dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Элегантный снобизм на фоне пожара с поносом

Утренние русские новости заставили вспомнить август 1998: тогда был дефолт с девальвацией, сейчас коронавирус с все с той же девальвацией. А в общем, те же пожар с поносом, когда мазохистски жмешь каждые полчаса на кнопку обновления информации. Я в 1998-м сидел на "Яме", 5-й улице Ямского поля, работал в ВГТРК, комп у меня был заведен ко всем информагентствам мира, и сладостное удовлетворение давала динамика курса кубля, сводившаяся, при экстраполяции в бесконечность, к тому, что скоро всех рублей России не хватит купить один доллар США.

И я сидел и жал кнопочку, пока мой коллега Ушканов не сказал: "Ну, ок. Будет доллар стоить сто рублей - и что?" Он был прав совершенно. Все основные жизнеопределяющие события в наших последующих жизнях оказались никак напрямую не связаны в курсом доллара к рублю.

А еще в августе 1998 было смешно, когда газеты уже начали реально разбирать последствия пожара, а журналы, с их длительным циклом производства, все еще давали советы, как греться у камина.

Я это к тому, что в мартовском номере журнала GQ вышел мой текст из числа советов по грению у камина. Свежих вам устриц - желательно "нулевок" белон - при любом курсе любых валют! И приятного чтения.

ПРО РУССКИЙ СНОБИЗМ

«Сноб» - слово русское с пометками «арх.» и «уст.»: архаичное, устаревшее. Его время – теплые, ламповые, со стразами и пайетками 2000-е: русский гламур. Английское «snob» – оно о другом, у него коннотация отрицательная. По той причине, что за снобизмом, snobbery, всегда стоит уайльдовское: «Мои потребности просты, я довольствуюсь самым лучшим». Уальд, не спорю – выдающаяся дива, дублинский провинциал с подведенными глазами и цветком в бутоньерке, идущий наперекор Лондону. Но глупо считать его эталоном вкуса. «Довольствуюсь самым лучшим» - вообще мысль второго пошиба.

В эти самые 2000-е путешествовал я как-то по Тоскане на олдтаймерах Alpha Romeo. На кабриолетах «Джулии» и «Джульетте». А ночевали мы в загородном отельчике, перестроенном из крестьянских домов XVI, что ли, века. Ну, представьте: старые спортивные машины безо всяких ремней безопасности, дантовские пейзажи, просвечивающие через тосканское sfumato, старые камни… Но однажды, вернувшись в отель, мы застали сцену из басни Лафонтена. Русская дама с подколотыми губами, в туфлях на каблуках (не удивлюсь, если в «лабутенах») с грохотом волокла по каменной дорожке чемодан и орала на спутника, что он не в пятизвездный отель, а в какое-то, блядь, говнище ее привез!

Она была точно ученицей Уальда. Она жаждала лучшего и не соглашалась на компромисс. Допускаю даже, что она сравнивала наш деревенский отель не с турецким all inclusive, а, черт его не знает, с «George V». Проблема была в (не)соответствии месту и времени.

Даже эмигрируя, русские нередко увозят с собой год своего отъезда со всеми его ингредиентами, включая снобизм. В Германии, где я теперь живу, меня преследует один такой: никак не может простить, что я отринул его взгляд – анекдот! - на потребление спаржи. Сезон спаржи в Европе начинается под Пасху, но в дискаунтере у меня под окнами она чуть не круглый год, а я спаржеед, о чем неосторожно на своей стенке в фейсбуке сообщил. И получил от эмигранта отповедь. Он совершенно по-уальдовски, через губу, поучал, что спаржу приличные люди покупают не позднее 24 июня, причем не абы какую, а нижнесаксонскую, и что суфле из спаржи нужно есть только в городе Байерсбронне, в ресторанчике «Лумпа»… А все прочее – стыд и срам и себя не уважать, да-с…

Увы: у меня ко всему этому уайльдовскому «самому лучшему» был иммунитет с конца прошлого века.

Иммунитет мне привили в Париже. Мы с моей женой в компании нашего друга прогуливались по Трокадеро. Друг был баловнем судьбы: умницей, членом совета директоров знаменитой компании, меломаном, обладателем винного погреба и прилагающийся к нему квартиры у Люксембургского сада. И я, увлекшись разговором, чуть не врезался во встречного господина. «Что ж вы, Дима, ноги месье Берже отдавливаете?» - с улыбкой спросил друг, представляя нас с женой неведомому месье Берже и его очкастому спутнику, который, правда, показался мне смутно знаком. Берже и его спутник были милы: им нравились Россия и русские, они поинтересовались, каковы наши планы на день. Я сказал (краснея), что вообще-то хотел бы устриц, но сейчас август, а ведь устриц не едят в месяцы, где нет буквы «р»… к тому же (мне очень хотелось показать, как хорошо я понимаю Францию) правильно запивать устрицы шабли, а я люблю только красные вина (и покраснел от этого признания до состояния мерло).

- Послушайте, - сказал очкарик, - забейте вы на эти глупости! Если хочется устриц – ешьте устриц! И, кстати, я тоже порой запиваю их красным...

С тех пор в моей жизни много чего изменилось. Я и развелся с женой и стал ценить белые вина. Но давний совет мне по-прежнему помогает жить.

А звали моего советчика, как вы правильно догадались, Ив Сен-Лоран.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments