dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Еще раз: почему в России орут, а в Германии молчат

Тут мне написали, что смотрить ролики на ютьюб-канале "Губин ON AIR", пусть и про Навального, ну совсем неохота, потому что в текстах я свои идеи выражаю лучше. А перед тем писали, что вот когда я говорю, то все понятно, а когда пишу, то больно уж путано.

Это я не к тому, что, блин, чего ж вы хотите, да еще за бесплатно?! - ну, понятно, что кому поп, кому попадья, а кому свинячий хрящик. Этро я к тому, что я сам больше всего люблю буквы на бумаге. Я человек книги. Мне бы, конечно, следовало родиться евреем в толерантной стране эпохи Возрождения - ну, хоть в Венеции, что ли, - изучать Тору, Мишну и Талмуд. О, я был бы начетчиком! О, я бы умел язвительной цитатой взбесить оплошного врага!.. Однако ж увы. А поскольку я и без Венеции и иудаизма человек книги и текста, то вот вам еще один из моих последних текстов, пусть и про Навального. Опубликован был неделю назад на Росбалте, ниже даю авторский вариант.

Доктор Рошаль, супруги Навальные и молчание клиники Charité

Юлия Навальная в минувшие выходные очень резко ответила доктору Рошалю. Тот, как известно, предложил создать русско-немецкую врачебную комиссию для обсуждения отравления Алексея Навального. «В связи с этим, доктор Рошаль, - заявила Юлия Навальная, - я хочу сказать: мой муж - не ваша собственность. Вы не имели, не имеете и не будете иметь никакого отношения к его лечению. В первую очередь потому, что при отравлении ФОС не нужна помощь педиатра, а кроме того, вся ваша публичная деятельность последних лет не даёт мне ни малейшей возможности доверять вам и уважать вас. Вы выступаете не как врач, а как голос государства, и хотите не помочь больному, на которого вам плевать, а выведать информацию и выслужиться. Не берите грех на душу, особенно в столь почтенном возрасте».

Оп-с. Это сильнее, чем публичная пощечина старому доктору. Это, пожалуй, как каблуком по…

…В тот же день, когда Навальная отвечала Рошалю, я звонил маме. Она живет в Иваново, и ей почти 80, но она следит за новостями. И она меня как раз спрашивала по поводу предложения Рошаля – что я думаю? Ей самой оно казалось разумным. Кроме того, мама недоумевала, почему немецкие врачи молчат о здоровье Навального. Скрывают? Зачем? Почему бы немцам не раскрыть информацию, на которой настаивает русская сторона?..

Чтобы было понятно: мою маму возмущает многое из того, что случилось с Навальным в Омске. Возмущает, что жену не пускали к мужу, что главврач омской больницы Мураховский врал, - у нее в целом нет Омску веры. Но молчание немцев ее тоже смущает. Я чувствую, что она близка к очевидному (для нее) выводу: «Да и те, и те хороши! Темнят обе стороны, а правды не узнать».

И тогда мне приходится маме расcказать кое-что про Германию. Потому что устройство Германии противоположно устройству России во всем, что касается прав и свобод человека, да и вообще частной жизни. В Германии даже конституция начинается с утверждения, что достоинство человека неотчуждаемо («Die Würde des Menschen ist unantastbar»). В Германии поэтому невозможен суд, где подсудимый сидит в клетке, как зверь, да еще от него еще и требуют обращаться к судье «Ваша честь». В Германии закон защищает маленького и слабого человека от произвола государства, - а не наоборот. Вон, недавний пример, - демонстрации ковид-отрицателей (таких в Германии называют «ковидиотами»). В Берлине их собралось почти 40 тысяч человек. И власти Берлина эту демонстрацию, с учетом эпидемии, запретили, хотя вообще-то власть не имеет права демонстрации запрещать, а имеет обязанность их охранять. Но суд Берлина этот запрет городских властей взял – и отменил. И такое в Германии – суд отменяет решение властей – сплошь да рядом.

А еще нагляднее разница между Германией и Россией на примере действия Privatdatenschutz, закона защиты персональных данных. В Германии под защиту от несанкционированного распространения попадают не только телефон или адрес, но и внешность. Без моего согласия никто не вправе публиковать, хоть и в соцсетях, снимок, где я попал в кадр. Я не обсуждаю сейчас, перегиб это или нет (с мой точки зрения – перегиб). Однако на мой немецкий номер невозможен звонок со словами: «Герр Губин, у нас для вас уникальное коммерческое предложение». В то время как на звонки на русский номер я давно не отвечаю: в 99% случаев мне навязывают товар, потому что кто-то скачал и продал базу данных либо моего банка, либо интернет-магазина, либо поликлиники. В Германии такой слив повлек бы расследование и суд.

И, конечно, так же жестко защищают данные о состоянии здоровья. В Германии исключена ситуация, когда главврач клиники, какой-нибудь Herr Murakhowski, сливает прессе без согласия пациента или его родных диагноз, а заодно и анализ мочи, в которой нечто сомнительное нашли.Потому что в Германии такой главврач утратит право быть вообще врачом, взамен лицензии получив повестку в суд.

Так в Германии всюду. Даже криминальная хроника сообщает лишь то, что «17-летний попал в больницу после драки с 33-летним». Никаких имен. Защита частных данных.

Поэтому о состоянии и здоровье Алексея Навального больница Charité будет сообщать ровно то, что позволит ей сообщить жена Алексея Навального (и, обратите внимание, именно ссылкой на разрешение жены оканчивалось любое заявление клиники). А если Юлия Навальная ничего не позволит, то не будет сообщать ничего. И в деле с отравлением Скрипалей в Англии дело обстояло сходным образом. И любые требования русских властей: «Ах, предъявите нам Скрипалей, может, их сами англичане уже и убили!» - игнорировались и будут игнорироваться, что появляться на людях или нет, является исключительно частным делом самих Скрипалей, какие бы государственные интересы тут ни присутствовали.

На Западе человек принадлежит себе самому, а не государству - вот что важно понять, удивляясь отсутствию информации из Германии. И создание любых комиссий и консилиумов – хоть врачебных, хоть политических, - здесь рассматривается с точки зрения того, помогает ли это выздоровлению Навального.

А в России человек принадлежит государству, а не себе. Вот откуда это требование «пусть немцы нам предъявят доказательства, а то, может, это они сами отравили», - и вот откуда удивление, что в ответ следует молчание.
И я понимаю, что сильно обобщаю, но следствием этих двух разных подходов, мне кажется, является разный уровень и жизни, и медицины, и социальной справедливости. А также доверия к государству.

Если Меркель заявляет, что Алексей Навальный был «вне всякого сомнения» отравлен химагентом из класса отравляющих веществ «Новичок», то так и есть.

А если в России начальник заявляет, что «дефолта не будет», то значит, что будет дефолт. И если заявляет, что «о присоединении Крыма речь не идет», то значит, что последует аншлюс.

Это разница базируется, повторяю, на разных представлениях о том, кто важнее: права человека или права государства.
- Да, сынок, - говорит мне в ответ мама, вздыхая. – Совершенно другая жизнь…

Да, мама.

Совершенно другая.
Subscribe
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 36
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 56 comments