dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Правила деанона (которые применимы ко всем, кто работает на государство)

Текст вышел на днях в "Деловом Петербурге", где, правда сняли абзац про Крым. Ниже привожу полный вариант.

Правила деанона в эпоху тихарей

На события в Белоруссии из Казахстана или России смотришь, как из кинозала. На экране – психодрама. Сюжет ясен до боли, ведь все постсоветские автократии вступили в глубокую осень. Все прошли первую стадию из пяти перед лицом неизбежного: отрицания реальности. Лукашенко продвинулся дальше: у него уже вторая стадия, - гнева. Он ненавидит всех молодых и здоровых (я использую знаменитую классификацию из книги Элизабет Кюблер-Росс «О смерти и умирании»). Кажется, Лукашенко перешел уже к третьей стадии: торга. Пока что – с Владимиром Путиным.

Интересно наблюдать за эволюцией режима Лукашенко. Например, для выражения гнева и отрицания он использует не просто силовые структуры, а - анонимные. Какие-то, черт его знает, спецназовцы с закрытыми лицами: без имен, группы крови и порядкового номера на рукаве, что делает их похожими на мусульманских жен из гарема набоба. Вот появляется набоб с автоматом: «Спасибо! Вы красавицы!.. Э-э-э… Красавцы!» - в ответ крики любви из-под паранджей. Хотя, если серьезно, анонимизация силовиков – это прием, перенятый у палестинских комбатантов с замотанными «арафатками» лицами, швыряющих камни в израильскую полицию. Власть научилась у противников власти.

Следующий этап белорусской силовой эволюции – выскакивающие из машин без номеров «тихари» в балаклавах, хватающие лидеров протеста. Тоже заимствование: «титушки» и «тихари» действовали в Киеве в 2014-м, и в том же году российские «вежливые люди» без знаков отличия, на белых «камазах» без номеров, пересекали границу Украины, не забывая заехать на особо интересные военные объекты.

Интересно, что в ответ на государственную анонимность в ответ всегда следует деанон. В России самые знаменитые деаноны проводил интернет-проект Billingcat (это он разобрался с именами Боширова-Чепиги и Петрова-Мишкина, а также с маршрутом «Бука», сбившего малазийский «Боинг»). А вот в Белоруссии деанон стал уделом масс. С силовиков там теперь срывают балаклавы, делают снимки, а дальше – вопрос времени: узнать, как зовут, где и с кем живет. (И как бывает интересно обнаружить в гареме Лукашенко петербуржцев!)

И вот тут начинается опасная зона.

Если мы считаем святым правом семьи Навального не раскрывать данные о его здоровья, и с презрением относимся к докторам, наплевавшим на приватность и врачебную тайну, то как можно поддерживать деанон тех же омоновцев? Получается снова: своим можно все, чужим ничего. Тогда, когда созданная Лукашенко система падет, поменяется лишь Лукашенко, а не система.

У деанона нет пока что ни идеологической платформы, ни, так сказать, кодекса чести. Но я бы для платформы и кодекса пару пунктов все-таки – с прицелом на будущее – понабросал.

1. Принудительный деанон можно применять только к тем, кто работает на государство. Пошел на госслужбу – будь готов к тому, что твое имя, лицо, размер собственности и доходов будут известны всем. Нет безымянных силовиков. Есть рядовой Степан Степанов, дядя Степа-милиционер.

2. Принудительный деанон нельзя применять по отношению к частным лицам, как бы этого ни хотелось. Можно ли применять к бизнесменам, сросшимся с государствам – вопрос. У меня ответа нет.

3. Нельзя деанонить личную жизнь: детей, жен и мужей, любовников и любовниц. На публикуемых снимках их нужно размывать.

4. Нельзя раскрывать частные данные (телефон, точный адрес), хотя закрытые базы данных вести разумно. Если новая пришедшая к власти группа решит начать люстрацию (а шанс есть), тогда эти базы и пригодится. Но не раньше.

5. Необходимо давать шанс на объяснение, оправдание, потому что риск ошибок велик, и они в Белоруссии встречались. Если совершена ошибка – ее нужно публично же исправлять, принося извинения.

6. Никаких призывов к самосуду. Деанон – это апелляция к общественному мнению, общественному о(б)суждению и, не смейтесь, к совести (людям, да, свойственно меняться). То есть это не столько наказание, сколько вклад в будущее, включая будущие суды.

Звучит странно и не по теме дня? Ну, так это пока. Неизбежное потому и неизбежно, что его никому не удается избежать.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 36
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments