dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Хроники карантина. На вписке в Германии. 14 апреля. Глупость и страх

Приходится принимать решение русские ленты ни здесь, ни в телеграме, ни в твиттере, ни в фейсбуке не читать. Эти ленты - чистая достоевщина, а Достоевский - это такой паук в банке, который, за неимением средств доступа к большому миру, поедает сам себя. У Достоевского это получалось порою крайне впечатляюще и любопытно. В русских лентах - не очень, потому что там пожираются одни и те же мифы и цифры.

И в стосороковой раз читаешь, что не нужно никакого карантина, а нужно как в Швеции. Чего вам нужно "как в Швеции"? Чтобы уровень смертности от ковида был в 4,6 раза выше, чем в Канаде? Ах, вы не знаете, что и как происходит в Канаде? Ок, - хотите, чтобы уровень смертности был в 2,4 раза выше, чем в Австрии и в 2,6 раза выше, чем в Германии? Ах, вы слышали про Швецию только то, что там никакого карантина нет, и все открыто и работает, и что с заболеваемостью при этом все зашибись? Ну, блин, так берите за образец Нигерию, Анголу и Танзанию, Тимор-Лесте и Бутан - там вообще, можно сказать, коронавирус местною медициной зашиблен. А также Замбию, Намибию и Сенегал. Перенимайте опыт. А мне Швеция не чужая, у меня там близкие люди живут, и я понимаю, как растет у них тревога, потому что, возможно, путь Швеции - это путь в никуда, и у них там тоже рванет, и рванет сильно, потому что поздно спохватились. Я этого не знаю, и никто сейчас не знает.

Зато я знаю эту европейскую солидарную тревогу, чувствую даже не по словам, а по звукам, буквам, придыханию. У меня друг в Брюсселе, и он говорит: "У нас очень плохо. Мы маленькая страна, 11 миллионов всего, а у нас больше 4000 умерших. Может быть, наше устройство виновато, когда 8 министров здравоохранения". И я его понимаю, потому что это как в Москве сегодня было бы 5000 трупов, а числом чиновников нас не удивить.

И у меня знакомый во Франции, он запер в Париже огромную свою квартиру у Люксембургского сада, уехал с женой и собаками в свою виллу на Атлантику, он уже в годах, в группе риска, и я слышу эту до боли знакомую интонацию, когда он говорит, что в его деревеньке никто носа на улицу не сует, и все перекрыто, все подходы к океану. И я его понимаю, потому что он всю жизнь рулил своей жизнью (он сказал мне однажды: "У меня ощущение, что жизнь мне предложила сыграть в карты, я согласился и выиграл"), а теперь пришла сила, для которой он никто.

Я с уважением отношусь к этой чужой тревоге, хотя бы потому, что мне фартит (пока): у меня в Аугсбурге все (пока) недурно: всего один новый больной за вчера, и один за позавчера, и никто не умер, и вообще в Германии теперь каждый день выздоровевших больше, чем заболевших, и завтра главы земель и бундес-правительство будут думать, что делать с ограничениями. И вообще, будь моя воля, я предложил бы им разрешить работать всем мастерским (начиная с велосипедных), магазинам бытовой техники (моя заказанная еще в марте вэб-камера до меня так и не добралась), маленьким магазинчикам, ресторанным верандам, садовым и строительным магазинам. Ну, при условии социальных дистанций, масок и т.д. Примерно то же обсуждают сегодня и в Австрии (одним глазом кося на резерв свободных коек в интенсивных терапиях числом в 20 тысяч штук). Но, честно говоря, я бы своей воле воли не давал: я еще никогда так часто в жизни не говорил "я не знаю".

Я не знаю, сколько все продлится (автоматизированный любительский прогноз дает Германии успокоение к середине мая, а России, скажем, только к концу июня - но он меняет свои расчеты с быстротой прогноза погоды). Я не знаю, сколько человек в реальности переболеет и сколько уже переболело. Вот, вчера вечером встретил на велопрогулке бегущего навстречу оркестранта из нашего театра. "Ну что, - поприветствовал он меня, оценив шараханье от него на расстояния спасительных двух метров, - ты переболел уже?" - "Да бог с тобою!" - "А я, возможно, переболел. И кашель был, а температура, и грудь ломило". - "У врача был?" - "Неа, я велосипедом лечился!" Ну, так когда у него микроинфаркт случился, он тоже ради полной поправки сел на велосипед. И, если вспоминать, были у меня тут пара дней, когда тоже какая-то легкая боль в груди была. Но мне и разумнее, и проще сказать, что я ничего про это не знаю, как не знаю и по поводу шведской модели, и китайской модели, - кроме последнего анекдота. "Узнав, что есть китайская модель с затратами на жесткий карантин, и шведская модель, когда ничего не надо делать, в России провозгласили китайскую модель, осуществили шведскую, а разницу, как всегда, распилили".

В общем, я правда предпочитаю сейчас смотреть, слушать и ни о чем не судить.

Вот, только что в новостях: в Рюмпеле (это деревушка в 1300 человек между Гамбургом и Любеком) в Пфлегехайме инфицировано больше 70 человек. Я даже не знаю, как перевести "Pflegeheim" - в общем, это место, где живут люди, нуждающиеся в постоянном уходе, не обязательно старики. "Богадельня" звучит неточно и грубо. А теперь представьте, что вы житель Рюмпеля. Ну, давайте, скажите что-нибудь ободряющее про шведскую модель и про то, что если местный пфлегехайм вымрет - как вымирали целые дома престарелых в Италии - то немецкая статистика этого и не заметит.
Subscribe
promo dimagubin март 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments