dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

Песни об умерших детях (и вроде бы живых взрослых)

Ниже - мой текст, свежеопубликованный на Росбалте.
Идея о том, что главные смыслы, из поторой варится похлебка жизни, создаются не в Кремле и не в ЦРУ, а самими теми, кто варится заживо, - не нова (об этом создал целую теорию мемов Докинз и об этом говорит Даниил Дондурей). Но в данном случае куда важнее, как она действует. Внутренне ситуация, в которой дети в летнем лагере могут погибнуть или даже погибнут, оправдывается тем, что называется русской душой, - и роман "Географ глобус пропил" тому доказательство.

ПЕСНИ ОБ УМЕРШИХ ДЕТЯХ И ЖИВЫХ ВЗРОСЛЫХ

В ту минуту, когда я услышал о погибших в Карелии детях, в глубине мозга, в глубине живота поселилось отчаяние, как бывает в кошмарах, когда знаешь, что дальше будет дальше, - и, действительно, дальше так оно и будет.

Потому что ровно тогда, когда я услышал, сколько именно погибло детей, стало ясно, что пока страна не убьет, не перекалечит, не посадит сопоставимое число взрослых, - не успокоится. И я говорю: «страна», а не «следствие» или «суд», - потому что, да, имею в виду вас, его, ее, себя, - нас.

Главное, что будет делать страна – бить всех, кто хоть как-то имеет отношение к случившемся на Сямозере, чтобы доказать, что она (я, вы, он, страна) к смерти детей непричастны.

Отчаяние нарастает крещендо. Арестована директор лагеря (в тюрьму ее, на нары, а иначе - что? Сбежит? Запугает свидетелей? Развалит следствие? – не важно! Нам бы ее в руки, мы бы ее разорвали!) Заместитель – тоже в тюрьме, потому что одна сатана, и вон он, гад, в наручниках, а надо бы в кандалы. Заголовки: «Еще один чиновник арестован по делу о трагедии в «Сямозеро». Под арест, правда, домашний (страна, хором: «Ж-ж-жаль, что под домашний!») отправлен начальник местного Роспотребнадзора. Еще бы: ненадозрел! Почти арестована (но, увы, сорвалось) фельдшерица со «Скорой», не отреагировавшая на звонок погибавших: ей, видите ли, дети, балуясь, часто звонят! Арестован директор еще какого-то лагеря, где пока никто не погиб, но мог, потому что тоже были походы, а лицензии не было. А тебе, Губин, - что? Детишек погибших не жалко?! Пусть ярость благородная вскипает, как волна!

Ярость вскипает затем, чтобы не видеть важного: в гибели детей в Карелии повинно то, что называется «русское». Ну, или, если хотите – «современное русское». И это никакая не русофобия, это явка с повинной, потому что я это русское тоже разделял и отчасти продолжаю разделять.

Потому что те смыслы жизни, из которых затем складываются трагедии, создаются не в ЦРУ и не в Кремле, а нами самими в нашей обычной жизни. Между нашими представлениями о «хорошо» и «плохо» и реальной жизнью –причинно-следственная связь. «Настоящий патриот должен стойко переносить тяготы жизни» - это установка. А «кто возмущается этими тяготами, тот хлюпик» - это тоже установка. Следствием этой установки в армии, еще недавно, например, были регулярные, как снег, пневмонии и смерти новобранцев. Если бы национальной установкой была другая – например, «тяготы в военной жизни в мирное время есть мерзость» или «солдат имеет право на неповиновение, когда командир пренебрегает его здоровьем и жизнью в небоевых условиях», - не было бы смертей. Но неповиновение – в армии?!Которая единственный друг у России?! Все в сегодняшнем русском против это вопиет.

И с детьми, походами, лагерями точно так.

Бухой учитель, отправляющийся с детьми в поход, - без подготовки, без инструктажа, без согласования маршрута и, тем более, без сообщения в МЧС – это наш герой, а скучную безопасную жизнь пусть влачит себе Гейропа. Мы этим учителем любуемся, даже когда разваливаются наспех сделанные плоты, даже когда все в воде и от гибели на волосок! (И перестаньте возмущаться, черт побери: да, именно вы, и именно таким учителем – и любуетесь! И я любовался! И вся страна! Потерпите! Я сейчас это докажу!) Это бухой учитель – няшка и душка, потому что есть романтика большой опасной реки и большой первобытной страны, есть тяготы, которые закаляют и делают мальчиков мужчинами, есть огромная любовь этого незадачливого учителя географии, который даже глобус пропил, к родному краю и к своим детям, пусть даже он их чуть не угробил.

Да-да: поход, в котором чуть не погибли дети - это центральное событие замечательного романа Алексея Иванова «Географ глобус пропил», который так нравится всем (и мне тоже!), по которому снят (с Хабенским в главной роли) прекрасный фильм. Гран-при «Кинотавра», три «Золотых орла». Книга и фильм о том, как НЕПОДГОТОВЛЕННЫЙ УЧИТЕЛЬ ЧУТЬ НЕ УГРОБИЛ ДЕТЕЙ В ПОХОДЕ. Я набираю капслоком, потому что ору. НО УЧИТЕЛЬ ВСЕ РАВНО НЯША, ПОТОМУ ЧТО ЛЮБИТ РОДИНУ И ДЕТЕЙ. Вот это для нас главное, дети в лагерях на просторах родины, любовь к родному краю (мы же знаем, что шахматами или гастрономией любовь не привить), преодоление.

Я что, дурак?! Я что, хочу сказать – сибирский писатель Алексей Иванов виновен в гибели 14 детей в Карелии?! Я что, не понимаю, что литература – одно, а жизнь – другое?! Тогда, выходит, в убийствах всех старушек мира Достоевский виноват?
Я – понимаю. Но, да, я хочу сказать, что сибирский писатель Алексей Иванов виноват в гибели детишек в Карелии в не меньшей степени, чем читатели и почитатели его романа, включая меня. Достоевский писал роман с моралью и довел своего героя до жизненного краха, покаяния и воскрешения. А у Иванова место возмездия занимает сочувствие. И я любовался милым пермским пьянчужкой Служкиным, которого ветер истории несет, как перекати-поле, и который не может ни сам остановиться, ни других остановить. Я не сделал – даже в собственном дневнике – записи, что Иванов написал гадкий роман. А мог бы. Вон, Быков же сказал, что «Мастер и Маргарита» - скверный роман, оправдывающий сделку мастера с дьяволом, хотя суть сделки с дьяволом всегда одна: обманывает доверившихся и хохочет над доверием.

 У Алексея Иванова есть смягчающее обстоятельство – дети в романе бунтуют и низлагают своего кумира. Детям дается право на бунт.

Но грех Иванова все же в том, что он, как и тысячи писателей, отказался от морали в пользу терпимости к тому, что терпеть не должно. И это заполнило лакуну морали тем, что сегодня называется русским. Русское сегодня – это любование преодолением трудностей даже тогда, когда есть следствие обычного головотяпства. Русское сегодня – это запрет на жалобы, если объект жалоб – твоя Родина. И, наконец, русское сегодня – это запрет на неповиновение, на сопротивление маразму, на бунт.

Детям в лагерях никто не говорит, что человеческая жизнь важнее всего на свете. Детям никто не говорит, что они вправе не участвовать в том, что им представляется опасным, даже если для этого следует неповиноваться взрослому. Детей вообще никто не учит разумному непослушанию, не рассказывают о том, что происходит с человеком, когда он переключается из автономного состояния в агентское, подчиняясь авторитету и становясь частью системы, которая нередко бывает и чудовищно сложна, и чудовищно бездушна.

Вот почему цена жизни в России – если и не прежняя копейка, то невеликий рубль. И это существенная часть того, что называется современным русским. Хотя – как в малеровских «Песнях», Nun will die Sonn´ so hell aufgeh´n, «В лучах веселых тает мгла», - может быть изменено, и быстро. Посмотрите, как быстро изменилось наше отношение к ремням безопасности или к пешеходам на переходах. Вот почему я смотрю в будущее не с таким уж тотальным пессимизмом.

Но повторю еще раз: мертвые дети – это часть современного русского отношения к жизни. Эвона, какая толпа ломанулись воевать на Украину за абсолютный кремлевский симулякр, за вынутую пятым тузом из рукава Кремля Новороссию, тут же сгинувшую, как болотный пузырь в «Макбете».

Вот об этом и следует помнить. А не ломать во время следствия жизни взрослых, - только чтобы показать, как жестоки мы можем быть в праведном гневе, и только чтобы не задумываться всерьез, нет ли в смерти детей общей вины.
Off topic.
Если кто-то хочет пошататься со мною по Питеру района Литейной части - не той пышной, парадной, от Шпалерной до Фурштадской, от Таврического сада до Литейного, что когда-то была пристанищем убитого царевича Петра Алексеевича и его союзников, а по глухой, жесткой, студенческой, гастарбайтерской, больничной что примыкает к забытому всему горожанами Итальянскому саду, - жмите сюда. Билеты (пока еще) есть и на вечер пятницы 1 июля, и на выходные. Гарантирую, что шататься будем там, куда случайно завалиться можно разве что лишь пьяным. Обещаю: странные дворы с керамикой, с граффити, с тенями умерших, Амстердам, Флоренцию и Рим в минуте от Невского, - этого не знает почти никто.



Я в социальных сетях:

ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Youtube https://youtu.be/BJ2ROaagRpc

Мои электронные книги:

- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой

Мои бумажные книги:

- Интервью как "Вишневый сад"
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину

Subscribe
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 38
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments