dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

Мой абсолютно точный прогноз на 2019 год и далее

Текст только что опубликован на "Росбалте". Там в комментариях споры по пустякам, но подчеркну главное: в России "история масс" не имеет никакого значения.

Абсолютно точный прогноз на 2019-й и далее

Будущее России предсказывать на редкость просто, - если отказаться от взгляда на сегодняшний день, согласно которому этот день великолепен, а день грядущий будет даже лучше, чем может себе представить самое пылкое воображение.

В своем прогнозе я исхожу из более реалистической оценки, что Россия – одна из многочисленных стран с автократическим правлением, в которых крайне слабы формальные горизонтальные общественные связи, а потому будущее зависит не от общества, а от воли и недовольств политической элиты. То есть от самоощущения богатейших людей страны, которые либо встроены в систему власти, либо хорошо знают, как она работает.

Иными словами, когда в России действительно назревают перемены, то в момент смены правителя эти перемены совершаются «сверху», а не «снизу», - за редчайшим исключением вроде большевистского переворота 1917 года. Воля же народа ни к каким преобразованиям не приводит, - чему забавной иллюстрацией являются русские кварталы за границей, где живут избавившиеся от русской власти эмигранты. Эта Россия вне России всегда настолько убога, архаична и провинциальна, что метрополия на ее фоне даже при всех своих гнусностях выглядит прогрессистом.

В общем, если кто-то хочет предсказать будущее России, ему следует забыть о том, чего хочет, чего боится и на что надеется простой человек. Принимать в расчет нужно только то, чего хочет и чего боится властный класс.
Давайте взглянем с этой точки зрения на все переломные точки в новейшей истории нашей страны.

Вопрос: чего больше всего боялся и о чем больше всего мечтал властный класс при Сталине? Правильно: об избавлении от страха репрессий. Поэтому после смерти Сталина реформы вылились в ограничение власти НКВД-МГБ-КГБ, в реабилитацию жертв ГУЛАГа и к осуждению культа личности. Эти преобразования своей цели достигли, чему доказательством судьба Хрущева. Свергнутый, он не сгинул на Лубянке или лесоповале, а спокойно дожил век на госдаче.

Следующий вопрос:а чего больше всего боялась советская элита при Хрущеве? Это тоже известно: хрущевской дикости в сочетании с непредсказуемостью, личного своеволия, когда лидер страны то насильственно внедрял кукурузу, то стучал ботинком в ООН, обещая всем показать кузькину мать. Этот недостаток был исправлен, когда после свержения Хрущева единоличное правление было заменено коллегиальным, и важнейшие решения стало принимать Политбюро.

Нам понятно также, чем была недовольна элита при Брежневе: бедностью, убогостью жизнью, невозможностью ни в каком распределителе получить то, чем обладал успешный западный человек: модную одежду, мощную машину, лыжи в Альпах, пляж на Багамах, устрицы на ужин. И вскоре после Брежнева система стала меняться, новым курсом взяв: богатей! Приватизируй!

Аналогично страна менялась и дальше: Ельцин компенсировал нерешительность Горбачева, Путин ликвидировал власть бандитов и восстановил силу государства.

Однако сегодня всем, кроме самого Путина, понятно, что страна снова в застое, что ФСБ защищает частные финансовые интересы, что люди сползают в бедность. Что же касается элиты (чаяния населения, повторюсь, нас в данном случае интересовать не должны, даже если совпадают с нашими собственными), то российскую элиту сегодня невероятно беспокоят две вещи.

1) Ее права собственности по-прежнему шатки: частный бизнес может отобрать любой кремлевский тяжеловес, причем лояльность Кремлю охранной грамотой служить перестала. Лояльного министра экономики Улюкаева в прошлом году посадили на 8 лет, когда, как некоторые полагают, он стал неугоден главе «Роснефти», путинскому фавориту Сечину. Это существенное усиление репрессий по сравнению с 2014-м, когда был арестован еще один кремлевский лоялист, глава АФК «Система» Евтушенков, который тогда отделался 4 месяцами домашнего ареста плюс частью бизнеса, на который, говорят, с интересом посматривала та же «Роснефть».

2) После Крыма российская элита из уважаемых на Западе людей превратилась в токсичных. Представьте: вы образцовый российский миллиардер. Отношения с Кремлем прекрасные; бизнес у вас в Сибири; семья, недвижимость и счета в Лондоне. Но после Крыма, допингового скандала, закрытия американских и британских консульств, применения в Солсбери боевых отравляющих веществ, после войны на Украине, после превращение всего мира во врагов в России – вы становитесь на Западе нерукопожатны. И не можете теперь въехать в Англию вообще, - как не может теперь Абрамович. И не факт, что сохраните за границей недвижимость и счета. И все это – в результате поведения одного-единственного человека, который решил поиграть в войнушку, в объединителя русских земель и в претендента на мировой Ordnung. Он(о) вам надо?

Вот эти две проблемы после ухода Путина элита и будет решать.

Первым делом будет реорганизовано ФСБ: там последуют сокращения штата и бюджета, частичное рассекречивание, - хотя полностью тайная полиция не исчезнет. Она вещь хорошая, в хозяйстве (элитном) пригодится.

Масштабные преобразования ждут и суды: тут не исключена полная люстрация с запретами на профессию. Создание института независимого суда – это тот компромисс, на который в элите охотно пойдут все, кроме, разве что, главы «Роснефти», которого встреча с судебной системой, боюсь, еще ждет.

Третье – отношения с Западом изменятся на прямо противоположные. Закрытые американские и британские консульства откроются, в Россию вернется Британский Совет, для граждан Евросоюза, США, Канады и Австралии отменят визы, а на политических трупах Сергея Лаврова и Марии Захаровой не станцует стэп только ленивый. Разумеется, начнутся долгие переговоры о новом статусе Крыма, который удовлетворил бы и Россию, и Запад (куда в данном случае можно включить Украину), и крымчан.

Четвертое, и самое главное – будет предпринята мощнейшая попытка ликвидировать в России единоличное правление. Скорее всего, нас ждет переход к парламентской республике. Слишком опасно иметь во главе державы с ядерным оружием человека, способного узурпировать власть, и у которого давным-давно обрублены все обратные связи с реальным миром, кроме тех, которые подгоняет под его желания команда услужливых льстецов.

Вот эти четыре перемены нас в будущем и ждут.

Все прочее – рост благосостояния, экономический подъем, сокращение госаппарата, реформа медицины и образования, свобода слова и культурного высказывания, вообще модернизация и обновление страны, - если и случатся, то лишь как побочный эффект. Эти вещи вне интересов, страхов и проблем элиты, которая и лечится, и учится не там, где все остальные.

Ну, а что касается самого щекотливого вопроса – когда же это произойдет?! – то он не имеет никакого смысла. Те, кто с унынием говорят, что нынешний царь доживет до 100 лет, забывают, что Хрущев лишился трона в 70 лет с издевательской формулировкой «по состоянию здоровья». Или не знают, что долгие годы жизни открывают дорогу новым болезням, с которыми медицине не совладать, начиная с болезни Альцгеймера (от нее, кстати, умер Рейган). Но я даю гарантию в 101%, что Путина однажды не станет. Это может случиться и через 20 лет (тогда в застое проведет жизнь еще одно поколение), а может и прямо сейчас, когда вы читаете этот текст.

Я же ведь не знаю, когда, в какой день и в каком году вы его читаете.
Subscribe
promo dimagubin март 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 135 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →