dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

Старость - это почти так же интересно, как смерть. О чем, собственно, и речь в книге Полины Лосевой

Совсем перестал перепощивать свои рецензии на нон-фикшн. Mea culpa. Между тем я продолжаю поглощать книги со скоростью чуть больше штуки в неделю. И вот, например, на моей полке книг про старость и смерть - то есть про то, куда я уверенно иду и приду сам, как впрочем и вы, если только второе не случится раньше первого, - прибавилась еще одна. (А кто там у меня на этой полке? Разумеется, классика в виде Элизабет Кюблер-Росс, "О смерти и умирании" - там впервые сформулированы классические стадии отношения к неизбежному: отрицание - злость - торг - депрессия - принятие. Затем - мой любимчик, американский хирург Атул Гаванде с "Все мы смертны". Рядом - голландец Рюди Вестендорп с "Стареть, не старея": в его книжке четко сформулирована идея, что в старости субъективное ощущение включенности в социум важнее объективных показателей здоровья. Плюс, разумеется, еще один голландец, прячущийся за псевдонимом Хендрик Грун: мистификатор, пишущий очень точные, почти документальные "Записки Хендрика Груна из амстердамской богадельни"). Вот рецензия на эту новую книгу, опубликованная в "Деловом Петербурге".

ЗАБИТЬ СТРЕЛКИ

Полина Лосева. Против часовой стрелки: Что такое старение и как с ним бороться. — М.: Альпина нон-фикшн, 2020.



Как говаривал в подобных случаях старик Крупский, книга Полины Лосевой – очень своевременная книга. Она о старении наших тел – что там и как там происходит, и (параллельно) как там дела с панацеей в виде стволовых клеток и антиоксидантов, и (мечтательно) о том, какие пути ведут если не к бессмертию, то до-о-о-о-олголетию. Хотя к бессмертию, конечно, лучше.

Старику Крупскому, кстати, было всего 53, когда он сыграл в ящик. Сменившему его старику Аллилуеву – уже 74. Брежневу – 75. Тенденция, однако. Так что России следует жить долго, в некотором смысле соревнуясь с властью: она нас переживет – или мы ее. В этом смысле книга Лосевой и поучительна, и важна. Многие пытались пережить власть несознательно, стихийно, мучили себя йогой и биодобавками, держали под подушкой книгу академика Микулина про долголетие (не знаю, читали ль вы: там про ионизацию воздуха, заземление тела и виброгимнастику). А теперь перед нами – другой совершенно труд.

Дело в том, что Полина Лосева – биолог по образованию, а не разработчик авиационных двигателей, как Микулин. Поэтому она пишет лишь о том, что знает и что подтверждается экспериментально. На пять без малого сотен страниц – сто страниц ссылок (включая, разумеется, на флагман научных рецензируемых журналов Science). В итоге получилась книга о том, как стареют наши тела на клеточном и молекулярном уровне. Причем термин «стареет» условен: по одной из гипотез, мы вообще не стареем: старость – это просто побочный эффект молодости. В этом романе есть целые поэмы о том, как клетки становятся сенесцентными (то, что обыватель называет «старыми»), и о том, что такую клетку можно «открутить» назад в сторону юной, глупой, еще недифференцированной стволовой. Есть баллады о молекулярном мусоре, о гормонах, о симбиотических микробах, об иммунной системе и о раке (в последнем случае вывод ошеломителен: те из нас, кто справятся с раком, имеют больше шансов на долголетие, чем те, кто онкологии избегут. Почитайте, почитайте!).

Проблема в том, что на уровне клеток старение нельзя описать языком, доступным любому гуманитарию. Всё равно придется: ДНК-РНК, аденин-тимин, ретротранспозоны и ревертазы… Иначе теряется смысл. Книжку Лосевой взахлеб прочитает учительница биологии на пенсии, - а вот интеллигентная гуманитарная дама, слышавшая что-то про сокращение теломер или чудесное лекарство по имени «рапамицин», захлебнется и утонет. Тогда тонущим во спасение – первая и последняя части книги: они скорее идеологичны, чем техничны. Первая рассматривает понятие старости, долголетия и бессмертия как таковые (а иначе есть риск пойти по пути долгой, долгой старости – однако в статусе овоща), а последняя – четыре главные концепции борьбы со старением.

Подводя под чтением черту, получим следующее. Первое. Доступных и гарантированно продлевающих жизнь средств пока не существует, сколько воздух ни ионизируй. Исключение одно: умеренность в еде и контроль веса. Второе. Работы над такими средствами, однако, ведутся, и все интенсивнее. Третье. Бессмертие, похоже, недостижимо: так что помер тот - помрет и этот.

И, обладая определенной развитостью ума, последнее утверждение можно считать в некотором роде оптимистическим.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments