dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Серебренников, голые жёпы, говно и навозные мухи

Пока Серебренников со товарищи арестован, над ним кружит рой мух навозных на окладе, плюс облако гнуса сопровождения, которое из добровольцев.

- У-у-у!!! - жужжат навозные. - Сто тридцать мильёнов наших денег  театральные либерасты на фуа-гру протратили!

- Ж-ж-ж!!! - не отстают безмозглые. - На спектакли денежки брал, а на сцене голые жёпы показывал!

О гниды и дураки, о дураки и гниды!

"Голые жёпы" - это не Серебренников. "Голые жёпы" - это Пиотровский. Эрмитаж - вот где прибежище "голых жёп" (и сись, и пись)! И оборот у Эрмитажа в отоваривании ими - крупнооптовый, миллионами. Попробуйте в Эрмитаже добраться до Иорданской лестницы, не миновав десятка крепких, аппетитных, всех полов задниц.

Но навозные против жёп в Эрмитаже не протестуют, - типо, "искусство". А театр для них - такой партсельхозактив с разбором персональных дел.

Я в "Гоголь-центр" к Серебренникову, когда жил в Москве, ходил, как к себе домой. Руку на сердце: Серебренников - великий режиссер и великий тетральный деятель, причем мирового масштаба. Я помню, как в Германии после ареста Кирилла его портретом открывались  театральные журналы. Серебренников - выдающийся не только в драме. Его "Золотой петушок" в Большом - вообще лучшее, что я в Большом видел (хотя, к сожалению, ни в одном его спектакле ни разу не видел никаких жёп). Обвинять Кирилла Серебренникова в том, что созданная им театральная "Седьмая студия" были прикрытием для хищений - это как Ивана Шувалова обвинять в том, что он создал Московский университет, чтоб из казны попилить (и, кстати, после смерти Елизаветы легко могли, когда бы он не свалил в Европу).

Мне сегодняшняя жужжащая навозно на всех уровнях России откровенно мерзка. И мерзка даже не тем, что бедная, отсталая страна тщится выглядеть передовой, но доказывает это лишь угрозами набить всем морды да кичливостью в воспоминаниях об Очакове и покоренье Крыма. Мерзка тем, что в России столетиями гордятся тем, чего следует стыдиться, и стыдятся того, чем следует гордиться. Здесь бьют слабых и чванятся силой. Здесь презирают справедливость и, как следствие, закон. Здесь наибольшие дивиденты дает ложь. Путин, надо сказать, поднял было упавшую в 1990-х склонность страны к сволочизму практически на былую коммунистическую высоту.

Чего я никак не пойму, так это того, почему история в России (в отличие от Европы) никого ничему не учат. Почему как гниды ведут себя даже те, кто знает, что скоро маятник качнется, и говном будут вымазаны уже они. Именно за то, что мазали других говном.

Причем часто навозно жужжат не только генетические гниды, но и люди из близкого мне лагеря (в каковом когда-то был, кстати, и либерал, европеец и демократ Дима Киселев).

Вот об этом - только что опубликованный мой текст на Росбалте.

Кирилл Серебренников и коллективный самооговор

Ну вот: Следственный комитет закончил расследование по делу «Седьмой студии», больше известное как дело Кирилла Серебренникова. То, что начиналось с хищения пары миллионов рублей на постановку спектакля «Сон в летенюю ночь» (который, якобы, не был поставлен, но который я видел собственными глазами), заканчивается делом об ущербе в 133 миллиона.
Есть повод поговорить, обсудить, что да как, да во что выльется.

Без Серебренникова, разумеется. Его мыслей нам не узнать: он арестован (и домашний арест – это тоже арест. Попробуйте безвылазно просидеть дома хоть неделю без работы, родственников, друзей и тех, с кем вы делите ночь).

Мне тоже хочется о деле Серебренникова поговорить, потому что меня ужасает то, что огромное число людей (порою весьма симпатичных) заранее готовы признать за Кириллом что-то такое, за что, может, и не следует сажать, но все-таки не бывает дыма без огня, и не бывает следствия на пустом месте…

«Эк, брат, как тебя угораздило,» - как сказал Андрей Кончаловский в своей семейной традиции быть всегда на стороне силы.

И не один Кончаловский готов сдавать Серебренникова, отступая на второй рубеж обороны, который, повторяю, выглядит так: ну, срок давать, может, и не следует, но что-то он, видимо, нахимичил.

Первым эту мысль выразил (очень деликатно, одной интонацией) один бывший крупный начальник, большой театрал. Кирилл был еще на свободе, мы созванивались по своим делам, но, разумеется, разговор зашел о «Гоголь-центре», и начальник сказал, что нужно смотреть, отправят Кирилла в тюрьму или под домашний арест. Потому что если в тюрьму, то дадут реальный срок, а если под домашний арест, то условный. Он говорил об этом, как о деле абсолютно решенном.Я опешил именно от интонации, допускающей вину. И какое-то время постыдно был на стороне начальника, полагая, что он может нечто важное знать. (И мне за это до сих пор стыдно, да. Потому что если что-то знаешь – карты на стол, а иначе ты шулер).

Затем, когда Серебренникова арестовали, я виделся с известным и модным адвокатом. И адвокат сказал, что срок Серебренникову будет. – Откуда вы взяли?! - Ну потому что к рукам прилипало. – А что, точно известно? – Да ясно и так. Потому что из бюджета воруют все. В 100% случаев. Не бывает по-другому, не будьте наивным. Конечно, он брал! Он же ведь не дурак?..

А потом началось: слева, справа, отовсюду – мнения сочувствующих Серебренникову и оправдывающих Серебренникова примерно по той же схеме. Да, может, что-то там было с наличными, но ведь без наличных театр не может обойтись… И вообще – сколько в Минобороны украли, но мы же помним, в каких условиях любовница министра под арестом сидела!
Стоп.

Повторяю: отступление до этого рубежа есть предательства самих себя.

Есть презумпция невиновности. И нет никаких публично доступных, подвергаемых критике доказательств вины. Поэтому для меня Серебренников невиновен совершенно. А арест его – отвратителен. И заседание суда, на котором решался вопрос об аресте, и где Серебренников сидел за решеткой в клетке, как сидят в нашей стране в клетках вообще все, кто угодил под этот каток, но чья вина еще не доказано – оно отвратительно самим фактом наличия этой клетки, которая попирает достоинство человека. Даже на Нюрнбергском трибунале нацистские главари и приспешники сидели без клеток, потому что, формально, имели шанс быть оправданными (и некоторые, кстати, оправданы были).

Откуда берется этот коллективный полуоговор Серебренникова, мне понятно. Вас вызывали когда-нибудь на допрос? Меня - да. Я был студентом, мне пришла повестка к следователю. Я не спал две ночи. И когда я пришел, то готов был покаяться в преступлениях. А меня вызвали как свидетеля: по общаге прокатилась серия краж, - вот и все.

Мы начинаем приписывать Серебренникову вину, потому что мысленно ставим себя на его место. И это значит мы заведомо, априорно оправдываем такую правоохранительную систему, которая каждого из нас может бросить за решетку. Хотя, по идее, система должна охранять наши права.
Как я могу доверять сегодняшнему российскому правосудию, которое отправляет за решетку тех, кто угрозы обществу не представляет? И Монсеррат Кабалье и Лучано Паваротти в свое время обвиняли в махинациях с деньгами, но не отправляли в тюрьму не потому, что великая сопрано и великий тенор должны быть исключением из правил, а потому, что нет пользы обществу держать их в тюрьме. В интересах общества, чтобы они пели, а не сидели (хотя они, кстати, оба были признаны виновными). Тот спектакль, который ставят сегодня в России Следственный комитет и одобряющий арест суд, - это не просто ломание жизни и работы Серебренников, но и ломание общественных интересов. И моих личных театральных интересов в том числе.

Априорный самооговор, заведомое допускание за Серебренниковым хоть какой-то вины («А что вы, Дмитрий, будете говорить, если окажется, что Серебренников все-таки воровал?» - «Не знаю. Точно так же, как не знаю, что я буду говорить, если окажется, что вы растлевали соседского ребенка. Итак: вы растлевали?») – мерзко и отвратительно, потому что ослабляет личную защиту каждого из нас.

Государство всегда сильнее человека, и поэтому мы должны не доверять государству, требуя от него и прозрачности, и доказательств, и полного контроля над собой, - и поэтому полиция, следствие, суд не просто не могут обладать презумпцией невиновности, но и должны во всех своих шагах подвергаться критике и контролю. А вот мы, отдельные люди, не должны свою презумпцию невиновности уступать никому и ни за что.

Серебренников невиновен, - это единственное, что должен говорить в данную минуту любой частный человек, претендующий на звание приличного.

И то же самое должен говорить приличный человек в отношении любого другого, находящегося в положении Серебренникова. Даже если этот другой будет крайне несимпатичен.

И не отступать от этого правила даже тогда, когда (легко может случиться) тех, кто сегодня сажает, самих начнут сажать.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments