dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

Напрасный Водолазкин, блестящий Литтелл и другие бойцы умершего жанра: нужен, кстати, ваш совет!

Давненько я не писал про "художку", про fiction.

Худлитература перестала быть магистральным жанром: функцию фиксации смыслов принял на себя non-fiction, а функцию развлечения растащили конкуренты - от психоактивных веществ до индустрии путешествий. Человек за рулем вообще малочитающ (ты либо читаешь, либо ты за рулем, - вот почему я предпочитаю метро). Автомобиль стал одним из убийц художественной литературы.

Так что я в этом году слушал лекции Зубова, читал книги репродуктолога Роберта Мартина, религиоведа Карен Армстронг, лингвиста Алексея Юрчака (кстати, замечательный анализ позднего СССР - "Это было навсегда, пока не кончилось"!), социолога и психолога Стэнли Милгрэма.

Художка по ходу ноги тоже встречалась (перечитал главный российский фикшн-хит прошлого года - "Убить пересмешника" недавно умершей Харпер Ли -  и резко вспомнил детство, когда Катаев, Дюма, Твен были наиглавнейшими удовольствиями). Попадался и полный мусор - дряннейшая Айн Рэнд с ее "Атлантом".  Была и очень приличная книга "Зулейха..." Гузели Яхиной, я проглотил ее в присест. Но, в общем и целом, встречался все какой-то Евгений Водолазкин - писатель, который пишет затем (цитируя Окуджаву), что это лучше, чем воровать. И если раньше это определение казалось мне оскорбительным, то при новом застое оно почти комплиментарно. То есть "Лавра" можно начать и закончить с любой главы и на любой главе, а "Авиатор" долго и скучно пересказывает единственную мысль, которую когда-то пересказал в таком же бессмысленном "Венерином волосе" более мастеровитый Шишкин: люди могут и врать, но истории от этого не перестают быть подлинными. Вообще во всех современных романах, от Донны Тартт до, не знаю, Дины Рубиной, мыслей кот накакал: хорошо, если на колонку для "Сноба" (у Рубиной, впрочем, и того нет). Но у Тартт хотя бы разные характеры, а в "Авиаторе" Водолазкина все трое героев неразличимы, как у Распутина старухи в "Матёре", и все формальные литературные задачи (например, изменение языка по мере изменения героя) провалены. Это не Го Сяолу с "Кратким китайско-английским словарем любовников" и не Агота Кристоф с "Толстой тетрадью", чьи языковые игры безупречны.

Но при этом в Водолазкине нет той смеси подлости и глупости, которая делает писателя соблазнителем доверившихся, - той смеси, которая по края разлита у сегодняшнего Прилепина. Видно, что Водолазкин хороший человек, - очень жаль, что он пишет романы, а не нон-фикшн о средневековой Руси, - но это лучше, чем воровать...

Так вот, весь вышеизложенный пассаж - к тому, что на все правила найдется исключение.

В российской литературе исключения из бессмысленности худлита - Улицкая с "Зеленым шатром" и "Даниэлем Штайном", а также Терехов с "Каменным мостом". А в мировой литературе такое исключение 21 века - Джонатан Литтелл.

Роман Литтелла "Благоволительницы" - это лучшее, что я прочитал за последние несколько лет. Я в совершенном восторге. Это такой американо-французский (роман написан по-французски и получил Гонкуровскую премию) Лев Толстой. Там килотонны страниц, просто посвященные сравнительному лингвистическому анализу языков кавказской группы или рациону питания заключенных нацистских лагерей, - все это на фоне действия в Кавминводах, Сталинграде, Киеве, Париже, Берлине во время Второй мировой. И тема инцеста и гомосексуальности (герой - пассивный гомосексуал) столь же важна, как и тема ответственности за решения, которые не ты принимал (герой - еще и офицер СС, завербованный в СС в тот вечер, когда его зад был полон спермы: по силе это примерно эпизод из раннего Прилепина, где герой, целуя любимую, узнает, каков на вкус собственный эякулят; впрочем, ранний Прилепин был еще человеком). И мне дико по кайфу, что все темы, от большой исторической до камерной любовной, у Литтелла неотличимы ни по сложности, ни по важности. И было дико по кайфу, что Литтелла совершенно не волнует, проглотит ли все эти нонфикшн-вставки (как герой Прилепина - сперму) читатель. Как Толстого не волновало, что "Война и мир" начинается на французском.

В общем, Литтелла (вот он внизу слева от режиссера Виталия Манского - "Девственность" Манского смотреть всем!) на проходящем сейчас в Питере кинофестивале "Послание к человеку") - читать непременно.



Но у меня вопрос - и просьба о помощи - к тем, кто любит Литтелла так же, как я.

Завтра вечером я беру у Литтелла интервью.

Естественно, готовлюсь, а потому:

- О чем бы спросили Литтелла вы? - с учетом того, что про "Благоволительниц" он вообще не очень расположен говорить.

Спасибо!
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments