dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Я в роли плюшевого пророка. Премия "Просветитель" и блестящая книга о музыке Ляли Кандауровой

На этой неделе опубликован шорт-лист премии "Просветитель": этой если не Нобелевки, то Букера отечественного нон-фикшн. Хотя "Просветителей" ныне два, для физиков и для лириков, но я еще августе в "Деловом Петербурге", обозревая книгу Ляли Кандауровой про классическую музыку, подхихикивал: "Очень охота посмотреть на жюри, когда оно будет выбирать между историей тайной полиции, книгой о подсчетах рейтингов, томом о становлении и крахе коммунизма – и, вот, сборником эссе о музыке и композиторах".

В итоге вот как выглядит шорт-лист "Просветителя" среди гуманитариев:

  1. Анисимов Е. Держава и топор. Царская власть, политический сыск и русское общество в XVIII веке. — М.: НЛО, 2019. - это та самая книга про историю тайной полиции!

  2. Кандаурова Л. Полчаса музыки. Как понять и полюбить классику. — М.: Альпина Паблишер, 2019. - !!!

  3. Лекманов О., Свердлов М., Симановский И. Биография: Венедикт Ерофеев. Посторонний. — М.: АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2019.

  4. Осокина Е. Алхимия советской индустриализации. Время Торгсина. — М.: НЛО, 2019.

То есть шорт-лист я угадал на 50+%. Я был совершенно уверен, что туда войдет блестящий "Дом правительства" Юрия Слезкина, - а его сняли с соревнований, вручив приз "Неформат". В принципе, его место заняло "Время Торгсина" - тоже блестящий труд, хотя и меньшего масштаба. Что же касается "книги о подсчетах рейтингов" (не вошедшей в шорт-лист - и, положа руку на сердце, справедливо), то это работа социолога Алексея Левинсона из "Левада-центра "Как считают рейтинг". Единственная книга, о которой ничего сказать не могу, ибо не читал, - книга о Ерофееве (лично мне Ерофеев мне не очень интересен, но это лично мне). Но в финале я вангую на победу именно Кандауровой.

Если же кто в перечисленных книгах запутался, то вот мои рецензии на них в "Деловом Петербурге".

Евгений Анисимов. Держава и топор: здесь.
Елена Осокина. Алхимия советской индустриализации. Время Торгсина: здесь.
Юрий Слезкин. Дом правительства: здесь.
Алексей Левада. Как считают рейтинг: ждите, рецензия будет опубликована на следующей неделе.
Ляля Кандаурова. Полчаса музыки. Как понять и полюбить классику: здесь.

Но, поскольку Кандаурова моя любимица и фаворитка, нижедублирую рецензию на ее книжку. И да, не пишите в комментариях, что как же я, говоря о полном отсутствии музыкальной литературы в современной России, "Фермату" Мунипова не упомянул или "До востребования" Бавильского. Но все-таки интервью с композиторами - отдельный жанр. А вот литературы "про то, как музыка устроена" в России вообще нет. Попробуйте, например, назвать хотя бы одну просветительскую книгу про оперу!

С МИРУ ПО НОТКЕ



Книга Ляли Кандауровой вошла в лонг-лист премии «Просветитель»: а я бы сразу поставил в шорт-лист. Уж очень охота посмотреть на жюри, когда оно будет выбирать между историей тайной полиции, книгой о подсчетах рейтингов, томом о становлении и крахе коммунизма – и, вот, сборником эссе о музыке и композиторах.

И, будь моя власть, я бы сделал Кандаурову победительницей.

Ведь она написала книгу для меня: человека, не имеющего музыкального образования, но обожающего классику. А для таких, как я, в России книг просто нет: беда! Любя музыку, с ума сходя в опере или на концерте, ты, конечно, понемногу самообразовываешься. Начинаешь различать темы в увертюре - или, там, морщиться, когда сопрано срывается в верхнем регистре, как гимнастка с бревна. Но дальше – предел. Нужна теория. Рассказы, объяснения: ликбез. Такие рассказы (как что устроено) пишутся для интересующихся биологией, астрономией, генетикой. Но образовательных книг по музыке в России издано ровно три:

1) «Путеводитель по оркестру и его окрестностям» Владимира Зисмана (набор оркестровых баек, после которых начинаешь отличать кларнет от гобоя);
2) «Неполная, но окончательная история классической музыки» Стивена Фрая (набор музыкальных баек от шумеров до Орфа);
3) «Теория музыки для чайников» Майкла Пилхофера и Холли Дей.

Ну, и довеском – словарь «Музыка от А до Я» Эмиля Финкельштейна, рассчитанный на любознательного ребенка в возрасте до 10.

Все. Больше ни-че-го. Пустыня. Ветер гонит сухую верблюжью колючку.Никто не объяснит тебе, как строится полифония (и вообще что это такое), зачем Бах писал «Хорошо темперированный клавир» и с какой стати Шёнберг и Штокхаузен отказались от темперированного строя. И вот тут появляется музыковед, свободы сеятель пустынный Кандаурова, и пустыня превращается в… Как бы объяснить?.. Вот, скажем, все привыкли, что городское озеленение – это клумбочки с бархатцами и петуниями. То есть что классика – это замри и слушай: вот тебе Бах и орган, а вот Шостакович и «Ленинградская» симфония. А Кандаурова показывает, что можно без петуний, что можно под одной обложкой высадить ковыли, бамбуки и какие-нибудь неожиданные бананы, и будет круто.

«30 минут музыки» - книга, которая рассказывает об усложнении и изменении музыки так, как в России никто никогда не рассказывал. Кандаурова начинает не с Баха, и даже не с «венских классиков», а – ба-бам! – с реквиемов. И не с реквиема Моцарта, как начал бы книжку любой музыковед с бархатцами в голове, а с барочного реквиема Окегема. После чего следует прыжок к Биберу: ну да, к фон Биберу: был такой композитор в XVII веке, жил в Зальцбурге. А от Бибера –к Гайдну, но не Йозефу, а Михаэлю, он написал свой реквием за 20 лет до Моцарта, и вы начинаете его слушать, и у вас взрывается мозг, потому что реквием Гайдна относится к реквиему Моцарта, как «Задонщина» к «Слову о полку Игореве». То есть: что-о-о?.. Моцарт списывал у Гайдна целые темы?!. И после этого ты уже спокойно следуешь за Кандауровой, держась ее мыслей, как малыш держит за ручку маму, - во Францию ХХ века, к реквиемам Форе и Дюрюфле, постепенно понимая, что в мире, кроме всех известных имен, есть еще и Хенце, Хиндемит, Пуленк и Сати. Не одними же барокко, классицизмом и романтизмом питаться.

К тому же Кандаурова фантастически вкусно пишет, умея вовремя перейти с музыкального языка на обыденный. «Пассаж, шипучий, как газировка», - это она о шубертовской «Форели». А вот о музыкальных ритмах Мессиана: «Они сбивают с толку нашу слуховую привычку, заменяя паркет, расчерченный на квадраты, тропическими джунглями».

Словом, я от Кандауровой в полном восторге: не иначе, любовь. Проблема у книги только одна: видно, что она написана не с листа, а составлена из того, что имелось. Отсюда пустоты и хромоты структуры – заметные, как ни заметай следы. Скажем, дочитываешь главку «1888» (лукавая идея: рассказать, что делали в 1888-м Брамс, Сати, Брукнер, соединив несоединимое) и думаешь: «Любезная Ляля, а как же Чайковский, который как раз в 1888-м 5-ю симфонию написал? Может, стоит приняться за второй том?»

Жду ответа.
Subscribe

promo dimagubin март 23, 2016 11:38 36
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments