dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

Призывная армия как крепостное право и 23 февраля как день мужчин

Этот текст был опубликован в "Деловом Петербурге" - и, разумеется, я получил в ответ тьму всего, начиная от "вы что ж, предлагаете армию распустить?!" до "а вот в Швейцарии тоже призыв на службу". Спорить неохота: те уроки биологии, на которых говорилось о конвергенции (сходности внешних форм при внутренней разности: так похожи пальмы и юкки, хотя первые относятся к арековым, а вторые суккуленты), эти ребята пропустили. И, разумеется, в мою сторону летит - "а сам ты служил?!"

Увы, я провел 43, что ли, почти бессмысленных дня на военных студенческих сборах. Мы там отстояли около 18 нарядов вне очереди с Андрюшей Мартыновым (будущим основателем "Интерфакса") и Петей Холобаевым и Максом Ковальским (будущими главредами журналов "Ъ"). Спали в палатках в холоде на сырых матрасах, и у меня с тех пор болит спина. Таскали песок для ремонта в носильках, сделанных из снарядных ящиков: по 400 кг на двоих (и, возможно, спина болит поэтому). Срали орлами в дырки в досках: перегородок с сортире никаких не было, и жопа Димы Рагозина (будущего вице-премьера) белела рядом с моей. Изучали устройство агитационной ракеты "Луна-1", набитой листовками, и агитационной херни по имени "Декоратор": 1000-ваттного усилка на базе БТР, идеального для дискотеки на селе. Несколько человек из уже служивших двинули в самовол, их поймали и сдали на гарнизонную гауптвахту, откуда они вернулись с такими страшными потухшими лицами, с каким, наверно, выходили полумертвецы из Аушвица. Парня по имени Дурасов, верующего старообрядца, который не курил, не матерился и всегда тихо улыбался, наши отцы-командиры (думаю, ныне глубоко, мать их, православные) за отказ снимать крестик приговорили к отчислению из университета. В целом, это был полноценный стэнфордский эксперимент (лекцию о котором я читаю в Питере 5 марта) - я видел, как люди в 5 минут ломались либо безо всякой ломки превращались в говно. Как один мальчик с румяными щечками, будучи произведен в комвзвода, тут же начинал чморить и унижать своих однокурсников. Как комроты Дащинский (или Дощинский?) с истфака из примерного студента превращался в образцового стукача и садиста. Как полканы из соседней воинской части приезжали воровать тушенку ящиками. Так что ебал я в рот вашу армию, джентльмены, - и ебал вашенские поздравления с днем защитника отечества. 23 февраля если и отмечать, то только как день мужчин, вне различий по кастам: и сверхсрочников, и ботаников, и путинцев, и диссидентов, и бабников, и гомосексуалов. То есть точно так же, как отмечается 8 марта.

А безгневный, милый, интеллигентный, академический текст из "ДП" перепечатываю: вот он.

КТО МНЕ СЛУЖИЛ, ТОТ НЕ МУЖИК

Чем ближе 23 февраля, тем слышнее голос русского мужичка во время корпоративного застолья: «Кто не служил, тот не мужик!»

У мужичка физиономия силикатным кирпичиком, у мужичка пуд лишнего веса, у мужичка цвет лица, как у заветренного салата с майонезом – и, разумеется, служба в армии в анамнезе. Как сказал нобелевский лауреат Андре Жид, хотя и по другому поводу – «чем может утешиться человек в своем падении, как не тем, что заставило пасть?»

И таких падших в России полно, и я призываю к ним милость ко всем, от безымянных до именитых, включая главу питерского ЗАКСа, настоящего полковника Макарова, любящего на публике рубануть шашкой по избежавшим армии гражданским. Цитирую: «Как можно бояться армии, как можно отказаться выполнять свой воинский долг, разве это достойно настоящего мужчины? Как будут девушки относиться к таким?!»

Угу. Кто кайлом не махал, красоты не видал, - знаем, слыхали.

Обращу, однако, внимание, на два обстоятельства, обычно заслоняемой приведенной выше формулой.

Первое – что в наше время за идеей о военной службе как о непременном этапе в жизни мужчины стоит серьезная деградация представлений о мужском достоинстве. Ведь за армейской службой признаются не хоть какие-то смысл или цель, а исключительно образ жизни. Это явление хорошо описано немецким филологом Виктором Клемперером в его знаменитой книге «L.T.I.». Клемперер замечает, что бывают времена, когда из понятия «герой» исчезает содержание добра и пользы, а остается лишь физическая способность набить морду, что делает героя неотличимым от шпаны. Точно так же и российская армия оказывается сегодня местом, где нужно терпеть лишения, бегать кроссы, жить в скверных условиях в разрыве с близкими, - но совершенно непонятно, ради чего.

Не ради же защиты родины, верно?

Кто родине сейчас угрожает? Финляндия? Польша? Монголия? Изо всех соседей опасения вызывает разве Китай, опасный ровно тем, чем опасна любая автократия – непредсказуемостью и зависимостью от безумия вождя. Но в России не собрать армии такого размера, чтобы Китаю всерьез противостоять, и любые настоящие полковники (включая Макарова и Скалозуба) это подтвердит. К тому же для жесткого отражения угроз России армия вообще не нужна. Достаточно взорвать запасы ядерного оружия – et voila, мы вознесемся в рай, а все остальные просто сдохнут. Или наоборот, - разницы никакой.

И тут необходимо перейти к второму пункту: а почему вообще в России призыв в армию дожил до наших дней?

Боюсь, тут единственный ответ. Сегодняшняя призывная армия – это рудимент крепостного права. При крепостничестве тоже были государственные крестьяне. И тоже был обязательный призыв на службу. Сроки, правда, были длиннее, ну так и призывали не всех подряд, а лишь каждого десятого.

Эта мысль – о дожившем до наших дней военном крепостном праве – достаточна естественна для тех, кто занимается русской историей. Об этом писал Ричард Пайпс. Об этом пишет в «Истории российского государства» Бориса Акунина. От армии косят, от армии бегут, от армии откупаются именно потому, что не может в XXI веке человек желать лезть в крепостное ярмо. А ярмо российское государство сохраняет прямо с противоположной целью: чтобы на дембель мужчина уходил покорным государству и государю, какими бы мерзкими и отвратительными ни были их дела. И возможно, именно из-за отсутствия армейского опыта женщины в России куда свободнее и бесстрашнее мужчин.

Пока борьба с рабством в России идет в индивидуальном порядке (массовым откосом от призыва), но при очередной смене власти армейское рабство придется отменять законодательно. А пока, по-моему, 23 февраля разумно праздновать не как армейский и военно-морской, а как мужской день, комплементарный 8 марта.

И поскольку именно это повсеместно и происходит, - мы не безнадежны.
Subscribe
promo dimagubin март 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →