dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Книги для революционера. Ну, или для антрополога

Тысячу-другую человек повинтили в день России в городах России, - но каков эффект! Стал понятен ответ на "кто, если не Путин?", - Навальный. Это очень точно подметил Дмитрий Орешкин на Snob.ru.

Вероятно, Навальный вместо Путина наступит совсем скоро, - в течение года-полутора, - но должен сказать, что перестал смотреть на развязку глазами (со)участника. Я полон сочувствия Навальному, которого мочат подло, я полон сочувствия Путину (которого, если он лишится трона живым, вчерашние холуи будут мочить в сортире не только в переносном смысле). Точно так же я полон сочувствия к трагедии и тутси, и хуту, - но я не участвую в жизни Руанды.

В Руанде можно жить, только если ты антрополог. Разговорчики "кто, если не мы, обустроит Руанду" начинаются в пользу дураков, но всегда заканчиваются в пользу подлецов. В 1990-х я всерьез считал себя руандийцем. Сейчас мне забавно смотреть на то, как я пытался быть журналистом. Меня спасло то, что на госрадио и госТВ мне вход закрыт, - а профессия тем временем была преврещена в шлюху. Посмотрите на Киселева.

Впрочем, простите, я же хотел не о принципах неучастия, а о книгах. О да. 12 июня был повод, и Росбалт опубликовал мой текст про книгу Акунина, в которой тот очень круто предлагает обустроить Россию (там, например, ценные советы, как вести себя на допросах, когда тебя намеренно унижают и ломают, - да нужно просто не считать допрашивают людьми. Ну, попал в стаю собак, тебя рвут, но нет никакого достоинства в сохранении в клетке с животными чувства достоинства. Сри на них, если хочется срать, и не парься!)

Речь об акунинской "Счастливой России". Но еще я даю нескольких авторов, которых полезно почитать и антрополагам, и их глупым, молодым, революционным подопечным, - от Люттвака до Малапарте.

Кому лень кликать по ссылкам, - текст даю ниже.

ЧТЕНИЕ В ДЕНЬ ПРАЗДНИКА ЧЕГО-ТО ТАМ

12 июня – день того, никто не знает, чего.

Точно выходной и точно не праздник.

Странно праздновать день государства, официально именуемого «федерацией», хотя федерацией (союзом равных) у нас и не пахнет. Губернии при Кремле – словно крестьяне при барине.

Историк и писатель Борис Акунин (Чхартишвили), не склонный ни к хлесткой публичности, ни публичной хлесткости, называет наш тип государства «ордынским», возникшим как отражение азиатской империи Чингисхана. Четыре акунинских тома «Истории российского государства» (пятый должен выйти до конца года) имеют характерные подзаголовки: «Часть Европы», «Часть Азии», «Между Азией и Европой», «Между Европой и Азией».

Выход первого тома сопровождался у нас невероятным шумом, сильнейшим (прибегая к смягченному термину Татьяны Толстой) дерьмосрачем в сетях и на сайтах, фабрикацией цитат из Акунина с измененным смыслом и т.д.

К четвертому тому возбуждение стихло. И дело не в том, что электронные СМИ запрещают сейчас читателям оставлять комментарии (за «нехорошие» комментарии СМИ теперь могут закрыть). Дело в том, что от акунинской «Истории…» и враги, и друзья ждали злободневных параллелей, политических инвектив, - ну,  железного стиха, облитого горечью и злостью. А получили спокойный труд, где любопытство вызывает другое: например, как климат Древней Руси влиял на характер государства. Или: как отличить в летописях факты от фантазий летописца (например, от бродячих сюжетов).

Разве что в рассуждении о психической нормальности правителей Кремля можно разглядеть крамолу. Знаем мы, чью «манию преследования, мучительную недоверчивость и подозрительность» автор имеет в виду, когда пишет об Иване Грозном! Но Акунин этого и не скрывает, бесстрастно объясняя, что, видимо, «паранойя – профессиональное заболевание диктаторов, как коронованных, так и не коронованных».

Даже у Ключевского в «Лекциях по русской истории» куда больше задевающих великорусскую гордыню реплик!

Поэтому труды Акунина по истории, на мой взгляд, нужно иметь на полке, где-нибудь между Костомаровым и Ключевским или Зиминым и Анисимовым (и подальше от скучнейшего Соловьева и верноподданического Карамзина, которого, однако, Акунин поминает часто и с уважением).
Однако я пишу этот текст не затем, чтобы побудить прочитать Акунина-историка. А затем, что в странный день 12 июня мыслящему человеку, живущему в России, нужна книга или книги, которые позволяют говорить о перезревших русских вопросах. Устраивает ли нас жизнь в нашей стране – со всеми ее обысками спозаранок у режиссеров, отдельным чеченским царством и брежневского типа телевидением? Коренятся ли всем известные пороки России (от нищеты преподавателей в консерваториях и врачей в поликлиниках до жирного хамства государевых слуг) в личности Владимира Путина – или они лежат в основах самого русского государства, прокатившего катком и по Путину? Что бы мы (вы) в сегодняшней России изменили? Нужно нам будет в будущем превращать страну в децентрализованную (кон)федерацию, - с выселением столицы из Москвы? Чем может обогатить мир православие, если убрать из него попов на «мерседесах» и каждение начальству? Нужны ли православной церкви свои Кальвин и Лютер? Почему русская цивилизация – это всегда, цитируя Пелевина, превращение солнечной энергии в народное горе? И на каком фундаменте может быть построена счастливая Россия?

Я понимаю, что сегодня публичное обсуждение этих вопросов приведет, скорее всего, к разгону обсуждающих, - и хорошо еще, если против инициатора не инициируют дело.

Поэтому безопасный способ отвечать на эти вопросы сегодня – чтение, которое в глазах власти есть удел маргиналов и нищебродов.
Книги не телеканалы, они почти не преследуются. И тут я снова рекомендую обращаться к Акунину, причем в той ипостаси, в какой он известен меньше всего.

Больше всего знают Акунина-беллетриста, создателя исторических детективов, герой-сыщик которых Эраст Фандорин из романа в роман пытается ответить на вопрос: как жить в ордынском государстве, не поступаясь честью?

Про второго Акунина, Акунина-историка, знают тоже, хотя читают меньше.

Но есть и третий, новый, до обидного малоизвестный Акунин-Чхартишвили. Акунин, скрестивший fiction и non-fiction. Акунин, написавший три тома так называемой «Семейной саги», начинающейся еще до революции. Это сама по себе увлекательная литература в духе «Будденброков» или «Казуса Кукоцкого», внутрь которой вшиты отдельные главы, что-то вроде «Писем из Вупперталя» Энгельса (или «Тюремных тетрадей» Грамши). И эти главы уже никакая не беллетристика, а социальная публицистика: абсолютный нонфикшн. Ради которого и городится весь литературный огород.

В первом томе, «Аристономии», эти отдельные тетради рассказывают об эволюции представлений о достоинстве и благородстве. Во втором томе, «Другом пути» – об эволюции представлений о любви. Но 12 июня, в день навязанного нам госпраздника, нам нужен третий том, - «Счастливая Россия».

В этом томе главные герои саги дожили до 1937 года, обосновавшись частично в кабинетах, а частично в подвалах Лубянки. Тетради, изъятые у арестованных при обысках, представляют собой мегатекст – о том, почему подданные Российского государства всегда несчастны, почему стоят перед вечным выбором (бить других или быть битым самому) и как нам обустроить Россию.

«Прежде всего следует избавиться от глубоко укоренившихся, но ошибочных представлений о том, что русское государство восходит к варяжским, византийским или киевским корням... Здание, в котором мы живем, было заложено не в 862 году призванием варягов, не в 988 году крещением Руси, не Ярославом Мудрым и не Владимиром Мономахом, изображавшим из себя преемника цареградского кесарства. Еще одно повсеместное заблуждение – полагать, что древнерусское государство было на время разрушено монгольским нашествием, а затем вновь восстановилось…» - это старт. А дальше речь идет о наследстве Орды в устройстве русской жизни. И это – главная мысль Акунина.

8 признаков ордынскости (предельная централизация, сакрализация правителя, пренебрежение законом, милитаризация, самоценность государства, система служебных привилегий, тайная полиция, высшая идея) детально разбираются и вполне коррелируют с идеями академических славистов вроде Ричарда Пайпса (только Пайпс вместо «ордынское государство» использует термин «patrimonial autocracy» - «вотчинное самодержавие»).

Акунин не возмущается, не проклинает российский путь, - он объясняет, почему все произошло, как произошло, но не устает напоминать, что сейчас иной мир и другие времена. С этой же точки зрения Акунин (хотя формально – его герои) говорит и о реформе православной церкви. Например, о том, что сексуальную жизнь следует вообще вывести за скобки церковного о(б)суждения: секс не имеет к церкви никакого отношения. Или о том, что религиозные догматы следует периодически пересматривать: женщины, например, в наши дни вполне могут быть священниками.

Словом, у Акунина тьма идей по глобальному переустройству страны, где мы (пока еще) живем, пусть «Счастливая Россия» и возмутит всех, кто служит нынешнему российскому государству - или прислуживает на добровольных началах. Потому что в «Счастливой России» речь о счастье людей, а не государства.

Лично для меня вся «Семейная сага» Акунина – абсолютный must read. Мало в каких книгах найдешь подробную инструкцию, как сохранять себя, попав под государственное насилие, цель которого – максимальное унижение достоинства.

Книги о переустройстве стран и обществ – вообще очень важная литература. Поэтому нужно читать и «Манифест коммунистической партии» Маркса, и «Истоки и смысл русского коммунизма» Бердяева, и «Государственный переворот, практическое пособие» Люттвака (и заодно тогда – «Технику государственного переворота» Малапарте, и «198 методов ненасильственных действий» Шарпа), и «Новый класс» Джиласа (плюс «Номенклатуру» Восленского), и «Диссидентов» Подрабинека (в паре с «Моими показаниями» Марченко»).

Но ближе всего по форме, да и к содержанию Акунин не к Бакунину с его «Анархией и порядком», а к Чернышевскому с «Что делать?» (перечитайте, кстати: сильнейшая вещь!).

И здесь, чувствуя, что основательно загрузил, я пока что поставлю точку.

Список книг дан.

А меня, надеюсь, все-таки не разбудят стуком в дверь на рассвете.
Tags: Акунин, Бакунин, Бердякв, Восленский, Джилас, Люттвак, Малапарте, Марченко, Подрабинек, Чернышевский, счастливая Россия
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments