dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

Снова книжки: о последнем томе "Истории российского государства" Акунина

Давно нужно было запостить - моя рецензия в "Деловом Петербурге" вышла еще в начале февраля - но я попросту забыл это сделать. Исправляюсь.



Неутраченные аллюзии

Начиная с ноября 2013-го, раз в год, как с беззабастовочного конвейера, в магазины поступает очередной том «Истории российского государства». Тома все крупноформатные, прекрасно изданные, пухлые: начиная читать в старом году, завершаешь в новом, используя бой курантов как закладку.

Тогда, в предкрымском 2013-м, писатель Акунин был впервые удостоен звания либераста из пятой колонны, и сразу по выходе книги на ней был опробован новый механизм публичной травли. Суть в том, что в интернет вбегала стая троллей с безбожно перевранными цитатами. Тролли ставили целью убедить, что «История» - русофобский пасквиль. Заинтригованные, следом в игру вступили все, кто умел читать, включая профессиональных историков. Историки с обидой находили, что на их поляну вторгся чужак: здесь пропустил, тут дал маху, - и досаду выплескивали в публичное поле. Акунин оказывался со всех сторон нехорош.

Страсти с тех пор улеглись, да и Акунин теперь живет не в России, а отсутствие реакции со стороны жертвы сильно расхолаживает собравшуюся на лобном месте толпу. И поскольку каждый том «Истории» построен по единой схеме (вот вам даты и события, а вот портреты правителей и причастных к власти, а вот замечания и обобщения), то и ощущения от «новых Акуниных» схожи.

К неожиданным огорчениям (или удивлениям, или, наоборот, достоинствам: я до сих пор не могу разобраться) следует отнести то, что Акунин в «Истории» оказался не слишком ярким портретистом. Портреты даже самых знаменитых сатрапов – Ивана Грозного, Петра – прописаны отнюдь не кистью Репина (или хотя бы Лансере). Это, скорее, карандашные зарисовки доктора: вот так выглядит пациент, а вот его ущемленная грыжа, а вот картина вскрытия. После чего Иваны и Петры перестают быть великанами: априорно навязанного величия в них уменьшается.

А самой большой радостью при чтении для меня являются нередко брошенные вскользь акунинские замечания и обобщения. Например, что все «птенцы гнезда Петрова» обладали «неуемной прожорливостью, хищными клювами и стальными когтями».

То же и с нынешним томом про эпоху женщин на троне. Все описания баталий, битв и войн – вообще все, что требует перечисления, как учебнике – и дано с интонацией учебника. В портретах императриц по-прежнему мало размаха – никакого сравнения, например, с той чувственной силой, с какой выписал вообще никакую (как нам в школе внушали) Анну Иоанновну петербургский историк Евгений Анисимов в томе ЖЗЛ. То же и с Елизаветой, и с Екатериной Великой: перед нами зарисовки патологоанатома. И невольно начинаешь думать, откуда у Екатерины титул «великой», если она не добилась ни одной из поставленных целей в радении на «благо народа и справедливости» – «гора родила мышь»... В общем, акунинские неотфотошопленные цари производят впечатление и сильное, и странное, заставляя особо чувствительных кричать о русофобии. Хотя историк Анисимов, думаю, не закричит: на него Акунин ссылается уважительно и чуть ли не постранично.

Ну, а наибольшую ценность шестого тома, на мой вкус, снова представляют концептуальные замечания и обобщения. Например, что если страна устроена как военная империя, то она будет воевать и расширяться, даже если правитель мечтает о вечном мире. И что монарх удерживает на троне, лишь покуда его причуды не мешают идеям империи. И что русской особенностью является существование двух полиций, из которых одна защищает граждан, а другая, тайная, – государство от граждан. И что особенность русской тайной полиции не в не эффективности работы (ни один из дворцовых переворотов XVIII века она не предотвратила), а в поддержании авторитета власти через нагнетание страха.

Одного этого хватит обвинить Акунина в навязываемых параллелях с сегодняшним днем. Но это как Бродского обвинять в том же самом из-за строчки "Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря".
Tags: Акунин, история, книга
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments