dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

Отчет о проделанной работе: книги, фильмы, театр. Начнем с книг и с сенатора Клишаса

Для отчета-2018 мне придется прибегнуть к всеобщему эквиваленту, каковым для меня являются штуки (и не баксов). За год я прочитал 61 штуку книг, посмотрел или пересмотрел 22 фильма, а также 26 театральных постановкок, включая оперу и балет.

Начну с книг. К "художке" я отношусь не в полной мере любви. В постиндустриальном мире худлит перестал выполнять две прежних важнейных функции: служить системой распознавания "свой-чужой" и быть хранителем знаний. Возьмем какой-нибудь простой пример - скажем, сенатора Клишаса, выпускника философского факультета, на днях разоблаченного Алексеем Навальным как держателя безумных поместий, земель, квартир, машин и часов.

Вот скажите: мог ли выпускник филфака, пусть и провинциального, не читать Пелевина? Полагаю, не мог. То есть читал сенатор Клишас и Generation П, и Empire V, и читал в "Пи" размышление Татарского, что "где-то начиная с пятисотого или, пожалуй, даже с триста восьмидесятого турбодизеля <у "мерседеса" - Д.Г.> ... сам становишься таким говном, что ничего вокруг тебя уже не испачкает. То есть говном, конечно, становишься не потому, что покупаешь шестисотый "мерседес". Наоборот. Возможность купить шестисотый "мерседес" появляется именно потому, что становишься говном".

А также не мог не знать сенатор Клишас упоительой фразы из "Ви": "
какие бы слова ни произносились на политической сцене, сам факт появления человека на этой сцене доказывает, что перед нами блядь и провокатор. Потому что если бы этот человек не был блядью и провокатором, его бы никто на политическую сцену не пропустил — там три кольца оцепления с пулемётами. Элементарно, Ватсон: если девушка сосёт хуй в публичном доме, из этого с высокой степенью вероятности следует, что перед нами проститутка".

Но когда Алексей Навальный обратил наше внимание на очевидное: что сенатор Клишас произносит слова на политической сцене в сиянии даже не "шестисотых" "мерседесов", а каких-то уже шестимиллионных, - начитанный сенатор Клишас не промолчал, а, как лошара серебристый, возопил, что да!!! - одних турбийонов у него 32 штуки, но все заработаные!!! То есть сенатор Клишас в рамках пелевинской парадигмы во всеуслышанье проорал, что он честная блядь, говно и провокатор.

Ну, и, скажите - на хрена было читать Пелевина?!. Лучше уж - комментарии к уголовному кодексу!

В общем, из 61 книги "художки" мной в этом году было прочитано 13 штук. Включая и новый роман Пелевина (Пелевин раз в год пишет, и я его обязательно читаю) "Тайные виды на гору Фудзи". Там Пелевин в очередной раз втиснул немудреную концепцию мира как субъективной идеи в актуалочку за окном. На этот раз у Пелевина фигурируют стартапы, феминизм плюс немножечко Индии (чувствуется, что на довольно второсортной индийской вилле автор недавно проживал). Больше мне про Пелевина сказать нечего. Я все его романы провожу в гроссбухе по графе: "Нестыдно и почитать, если нет лучшего".

По этой же графе у меня проходит и свежй Владимира Сорокина - сборник "Белый квадрат" и роман "Манарага".У Сорокина, как и у Пелевина, осовременивание (в "Манараге" в эпоху электронных книг шеф-повара жарят грили на инкунабулах, что вменяется им в криминал), и пелевинская же необязательность (а точнее, отсутствие) эндшпиля. И "Фудзи", и "Манарага" кончаются тогда, когда кончаются, потому что кончились терпение либо у писателя, либо у издателя. Это как фильмы Феллини - набор блистательных эпизодов, но начать можно с любого, и закончить любым, и выбросить любой. Но завораживает, конечно

По той же графе - новый роман Гузели Яхиной "Дети мои". Он много скучнее "Зулейха открывает глаза", потому что "Зулейха" была кинороманом, киносценарием, а "Дети" - это фреска о немцах в Поволжье. Пейзаж величав, но скуден, действий мало, повороты угадываются легко, описания тоскливы и лишены тех точнейших замечаний-уколов, ради которых я читаю, например, Диму Быкова. Издалека долго течет река Волга. И течет, и течет и течет и течет и течет и течет... Справедливости ради: все сцены со Сталиным у Яхиной - блестящи. Особенно сцена "Сталин и карп". Вот их можно читать. Сталин кормит карпов, любуясь самой агрессивной рыбой, которую тут же велит отловить и зажарить, но аппетита нет, и он велит упаковать и везет на берег моря, где карпа, а потом и на Сталина набрасываются собаки, но пацанчик из охраны собачьего вожака стреляет, после чего Сталин велит наказать стрелявшего за то, что тот мог попасть в вождя... Вот вам и логика репрессий.

И по той же графе - прочитанный мной, наконец, "Снег" нобелевца Орхана Памука ("Стамбул" которого я очень люблю и ценю). Главное достоинство "Снега", этого памфлето политико гроссо, - понимание, что Турция дико похожа на Россию, а Россия практически неотличима от Турции. Но это я знаю и без Памука.

Куда ниже по шкале значимости я расположу "Поколение Х" Дэвида Коупленда, все валявшийся-валявшийся, да дождавшийся своего часа роман. Это книга ни о чем, ни зачем, никак - и никакого поколения там, увы, не получилось, хотя первые страницы завораживают. Это очерк из областной газеты, зачем-то раздутый в романный лонгрид.

Туда же, в область ниже нуля - и Пазолини с его "Шпаной", тоже валявшегося-валявшегося. Пазолини - смотреть, но никак не читать!

А их хорошего худлита у меня в этом году было два автора. Во-первых, неизвестный мистификатор из Нидерландов, написавший "Записки Хендрика Груна из амстердамской богадельни" (моя подробная реценция - здесь) плюс современный немецкий писатель Даниэль Кельман, которого я, к стыду своему, не знал, но которого присоветовал мне крупнейший агент русской литературы в Германии Томас Видлинг (мое интервью с Видлингом по поводу русских писателей на Западе - здесь). У Кельмана совершенно блестящи и "Измеряя мир", и "Время Малера", чуть слабее "Я и Каминский", еще слабее "Предел", но хороши все рассказы. Вот Кельмана смело рекомендую.

Бывают такие моменты: я маленький, горло в ангине, за окнами падает снег, и папа поет мне: "Как ныне сбирается вещий Олег..." Ну, Пушкина не Пушкина, а вот избранного Акунина или Кельмана читать в такие дни бывает крайне целительно... Ну, или перечитывать Довлатова, которого я, готовясь к летним своим экскурсиям по улице Рубинштейна, много читал: Довлатов первым сделал органичным в советском интерьере абсолютно американского героя, Холдена Колфилда или лейтенанта Генри, то есть неудачника, который позволяет унижать себя, но никогда не унижает других ... Дима Быков, ненавидящий Довлатова, полагающий, что Довлатова так любит людье путинской эпохи, что герой Довлатова амбивалентен к добру и злу, - Дима упускает из виду эту важную деталь...

И здесь остановлюсь. Завтра попробую начать писать про читаный мной в этом году нон-фикшн.
Tags: Кельман, Пелевин, Сорокин, Яхина, книги, нон-фикшн
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments