dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

Владимир Путин как индульгенция. День-рожденное

Этот текст я написал ко дню рождения Путина 2 года назад: поэтому там цифры 2017 года, когда ему исполнилось 65. Но они не слишком изменились: прожиточный минимум вырос со 139 до 149 евро, а рейтинг Путина опустился с 85% до 80%. Я пробовал этот текст опубликовать и в России, и на Западе, но неизменно получал отказ. На Западе - потому что то, что я написал про Путина, там написано уже давно. В России - по причине прямо противоположной. Мне очень жаль, что "пустая банка" Путина, о которой я пишу, заполнилась тем, чем она заполнена ныне. Но вина лежит не только на том, чей стикер наклеен на банку. Но и на всех, кто в эту банку накладывал содержимое - то есть на русских людях как таковых. В этом смысле Путин действительно и есть Россия. Очень жаль, что, мечтая о переменах в России к лучшему, приходится мечтать, чтобы этой России не стало.

ПУТИН, КОТОРЫЙ СДЕЛАЛ РОССИЮ СЧАСТЛИВОЙ

7 октября день рождения Владимира Путина. По объему полномочий он, вероятно, самый могущественный глава государства в мире, - он может куда больше, чем Трамп (и больше, чем мог Сталин. Путин может, например, единолично отнять часть территории у соседнего государства, а Сталину в таких случаях приходилось договариваться с Гитлером, а позже с Рузвельтом и Черчиллем). При этом Путин у власти уже дольше, чем был Брежнев. Путин вмешивается в выборные компании других стран, Путин растерял всех союзников в мире, Путин после аннексии Крыма уронил доходы своих подданных вдвое, - но при этом он пользуется невероятной поддержкой: около 85% россиян хотят видеть его своим президентом. Или царем, что сегодня в России одно и то же. В России Путина любят. А вне России Путина боятся. И, кстати, правильно делают.

В 1999 году я получил редкую возможность разбогатеть.

Тогда президент России Борис Ельцин, без конца менявший премьер-министров, назначил очередным главой правительства 46-летнего председателя ФСБ Владимира Путина.

Путин отличался от своих предшественников тем, что не был человеком команды Ельцина. Она был мало кому известным провинциальным чиновником и, вплоть до 45 лет, неудачником.

«Неудачник» - не преувеличение.

Сначала Путин был ничем себя не зарекомендовавшим сотрудником КГБ в Дрездене, - во всяком случае, когда рухнули Стена, КГБ и СССР, из советской тайной полиции ему пришлось уйти. Затем, в эпоху крутых перемен и голода в СССР, он стал заместителем мэра Ленинграда по внешнеэкономическим связям, - но корабль с продовольствием, за который правительство Ленинграда по подписи Путина заплатило авансом миллион долларов, так и не пришел в ленинградский порт. Наконец, на выборах главы Петербурга, руководя штабом мэра Анатолия Собчака, Путин снова потерпел неудачу: Собчак выборы проиграл.

В поисках работы Путин переехал в Москву, устроился на небольшую должность в администрацию Ельцина, курировал даже какое-то рыболовство, - полно тогда было в Москве таких чиновников с ранними залысинами и невыразительной рыбьей внешностью, в пальто больше нужного на два размера…

И вдруг, всего за пару лет, карьера Путина взлетела ракетой. Он стал заместителем главы администрации президента. Затем – председателем ФСБ. Затем – премьер-министром. Да, он по-прежнему был нехаризматичен, его президентский рейтинг в 1999-м – лишь 3%, и политологи смеялись при мысли, что эта «бледная моль» сможет увлечь россиян. В плюсах у Путина было лишь знание немецкого языка и трезвость, что выгодно отличало его от Ельцина, за котором у русских прочно закрепился имидж провинциального алкоголика.

И вот в эту пору японская телекомпания NHK предложила мне гонорар в $100 за каждый неизвестный факт из биографии премьер-министра, которого очевидно готовили в президенты.

Я в ту пору жил в Петербурге (где была тьма бывших одноклассников, однокурсников и сослуживцев Путина), а работал в Москве на государственной телерадиокомпании ВГТРК (где к моим услугам была разработка ФСБ, компьютерная поисковая система «Нота π», в которую в недрах ФСБ загружали отсканированные газеты и журналы со всей России). С этими возможностями я должен был вскоре узнать о Путине больше, чем он сам. Но, увы – в мой карман попало лишь $100.
Путин оказался совершенным человеком без свойств, - больше, чем герой Роберта Музиля. Никто не мог сказать о нем ничего. Ни хорошего, ни плохого. Даже те, кто учился вместе или жил рядом. У меня было ощущение, что я имею дело с пустотой. Единственное, что удалось раскопать – трагическую историю путинской первой страстной дружбы, случившейся с ним на первом курсе юридического факультета Ленинградского университета. Бывают такие пылкие юношеские дружбы, когда хочешь отдать другу все. И вот у Путина в 17 лет появился друг, однокурсник. И Путин подарил ему самое драгоценное, что имел – занятия дзюдо. Он привел друга в спортивную секцию. Они выходили вместе на ковер. А затем, на соревнованиях, друг неудачно приземлился после броска, сломал позвоночник и умер...

Похороны, актовый зал университета. Путин рыдает, не скрывая чувств…

Больше никто никогда не увидит его таким – искренним, слабым, человечным. Дальше всюду и всегда он будет никаким. Даже женится он на своей избраннице Людмиле не потому, что не сможет без нее жить, а потому, что неженатых офицеров КГБ за границу не выпускают…

Ах да! Спустя годы узнаю о нынешнем американском программисте В., жившим с Путиным в одном дворе. Он будет рассказывать - в начале 2000-х, когда ничто еще не предвещало в России поворота к самодержавию и репрессиям, - что драки у них во дворе были яростные, до крови, но вот Путин не дрался никогда. Как-то умудрялся всегда драк избегать.

Может быть, поэтому Путин и начал заниматься дзюдо.

Может быть, поэтому, став властелином седьмой части суши, он, бывший бесцветный подросток, стал использовать лексику и риторику дворовой шпаны, увлеченно повторяя, что «слабых бьют» (и никогда не добавляя, что слабых бьют негодяи).
Человек без свойств, человек-пустота легко может стать человеком-злом, потому что зло легко занимает пустое место. Поздняя античная философия утверждала, что зло есть отсутствие бытия. Русский поэт, нобелевский лауреат Иосиф Бродский ставил между пустотой и злом знак равенства. Однако следует с осторожностью экстраполировать Путина-прошлого на Путина-настоящего. Иначе резню красных кхмеров в Камбодже придется объяснять тем, что их главарь Пол Пота учился в Сорбонне.

Серьезные исследователи авторитарных режимов (например, американец Ричард Пайпс, автор блестящего трехтомника «Русская революция») обращают внимание, что внутреннее устройство России принципиально отличается от западного.
Основа России – вотчинное самодержавие (патримониальная автократия, patrimonial autocracy). То есть политическая система, в которой самодержец, царь, не столько управляет страной, сколько владеет ею. Николай II на вопрос переписи «род занятий?» ответил– «хозяин земли русской». Абсолютная власть есть продолжение абсолютной собственности, а все прочие русские хоть чем-то владеют постольку, поскольку им это позволил царь. И когда богатейший человек России, нефтяной магнат Михаил Ходорковский думал, что ему принадлежат и нефтяная компания ЮКОС, и собственные штаны, - Владимир Путин быстро доказал обратно, отправив Ходорковского в тюрьму. Ходорковский остался и без бизнеса, и без штанов.

В России или в Турции, вообще в близкородственных режимах, власть - это гигантское увеличительное стекло, которое многократно усиливает и увеличивает мании их правителей. А зрителей большой масштаб завораживает: возьмите макросъемку крошечных букашек – или обычные снимки Ким Кардашьян.

Сторонящийся драк, боящийся проявить свою слабость мальчик, троечник в школе, рядовой чиновник во взрослой жизни, дорвавшись до неограниченной власти (к которой, к тому же, его никто не успел подготовить), начинает играть в войну и демонстрировать личную силу просто в порядке гиперкомпенсации. Да, такое в самодержавных странах случается сплошь и рядом. К тому же в таких странах основной способ выживания населения – не борьба за свои права, а оппортунизм, притворство, имитация того, чего от тебя требует начальник.

Но тут возникает другой вопрос.

Почему Путина любят так, как не любили ни Горбачева, ни Ельцина?

Почему в стране, где официальный прожиточный минимум - 139 евро в месяц, где 19,8 миллиона человек (каждый седьмой) зарабатывают меньше прожиточного минимума, а оклад преподавателя Петербургской консерватории 55 евро в месяц, - почему Путина так любят? Почему его поддержка превышает 85%?

Почему, при этом, либеральные правители в России ненавидимы, - хотя именно проведенные ими реформы избавляют от страха войн и дают возможность подразбогатеть?

Вот данные опроса, проведенного в феврале 2017 года крупнейшей русской независимой социологической компанией «Левада-центр», спрашивавшей, при каком правителе в России лучше всего жилось. 32% отвечающих выбрали Путина, 29% Брежнева, 6% Сталина, 2% Горбачева и 1% Ельцина. Ощущение, что в русских генах есть особая ДНК, заставляющая русских любить лишь тех, кто их бьет и держит на коротком поводке.

Однако это не вполне так.

Русские - невероятные оппортунисты. Это, повторюсь, не отсутствие принципов, это способ выживания. Мы, русские – не столько политическая нация, сколько «государевы люди», слуги при царе. Поэтому мы как пластилин. Из нас можно вылепить конфетку, а можно – собачье дерьмо. Но попробуйте раздавить или раздавить дерьмо: только измажетесь!
Правда, следует спросить: зачем и почему Путин вылепил из русских очередное… ну, в общем, отнюдь не конфетку.
Тут нужно перенестись снова в 1999 год, - во времена политического спурта Путина.

Путин в этом время (не смейтесь!) - абсолютный либерал, западник, демократ. Он даже прошел тренинг по программе американского National Democratic Institute for International Affairs. На втором этаже московского Александр-хауса, где располагался его президентской избирательный штаб, я периодически бывал, и поэтому о взглядах Путина знал от людей из его команды. Это было время русского прозападничества и либерализма, и Путина, человека без свойств, оно заполняло, как пустую банку. Его карьера после ухода из КГБ была более чем либеральна. Людмила Нарусова, вдова демократа Анатолия Собчака, рассказывала, что в августе 1991 года, когда коммунисты-реваншисты устроили путч и сместили Горбачева, Путин прервал отпуск, чтобы принять участие в запрещенном митинге против власти. То есть сделал то, за что спустя 20 лет начнет сажать в тюрьмы. А когда Собчака стали преследовать по политическим мотивам, Путин организовал ему бегство из страны – то есть он спасал либерала, рискуя свободой!

Что же случилось с нашим Павлом по пути в Дамаск, что он стал Савлом?

Мое объяснение просто.

Путин в конце 1990-х не хотел власти. Он вовсе не мечтал стать президентом, он хотел всего лишь покоя и финансового благополучия. В ту пору он еще неосторожно делился планами, и люди, знавшие его близко, рассказывали, что его мечтой до переезда в Москву было построить хороший дом, купить немецкую машину и иметь достаточно денег, чтобы не нуждаться в старости.

В одном из его ранних (и тоже еще неосторожных) интервью есть примечательный эпизод: Путин становится главой ФСБ и приходит в штаб-квартиру тайной полиции на Лубянку. Ему говорят: «Владимир Владимирович, вот сейф, вот табельное оружие, вот секретная тетрадь…» И он с тоской думает: «О господи, опять сейф, опять оружие, опять секретная тетрадь…»
Он, повторяю, не хотел власти.

Он хотел денег, сытости, - он был нормальным таким советско-русским бюргером ельцинской поры. И, кстати, надежным товарищем (всегда выполнял данное слово – именно это, как однажды обронил зять Ельцина Валентин Юмашев, и стало причиной, что Ельцин двинул его в президенты: Ельцину нужны были гарантии безопасности ближнего круга). И Путин был не дурак и не алкоголик. И хорошо знал немецкий. И знал, как все в России считали, Европу (на самом деле – лишь советизированную Восточную Германию).

А власть в первые же месяцы дала Путину такой удар, что он закачался.

Вот представьте: первый год президентства. На работе бессонный ад. Тяжелая, бедная страна, где недавно в шесть раз обесценилась национальная валюта. Нужно срочно проводить реформы, принимать либеральные экономические законы, которые в парламенте неизменно блокируют коммунисты. Уменьшать адов подоходный налог (почти 40%) до либеральной плоской школы в 13%, чтобы вывести из тени экономику. И при этом сопротивляться олигархам типа Бориса Березовского, которые любили командовать государством из тени.

В августе 2000 года Путин наконец-то вырывается в отпуск, на Черное море. Он катается на гидроцикле, когда ему сообщают, что на севере случилась авария на атомной субмарине «Курск». Путин спрашивает, необходимо ли его личное присутствие. Его уверяют, что ничего страшного, военные справятся сами. Путин с облегчением продолжает кататься, не сразу понимая, что происходит грандиозная трагедия: на глазах у всей страны на дне моря медленно гибнут 118 человек. По всем телеканалам Путина бьют за отсутствие действий. На всех радиостанциях ругают власть, не способную ни спасти, ни проинформировать. Путин прерывает отпуск и вылетает в Северодвинск. Все это чудовищно несправедливо, - его бьют за то, в чем он не виноват, и требуют того, чего не может сделать никто.

Но на встрече с Путиным бьющиеся в истерике жены и матери подводников успокаиваются. Путин пускает в ход единственное оружие, доступное ему: мастерство вербовки. Из врагов он превращает этих женщин в союзниц…
Повторяю: власть в России устроена так, что представляет собой гигантский усилитель. И былое умение Путина вербовать начинает довлеть надо всем.

Что значит вербовать? Последний председатель КГБ Ленинграда, бывший друг Путина (впоследствии обвинявший Путина в предательстве интересов страны) Виктор Черкесов как-то рассказывал, что такое успешная вербовка. Это не когда в ход идут деньги или шантаж. Это когда говорят: «Сынок, Родина доверяет тебе невероятно важный участок национальных интересов. Кроме тебя, эту брешь не закроет никто». То есть лучшая вербовка – она за идею, и мастерство в том, чтобы за великую идею уметь выдать даже тухлое яйцо.

Так вот, Путин оказался великим мастером тухлых яиц. Сила власти в авторитарных режимах часто открывает в самодержце те свойства, о которых он сам не подозревал. (Сталин, например, оказался неплохим военным стратегом).
Главным же талантом Путина оказалось умение безошибочно находить в каждом человеке его тщательно скрываемую слабость. Это как если бы дантист находил в каждом зубе потенциальный кариес, но не лечил, а взращивал болезнь, поскольку больной человек будет делать то, что нужно врачу. Путин оказался мастером превращения здоровых людей в больных.

Тем, кто был тайно властолюбив, он давал власть. Тем, кто любил деньги – возможность набить карман. На тех, кто грешил, он собирал досье с описью грехов. Он оказался мастером очень тонких игровых комбинаций!

Нынешнего главного пропутинского телевизионного пропагандиста зовут Дмитрий Киселев. Это Киселев самодовольно сообщал русскому зрителю, что Россия способна превратить Америку в «атомный пепел». Это Киселев призывал зарывать в землю или сжигать сердца геев.

Я знаком с Киселевым почти 30 лет. Он свободно владеет 4 или 5 языками, он был женат на обаятельнейшей, умнейшей англичанке-демократке Келли Ричдейл, он много жил и работал в Европе, и первые лет 20 нашего знакомства я знал его как абсолютного западника и либерала. В его доме в Болшево под Москвой нередко бывали открытые геи, и он называл их своими друзьями. Он очень иронично и очень критично относился к тому, что происходило в России. И, самое главное, он был образцом мужского и профессионального благородства и несгибаемости. Совершенный рыцарь! Когда на журналисткой учебе, которую он вел в 1999 году, его спросили, что делать, если начальство заставляет тебя врать, - он ответил предельно жестко: «Либо увольняться, либо покупать веревку и мыло».
Проблема в 2000-х у Киселева была только одна. Некогда сверхпопулярный, он год от года терял прежний рейтинг. Его еженедельную программу почти никто не смотрел. Мои студенты на факультете журналистике спрашивали: «Кто это?». А Киселев без телеэфира, без телеэкрана, без поклонников не мог жить. И тут у него случилось знакомство с Путиным, после которого Киселев переменился. Потому что Путин нашел кариес Киселева. И Киселев изменил риторику на 180 градусов. Он стал публично издеваться надо всем, чему прежде поклонялся. А поскольку он знал Европу не понаслышке, то стал бить начал по Европе изощренно, как жена может бить по бывшему мужу. В результате сделки с дьяволом Киселев получил прозвище «русского Геббельса», но – дьявол потирал руки! – рейтинг Киселева вырос до небес.

Почти то же самое Путин проделал с другим либералом, поклонником американских технологий, автором фразы «свобода лучше, чем несвобода» премьер-министром Дмитрием Медведевым, числившегося с 2008 по 2012 год президентом России. После того, как в 2011 году Путин с Медведевым публично признались, что распределили свои роли закулисно, и теперь отыгрывают назад, к Медведеву среди дипломатов прилепилось прозвище «болонка Путина», а в интернете – хэштег #жалкий. Медведев давно помалкивает про свободу и служит при Путине чем-то вроде шута при короле (над Медведевым в России можно публично смеяться безо всяких последствий: это громооотвод от Путина, который на фоне Медведева выглядит брутальным мачо).

После возвращения в 2012 году Путина в официальные президенты стало очевидно, что под вербовку попали еще два важных объекта: русские в целом и сам отдельно взятый Путин, Путин 2.0, издевающийся и уничтожающий любые европейские ценности в России. Те же, кто вербовке не поддавались, стали из страны уезжать. Журналисты, экономисты, политики.

Несколько лет назад из России эмигрировал популярнейший писатель Борис Акунин, грустно сказав, что в России ему противно жить (это очень напоминало отъезд из Турции Орхана Памука). Уезжая, Акунин публично задал вопрос: «А остались ли в Кремле порядочные люди? Пусть других, неблизких нам взглядов, но – лично порядочные и благородные?». В ответ никто не смог привести ни одной фамилии. Из Павлов в Савлы проделали путь не только Киселев и Медведев. Возьмите прежде интеллигентного, интеллектуального российского министра иностранных дел Лаврова. Сейчас он ведет себя как хам, - и, похоже, давно перестал по этому поводу комплексовать.

А история самого Путина все больше напоминает грустную историю старшеклассницы, которая мечтала о любви, но столкнулась с мерзостью. И теперь, чтобы самоутвердиться, убеждает подруг, что никакой любви и не бывает, и что «любовь» есть прикрытие мерзости для дур, - и подталкивает своих подруг именно к мерзостям. И радуется, если мерзости и правда случаются: что, вот и ты теперь? И ты? И ты? – ну да, а иначе и не бывает, я же вам говорила!
Грубо говоря, Путин не верит, что в людях и в мире живет добро. Он абсолютно убежден, что человек и мир состоят из дерьма. И на это ему нечего возразить, - потому что когда он верил в добро или в демократию, все над ним издевались. А когда он стал адептом зла, русский народ признал его величайшим правителем России, а глава его собственной администрации даже заявил публично, что Путин и Россия – это одно и то же: «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России».

При Путине 2.0 слова «либерал», «либерализм» стали ругательствами. Появился даже неологизм «либераст» (помесь «либерала» и «педераста», потому гомосексуалы в сегодняшней России занимают то место, какую занимали евреи при Брежневе: официально их не преследуют, но в реальности травят).

Адепты Путина пытается его выставить защитником «традиционных ценностей» и «консерватором», но это не так.
Разница между либералами и консерваторами в том, что либералы полагают, что человек способен меняться к лучшему без внешнего принуждения, а консерваторы – что человеку для перемен к лучшему нужно принуждение.

Путин же не верит в лучшее, в ангелов наших душ, - вообще! Вот почему Путин чрезвычано опасен.

Он опасен не тем, что развяжет Третью мировую, - он прекрасно понимает, что тут ему и его образу жизни конец (в кортежах Путина, ради которых полностью перекрывают движение, насчитывается до 92 машин, - ощущение, что его перевозят по частям).

Путин опасен тем, что меряет по своей мерке все страны, весь мир. Он хочет, чтобы кариес был у всех. Он считает, что весь мир, включая Запад, устроен на внутренних тайных сговорах. А демократия, либерализм – это бла-бла-бла для дураков. Он уверен, что никаких независимых судов, свободы прессы не существует, - ровно по той же причине, по какой не существует «любви». Он убежден, что «любовь» придумана для дур, чтобы они быстрее раздвигали ноги. И он считает, что мир должен раздвигать ноги перед ним. Он обижен на лидеров Запада именно потому, что считает, что они делят мир где-нибудь в сауне, наедине, а его не пускают, хотя власти у него куда больше, чем у них всех, вместе взятых. Вот почему он обращает в свою циничную веру на Западе всех, кого только может (потому что демоны, - они живут во всех нас, и кариес потенциально не щадит ни один зуб!). События на востоке Украины – это местный кариес, который ему удалось превратить в гнойную флегмону.

Путин нескрываемо ненавидит тех, кто вербовке не поддается.

Вот почему он не может скрыть злобы к Меркель, - и вот почему он сделал все, чтобы в Америке победил показавшийся ему похожим на него Трамп.

Путину надо, чтобы плохими были все, и чтобы плохо было у всех, - и вот этим он чрезвычайно опасен для мира.

Плохим вообще быть проще, чем хорошим: ведь для того, чтобы улучшить себя, необходимо прикладывать усилия, в то время как для развития кариеса никаких усилий прилагать не надо.

Подчинив себе все крупные телеканалы, в России Путин занимается тем, что публично раздает индульгенции выдает людям индульгенции на худшее. Он развратил народ тем, что позволил гордиться тем, чего следовало стыдиться, - и позволил издеваться над тем, чем следовало гордиться.

В этом его колоссальное отличие и от косноязычного, путающегося в смыслах Горбачева, и от действительно склонного к алкоголю Ельцина. Но и Горбачев, и Ельцин играли «на повышение», как бы говоря: да, теперь каждый сам отвечает за свою судьбу, да, мы пока еще отсталая страна, и нужно многому надо учиться у Запада. А Путин говорит: на Западе гниль, и разврат, и конец света, а мы – народ-богоносец, у нас вечные ценности, мы их лучше просто потому, что мы русские, а мешают нам только враги!

И Россия, мучительно искавшая свой путь после краха коммунизма, при Путине стала наконец-то счастлива.
Расчеловечивание – болезнь, опасная именно этой вот эйфорией, ощущением собственного величия и вседозволенности.
Так что, если вы или ваши политики склонны к кариесу, – берегитесь!
Tags: #жалкий
Subscribe
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →