dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Мои экскурсии по Питеру (а также текст для интеллектуалов о том, что человек в сексе - извращенец)

Меня уже шпыняют, что ничего не пишу здесь, кроме как анонсов экскурсий. Увы. Если бы за то, что я пишу, платили сопоставимо с тем, сколько получает экскурсовод, меня бы шпыняли, что задолбал своими текстами, а вот экскурсии когда?!. Писать тексты может позволить лишь человек обеспеченный на всю жизнь, а я вынужден обеспечивать текущее существование.

Поэтому порешим так. Ниже - моя колонка из журнала Robb Report, которую никто, кроме тыщонки-другой миллионеров, не читал (RR - журнал для миллионеров). Это колонка о т.н. "распаде семьи". И о стенателях по т.н. "семейным ценностям" (я тоже эти ценности ценю, но по т.н. "утрате" не стенаю). И о том, что человек, сапиенс - совершенное сексуальное меньшинство и извращенец.

Но сначала - о моих экскурсиях на выходных. К сожалению (к сожалению для тех, кто хотел, но не успел) - в воскресенье и понедельник все места закончились (но я надеюсь повторить маршруты в следующие выходные). А вот на вторник пока еще есть места на дневную экскурсию:

Вторник, 12 июня, 12.00, сбор у м. Восстания напротив "Стокмана" - маршрут №1, по дворам Невского проспекта и далее, вдоль бывшего Итальянского сада. Билеты (и краткая информация) (updtd: закрыто).

P_20160416_195236.jpg

Фото с экскурсиий - вот здесь.

Ну, а теперь текст из Robb Report для самых (не)терпеливых.

СЕМЕЙНЫЕ ХРОНИКИ

Не дай бог подросток нежного возраста уверует, что любовь и семья должны быть непременно устроены на манер лебединой верности: один раз на всю жизнь. Его могут ждать разочарования. Хотя бы потому, что верность лебедей – культурный миф.

Я сижу в библиотеке в Германии и читаю The Telegraph. В тексте упоминается Даша Жукова, - в контексте ее семейного статуса. Статус обозначен так: «(soon to be ex-)wife», «скоро бывшая жена», Романа Абрамовича. Поскольку впереди – бракоразводный процесс.

Меня не интересуют личная жизнь скоро бывшей семьи Жуковой-Абрамовича, но интересуют глобальные изменения в социальных институтах, среди которых семья – самый изменчивый, не сказать бы ветреный. В поколении моих родителей развод был катастрофой, а в моем поколении сохранивших единственный брак почти нет. У Абрамовича это второй развод.

Семья как институт – это инструмент и продукт приспособления личной жизни к текущим обстоятельствам. У Энгельса в «Происхождении семьи, частной собственности и государства» устарела только терминология, - понятием «пуналуальная семья» никто не оперирует. А так все верно. Патриархальная семья (многодетная и многопоколенческая, которая сама себе и детсад, и школа, и дом престарелых) могла существовать только в аграрную эпоху. Индустриализация потребовала большей мобильности (а какая мобильность с дедом на печке и мал-мала в люльке?), зато сократила детскую смертность и создала ясли, детсад, школу.

И вот, в результате всех перемен, появилась массовая нуклеарная семья образца ХХ века: отец по гудку идет на работу, двое-трое детишек по звонку бегут в школу, а мама всех обстирывает, обштопывает и варит борщи, - и так всю жизнь.

Нынешние страдальцы по такой семье, воздыхатели по браку до гроба - обыкновенные неучи. В прошлом им все мерещится золотой век, они не видят, что нуклеарная семья – это продукт умершей эпохи. Американский социолог Тоффлер, автор знаменитой «Третьей волны», составил для страдальцев ехиднейший план сохранения такого типа семьи (в 1980-х о крахе семейных ценностей в США стенала местная Мизулина по имени Джимми Картер). Хотите вернуться к нуклеарной семье? - отлично! Тогда насильственно верните женщин на кухни, заморозьте рост сферы обслуживания (с ее массой кросс-гендерных контактов), снизьте уровень жизни до послевоенного, запретите противозачаточные средства, плюс исследования по репродуктивной биологии, плюс масс-медиа и компьютеры, поскольку «компьютер несет в себе большую угрозу семье, чем все законы об абортах, движения за права геев и лесбиянок и вся порнография мира, потому что нуклеарная семья нуждается в системе массового производства, чтобы продолжать доминировать, а компьютер уводит нас за пределы массового производства».

Помимо экономики, на институт семьи мощно влияют еще две силы: неизменное либидо – и меняющаяся культура, т.е. представления о должном и запрещенном, в том числе и о либидо. В культурах, пропитанных догматикой ислама и христианства, либидо стигматизировано, и секс вне брака считается грехом, а воздержание ценностью. По счастью, это ложная ценность: сумей Homo sapiens всерьез преодолеть зов плоти, человечество бы вымерло. А борцам с «извращениям» недурно бы помнить, что люди с точки зрения животного мира сами огромные извращенцы. У писателя Джареда Даймонда (автора нонфикшн-бестселлеров «Коллапс» и «Ружья, микробы и сталь») есть книжка по репродуктивной биологии «Почему нам так нравится секс». Она начинается с монолога собаки по поводу половой жизни хозяев. Ну зачем, удивляется пес, люди для выращивания ребенка создают семейные союзы? (Абсолютное большинство животных – никогда). Зачем ради спаривания они уединяются в спальнях?! (Это ведь неприлично, - с точки зрения собак). Наконец, зачем люди занимаются сексом, даже точно зная, что не произведут детей? (Например, во время менопаузы, которой у животных и вовсе не существует).

Ну не извращенцы ли мы?!

Ведь йорк или перс не поздравляют с днем рождения маму, птицы создают пары лишь на сезон (и то не всегда), а чуть ли не единственное млекопитающее, которое действительно образует пары раз и на всю жизнь – это серая прерийная полевка Microtus ochrogaster. Но, честно говоря, я не уверен, что нам нужно эволюционировать до мышей...

Главная особенность личной жизни человека – в серийной моногамности. То есть мы склонны образовывать пары, однако не один, а несколько раз в жизни. Идея о верности до гроба укрепилась в европейской культуре в средние века, когда экономические реалии нашли опору не только в религиозной, но и в светской культуре, породив мечту о Прекрасной Даме. Возрождение совершило с мечтой революцию: важен стал вдруг не объект, а субъект любви. А в середине ХХ века поклонение любви дошло до предела, – под мантру «all you need is love». Именно это, то есть возведение любви в абсолют (а вовсе не сексуальная раскрепощенность), и добило нуклеарную семью. Если любовь важнее всего, то зачем сохранять старую семью, если снова влюбился?! Тем более, что эмансипация, рост доходов, возросшая мобильность и в целом конец индустриальной эпохи повысили и риски распада браков, и легкость создания новых семей.

Нередко это семьи нового типа, и причем однополые союзы давно не новы. В Германии бундестаг этой весной проголосовал за однополые браки – но однополые партнерства (не дающие права на усыновление детей и на семейный налоговый вычет) легализованы здесь давно. Как, кстати, и гетеросексуальные партнерства, которые тоже новый семейный тип: если угодно, переходный.

В мире речь вообще мало-помалу признается тот факт, что единственной формы брачного союза больше не существует. Вариантов может быть множество. От патриархальной религиозной семьи, живущей несколькими поколениями под крышей загородного доме, - до пробного брака по временной лицензии. Это не шутка: брачных лицензиях говорили еще Бертран Рассел в 1920-х и антрополог Маргарет Мид в 1960-х, а в Германии вопрос о 7-летних брачных лицензиях всерьез поднимался в 2007-м.

А если говорить о доминирующей тенденции, то она ошеломляет куда больше, чем мысль о гей-свадьбе в Костроме. В мире все больше семей, состоящих из одного человека. Мы не спешим вступать в брак, а когда разводимся, не спешим создать новый союз. Семья из одного человека перестала быть недосемьей и обрела собственную ценность. В Стокгольме (а Швеция – образцовая исследовательская площадка для демографов всего мира) 60% квартир заняты одиночками. В Америке 28% домохозяйств состоят из 1 человека, хотя в 1950-м их было 9%. И, как утверждает в своей книге «Жизнь соло» Эрик Кляйненберг, это ставит перед риелторами проблему: что делать с большими домами в тихих одноэтажными пригородах?

На месте наших риелторов я бы, кстати, Кляйненберга почитал.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 36
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments