателя Минаева), заявили о цензуре в сетях. И если глупцы просто кричали, то Сергей Минаев, давно научившийся кокетливо тереться о бедро власти, совершенно точно выбрал тональность: «Кто-то ещё хочет… обсудить, что cancel culture вас не касается, что никакой цензуры в мире свободных СМИ не существует?» Ну, разумеется, Сережа: на Западе то же, что и в России. Просто там научились притворяться. Ты расскажи нам, расскажи.

Это абсолютная глупость, конечно. У цензуры два признака: 1) это предварительное модерирование; 2) которое проводит государство. Все прочее – редакционная политика во всех ее изводах. Но если журнал поэзии отказывается печатать гениальную прозу, а если научный сайт отвергает расшифровку кода да Винчи, - это не является ни угрозой свободе слова, ни торжеством цензуры.

Однако мычание глупцов и кокетливость Минаева выросли не на пустом месте. Еще год назад соцсети вполне позволяли распускаться ста цветам. К банам они прибегали в исключительных случаях. А нынче, посмотри в окно: направо и налево. Приличному русскому человеку сегодня оказаться забаненным в фейсбуке – это как вернуться с митинга в автозаке, причем в разношерстной компании. В русском сегменте ведь банят не только прокремлевских, но и антикремлевских. И не только откровенных язв, типа меня, – но и профессиональных филологинь элегантного возраста, шарахающихся ядовитой экспрессии. Меня, к слову, в фейсбуке забанили за слово «ковидиот», сняв перепост моей же статьи о ковидиотизме в Германии. Причем в этой стране, далекой от англосаксонской свободы слова, неоскорбительность термина официально признали в прокуратуре Берлина («Covidiot ist keine Beleidung»: в Германии подавали в суд на лидера партии, обозвавшего ковидиотами протестующих против локдауна). Фейсбук, получается, суровее прокуратуры.

Что происходит, а?!.

С технической точки зрения – восстание роботов. А что еще?Ну да, мы с вами думали, что восстание роботов – это перехват штурвалов самолетов, выход из-под контроля электростанций. А реальное восстание роботов куда прозаичнее. Робот-модератор в фейсбуке или инстаграме тупо ищет в публикациях хейтспич или изображения половых органов. Бах! – и полетел вон твой снимок с выставки Митча Гриффитса из Эрмитажа. По большому счету, этот робот – технический догматик, инквизитор на автопилоте, обученный нехитрому: «Кто скажет брату своему "безумный", подлежит геенне огненной», «Кто же скажет брату своему: "рака", подлежит синедриону». Христа, будь у него сетевой аккаунт, он бы легко забанил за «не мир, но меч» и «враги человеку - домашние его». Так, повторяю, и выглядит восстание роботов в варианте 1.0. Потом, конечно, роботов научат быть потолковее: перешли же католики от инквизиции к soft power.
Но это техническая сторона бана.

Меня же больше интересует идеологическая.

На первый взгляд, тут все просто. Руководство фейсбука-твиттера пробрал до костей русскоязычный хейтспич. В итоге ответственные ребята решили выжечь этот языковой Содом напалмом банов.

Однако если присмотреться, бан-война стала не столько сетевой, сколько мировой. Банит налево и направо – причем просто за комментарий не по теме – в своем фейсбуке живущая в Москве Божена Рынска. Банит всех неугодных комментаторов мой немецкий сосед Альфред Кох, ехидно добавляя, что скорбящие о свободе слова имеют полное право копипейстнуть его текст и делать с ним все, что заблогассудится у себя на странице, - в присутствии всех своих (возможно, обоих) подписчиков. Более того, я сам, вне всякой связи с Рынска, Кохом, твиттером и фейсбуком, но одновременно, изменил отношение к откликам на свои сетевые посты, начиная с ЖЖ.

У меня в Живом Журнале аккаунт пятнадцать лет, и все это время проводил важный (как мне казалось) эксперимент. Я никого и ни за что не банил. Мне казалось, что так я оставляю для себя незамутненной картину миру. И я не банил даже полных идиотов. Потому что идиотом был сам. Я наблюдал никакую не «картину мира», а муть разнообразных глупостей, которые, как вши, облепливали мои посты. Я болел педикулезом, но не лечился.

Для того, чтобы понять, что тебе будут писать в комментариях, на надо ждать 15 лет. Мнения дураков, в отличие от мнения умниц, в своей банальности однообразны, для их фиксации и классификации месяца хватает за глаза. Ты с ехидством описываешь русскую жизнь – полдюжины идиотиков обязательно откликнутся своим «Не нравится, вали!». Свалишь – новая порция блаженных заголосит: «Вот и пиши теперь на немецком для своих фашистов!». Всегда минимум один сельский дурачок протянет про «многабукв». Всегда найдется дурак, прописывающий тебя в геи (дурак – потому что думает, что этим оскорбляет). И даже свежая пандемийная тема мгновенно укладывается все в то же чудовищное однообразие, где «маски – это намордники и диктатура», «ученые сами ни черта не знают», «ковид это просто грипп».

Меня все эти армии диванных вирусологов и эпидемиологов, диванных журналистов и юристов, диванных политиков и биржевых аналитиков достали. И, похоже, они достали разом всех, кто может включать рычаг бана: локального, у себя в аккаунте, или глобального, забанивая сам аккаунт.

Мы долго исходили из ложной посылки, что любое мнение важно и любое мнение заслуживает того, чтобы быть услышанным.

Нет.

Абсолютное большинство мнений в той области, в какой авторы не имеют образования и не являются специалистами, - это ноль, мусор с нулевой стоимостью. Своим бездействием мы замусорили сети, то есть глобальное информационное пространство. Мы тем самым допустили обесценивание мнения специалистов, знатоков, умниц, уравняв их мнение в ценности с дураками. Более того, дураки сумели объединиться (во время пандемии это стало особенно ясно: в Германии, например, митинги против локдауна объединяют плоскоземельщиков, противников 5G, «Альтернативу для Германии», анархистов, совершенно пронацистских «Граждан Рейха», рептилоидоверующих - ну и, конечно, просто дураков). В сетях это еще заметнее. Потому что сети дали дуракам не просто право на суждение: они позволили дуракам найти друг друга. Так что бан – это не просто швабра, кусок мыла и тряпка, т.е. способ борьбы с информационной грязью. Это оружие. Способ борьбы организации специалистов с организацией неспециалистов, которая настаивает на уважении к своим суждениям, ставя знак равенства и равной ценности между квалифицированным и неквалифицированным мнением.
И тут возникает вопрос: какого черта вдруг началось это путешествие дилетантов в глобальные сети? Почему дурачье с такой силой прет изо со всех сетевых щелей? Почему какой-нибудь автомеханик вдруг с пылом влезает в дискуссию о работе 5G связи, политическом устройстве Европы или качестве ПЦР-тестов (не имея при этом ни малейшего представления о том, чем они отличаются от тестов на антитела)?

Боюсь, дело вовсе не в том, что «информации обо всем стало больше, и она стала намного доступнее».
Боюсь, что сети, предоставляя всем равные права на доступ и высказывание, сильно недооценили базовую потребность человека в закреплении в вечности.

Да, мы знаем, что базовые человеческие потребности – это еда, питье, сон, удовлетворение либидо. Но так же важна потребность зацепиться за жизнь, доказать себе и всем: я есть, азъ есмь.

Хорошо известны классические каналы ее удовлетворения. Например, через мастерство или творчество. Или через религиозную веру и принадлежность к общине единоверцев. Или через политическую веру и идеологизированном государстве (к слову, именно это, а вовсе не историческая дремучесть, объясняет любовь к Сталину и живучесть сталинизма. Как написал Терехов в романе «Каменный мост» о фанатиках коммунистической идеологии, - они чувствовали себя наконечниками на конце той стрелы, которую империя посылает в вечность).

Эта тяга к вечности движет и желанием попасть в телевизор, - неважно, в качестве героя или злодея: почитайте сборник «Заклятие Сатаны» Умберто Эко, где он рассуждает о том, что самопрезентация стала куда важнее репутации.
Это все варианты прибивания себя к вечности подручными гвоздями.

Проблема в том, что большинство старых добрых гвоздей погнуто и побито ржавчиной. Скажем, русская православная церковь сегодня не более надежное транспортное средство по доставке в вечность, чем членство в «Единой России», а путинизм доставляет не столько в вечность, сколько (с равной степенью вероятности) в чиновники либо в тюрьму. Ремесло же заменилось стандартизированным производством, порой полностью отчуждающим человека от конечного продукта.
Однако новый канал приобщения к вечности – сетевой – оказался напрочь лишен того, чем обладал любой из прежних каналов: модерации информации. В церкви, в профессии, в партии, - всюду и всегда между тобой и вечностью стояла и стоит социальная или техническая надстройка. Духовник и епископат, райком и политбюро, ОТК и редколлегия, научный совет и ВАК. Модерация и иерархия существовали всегда, отсеивая глупцов и – увы – гениев.

Сети оказались первой информационной платформой, доступной без иерархии и модерации, причем этот доступ крайне легок. И если написать пост, сделать снимок или снять видео относительно сложно, то написать комментарий – проще простого. Хоть к заповедям Моисеевым. «Афтар – казёл!». Гы. А что? «Всякое мнение да будет услышано». Разве не это базовый принцип сетей? И то, что раньше существовало как маргиналии, как сплетни и надписи «здесь был Вася» (единственный доступный маргиналам способ приобщения к вечности), - разрослось полями сорняков. Открытые ворота социальных сетей, а также любезно приоткрытые двери блогов идиотов типа меня, привели к тому, что мир заполнил пустой информационный шум. Дурак, которому нечего сказать, вопит в изумлении от самого факта своего существования, который доказан тем, что он пришел в популярный блог и насрал в него, как революционный матрос в эрмитажную вазу. Ты, афтар, идиот, ты дурак, ты ватник, ты колорад, ты русофоб, ты агент ЦРУ…

Все, баста.

Массовые баны в сетях – включая сегодняшнюю неуклюжую битву роботов с человечеством – это важный признак того, что начинается эпоха отделения агнцев от козлищ. Кто и как будет их отделять? У себя в блоге – я. Не вы же. По принципу «что хочу, то и ворочу». А на глобальном уровне – роботы, алгоритм действия которых, держу пари, претерпит эволюцию.

Возможно, в разбор жалоб и включатся роботизированные суды (в книге Макса Тегмарка «Жизнь 3.0. Быть человеком в эпоху искусственного интеллекта» это рассматривается). Я не Ванга, чтобы гадать, какие формы под влиянием давления модерации примут социальные сети. Возможно, они превратятся в смесь партии с журналом, объединяя людей сходных взглядов и указывая на дверь остальным. И мне тоже придется с этим мириться и уходить оттуда, где мне не рады.

А пока и в фейсбуке, и в ЖЖ, и на ютьюбе я буду придерживаться очень простых правил. Банить наглецов и глупцов. Не тратить время на споры в комментах к своим постам, потому что того, кого не убедил пост, тем более не убедит коммент. Реже оставлять комменты к чужим постам: по той же самой причине. Тут все как век назад: чем писать возмущенное «письмо автору», лучше дать ответ собственной книжкой.

Имеет право глупец на свою точку зрения? Да, несомненно. Но задача умника сделать так, чтобы точка зрения глупца так и осталась жить в пределах его уютного бложика. Вечность – это не для дураков, а для нас с вами.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments