dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Пролетая над

 Париж - не молодой город.
Он ласково смотрит на гарцующих молодых лошадок, как отец смотрит на любимую дочку, но все же это взгляд взрослого человека, вполне себе со сложившимися привычками, чьи удовольствия (с прилагающейся к удовольствиям ценой) пересмотру не подлежат.
Внутренний возраст Парижа, в пересчете на человеческий - лет 50, и это один из самых пожилых городов мира. Он куда старше Лондона, Рима и, тем более, примерно 30-летней Москвы.
В дворце Crillon, куда мы с Тимой переехали после, увы, вконец обветшавшей Lutetia и после, пожалуй, лучшего отеля мира George V, двери навешены на такие же петли, как у моей тещи в дореволюционной квартирке в Петербурге у Сытного рынка, а в туалетной комнате дико холодно по ночам, потому что вместо одной стены - от пола до потолка, окно, и видно, что его переплет крашен давно и с нахлестом на рифленое непрозначное стекло, поскольку тогда, когда его красили, малярная лента не существовала, - а отопления в туалете нет.
У нас здесь длинный узкий номер, и из гостиной в спальню нужно идти целую вечность, минуя ванные, а гардеробная еще дальше.
И мне от этого всего дико хорошо, от старой краски, вообще от ощущения даже не отеля, а старой парижской квартиры, пролеты перекрытий которой опирались на несущую силу дерева, а не железобетон, но которую никто и никогда не признает аварийной в последующим выселением; ты понимаешь, что этот город вечен, как и круассан утром с чашкой горячего шоколада, в который, чтобы превратить в какао, нужно налить горячего молока, - ну, сменится разве что приносящий шоколад гарсон, а этот был такой любезный и милый, но немного задерганный, но следующий тоже будет любезный и милый.
Вечен лес галерей с отлично отреставрированной мебелью 18 века на Фобур Сен-Оноре, и пока идешь от них к Елисейским полям, по пути в витринах встречаешь одного Брейгеля-младшего (ну, прямо скажем, не лучшего, но что есть) и двух маленьких хороших Шагалов.
В Люксембургском саду серая и сухая, как страусиная пятка, земля, и кроссовки после бега покрыты белым налетом, но грязи и пыли в Париже нет, и объяснить их отсутствие так же невозможно, как объяснить присутствие грязи и пыли повсеместно в России сразу после пограничного шлагбаума.
И цветут вовсю магнолии и вишни.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo dimagubin март 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment