dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Феликс на Лубянке - символ, что власть можно захватить, а Путина расстрелять в подвале Ельцин-центра

Этот текст был опубликован на "Росбалте" в чуть сокращенном виде. И то, что Дзержинский сегодня символизирует возможность насилия по отношению к путинской власти - я серьезно, как и про все вытекающие из этой идеи последствия, вплоть до террора. Вплоть до идеи расстрела Путина в подвале екатеринбургского Ельцин-центра со всею семьею. И будут пули отскакивать от зашитых в гульфик трусов Ротенберга бриллиантов... В то время как Невский символизирует сегодняшнюю рутину: ненависть к Западу, ползанье на карачках перед азиатчиной и чморение соотечественников, недовольных азиатскими порядками. И - сразу! - поскольку быстрое чтение в интернете обычно ограничивается реакцией на слова, а не на смыслы. Я не про то, что памятник Дзержинскому или Невскому - это плохо. Я про то, что памятник сегодня - это плохо вообще, в принципе, как форма. Это отливка лаптя в бронзе. Будь это хоть Солженицыну памятник, хоть Махатме Ганди.

ИЗ ДЗЕРЖИНСКОГО И НЕВСКОГО Я ВЫБИРАЮ ДЖЕФФА КУНСА

Ах, знали б вы, как забавно смотрятся самые бурные российские дискуссии со стороны! Если отойти в сторону, то обсуждение, поставить на Лубянке памятник Дзержинскому или памятник Невскому, выглядит как спор, из какого лыка лапти плести или из какого теста печь просвиры.



Впрочем, держу пари, что Невский победит: просто потому, что стоящая за ним идея куда ближе нынешней власти. Дзержинский ведь вовсе не символ ФСБ, которая давно полукоммерческая организация, положившая на светлые идеалы и прекрасное будущее человечества прибором. Дзержинский – это олицетворение идеи, что власть можно свергать насильственно, причем тем людям, которые в текущую власть не встроены. А затем удерживать с максимальной жестокостью. Вообще говоря, в стране с несменяемой властью госпереворот – единственный способ ускорить ход времени, что и показала история дома Романовых, где из 12 царей 5 были убиты, причем, за исключением взорванного народовольцами Александра II, история после этого действительно ускорялась. Ну, худо ли, что после идиота Павла, запрещавшего импорт нот и ношение французских шляп, пришел европейски просвещенный Александр I? Или что идиота Петра III заменила Екатерина? Но в этих случаях, замечу, своего плохого заменяли свои хорошие. А Дзержинский, Ленин, Сталин, да кто угодно из этой компании – это символ того, что замену может произвести и чужой. Памятник Дзержинскому – это маяк, посылающий сигнал: условному Навальному следовало приезжать из Германии на броневике, устраивать переворот, а потом создавать опричнину, которую даже не важно, кто возглавит (Дзержинский набивал папиросы на табачной фабрике): да, ну хоть вот Любовь Соболь, которая начнет экспроприировать экспроприаторов, вваливаясь по ночам в особняки ко всяким там Дерипаскам и поступая с ними так, как при проклятом царизме они поступали с какой-нибудь Настей Рыбкой (м-да, метафора для знатоков).

Вряд ли поэтому Дзержинский на Лубянку вернется.

А вот Невский – это другая история, нынешнему Кремлю близкая. Это история о том, как довольно яркий князь (на фоне абсолютно безликих князьков времен удельной раздробленности), махаясь с соседями-шведами, признавал азиатскую деспотичную силу, и ездил (трижды) за ярлыком в Орду. Где, как все подобные соискатели, подползал на четвереньках меж двух костров к хану, не видя в том унижения: а какой русский князь не пребывал в Орде на карачках?Дурачок Михаил Черниговский? Ну, так его за отказ ползать сразу и прибили. А Невский невредимым возвращался домой, где и собирал налоги в пользу Орды с вольных жителей Новгородской и Псковской республик, а заодно обеспечивал ордынским численникам доступ к переписи населения с целью полного налогообложения. Когда же местные жители против ордынских переписчиков бунтовали, Александр Невский русский бунт, бессмысленный и беспощадный, так же беспощадно давил, отрезая носы и уши и выкалывая глаза русским патриотам. Это было даже по тем временам перебором, но оказалось вовсе не перебором для Ивана Грозного. Во времена правления которого Невский и был канонизирован – одним списком, кстати, с дурачком Черниговским, чтоб у власти оставалась свобода маневра при выборе образца святости.

Нет, конечно, на Лубянке появится именно Александр Невский – высокий идеал любого сегодняшнего русского губернатора. Если, конечно, при формовке и отливке не украдут все выделенные на создание высокого идеала деньги.

А потом, при очередной смене власти, памятник, само собой, снесут, все выколотые глаза Невскому припомнят, и в какой-нибудь Музеон или Паноптикум ногами вперед уволокут.

Потому что тогда начнется оттепель, новое подтягивание к Европе и Западу, и пойдут разговоры, что установка памятников вообще, а историческим личностям в частности, - это все отсталость ума и провинция, папуасия и позапрошлый век. И что современным городам, являющимся, как известно, машинами по производству свободного времени, потребны не памятники, а арт-объекты. Которые, к слову, не обязательно ставить навечно, а можно периодически менять, как можно (и нужно) периодически менять и главу государства.

И очень может быть, тогда решат посреди Лубянской площади на условиях ротации соорудить арт-объект, как он сооружается в Лондоне на Трафальгарской площади, где из четырех постаментов, окружающих колонну Нельсона, три заняты какими-то никому не интересными дядьками, местными Невскими или Дзержинскими, а вот четвертый оказался вакантен.

И вот тогда на Лубянке – да и не только – может появиться нечто действительно интересное. Ну, погуглите приведенные ниже имена и представьте, как могла бы выглядеть Лубянка, когда бы этим людям доверили там свои работы возвести. Элмгрин и Драгсет (Elmgreen & Dragset) могли бы изваять там малыша с сабелькой на деревянной лошадке. Недавно умершая Луиз Буржуа (Louise Bourgeois) – огромного паука, тем паче, что один уже стоял у «Гаража» в парке Горького. Урс Фишер (Urs Fischer) сшил бы к радости прохожих огромного плюшевого мишку… Да поговорите с любым куратором современного искусства: вам назовут десятки имен, способных и не на такое! От Энтони Гормли (Antony Gormley) до Сергея Браткова.

Я же лично топлю за Джеффа Кунса (Jeff Koons). Это тот парень, который делает собачек как бы из воздушных шариков, только размером с дом.

И гигантская цветная собачка из воздушных шариков на довольно мрачной площади была бы действительно к месту. А у вас все – Дзержинский, Невский, Ленин, Сталин, Путин… Скучно жить с вами на одном свете, господа!
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 133 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →