dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Маленькая ночная лекция Ильи Колмановского про тех, у кого самый нежный ум весь размещается снаружи

На сайте журнала Robb.Report, с которым у меня временный контракт, "по причинческим технинам" невозможно выкладывать  тексты колумнистов, что невероятно обидно, потому что в колумнистах - Давид Ян, Илья Колмановский, Максим Кронгауз.
Чтобы исправить этот дефект (надеюсь, временный), выкладываю недавнюю колонку замечательного публициста от биологии Колмановского. В Robb Report эти колонки называются лекциями. Да так оно и есть. А прямым последствием этой лекции стало появление у меня раковины моллюска Conus textil, "текстильный конус": дико ядовитого и опасного брюхоногого - вон, она (уже без брюхоногого) вместе с Ильей на снимке. Илья мне ее подарил на день рождения, и если кто-то хочет традицию подхватить (на рождение, на Пасху, на Первомай), то я не буду упорствовать в возражениях.
Приятного чтения!

Илья Колмановский, биолог, научный журналист

ЗАВИВАЮЩИЕСЯ ЖГУТОМ

Маленькая ночная лекция, которую разумно читать гостям, держа в руках бокал и редкую морскую раковину

Случалось ли вам испытывать непреодолимое желание купить, скажем, автомобиль непременно 1967 года выпуска, ни в коем случае не 1968-го, потому что только в этом году они сделали в красной коже руль и еще дюжину деталей, что гениально контрастирует с кремовым тоном салона?

Если да, то вы, скорее всего, поймете писателя Роберта Льюиса Стивенсона. Незадолго до того, как в Полинезии его в 45 лет хватил фатальный инсульт, автор «Острова Сокровищ» принялся писать трактат о морали. Есть известная цитата оттуда: «Тот, кто родился со вкусом к коллекционированию морских раковин, счастливее того, кто родился миллионером». Стивенсон жил в эпоху, когда джентльмены были готовы выкладывать целые состояния за редкие орхидеи, раковины, античные монеты; но, как и во все времена, лишь избранные могли получить истинное удовольствие от таких вложений.

 Я хочу рассказать одну личную историю. Среди вещей, способных толкнуть меня на финансовые безумства (и это, да, орхидеи, античные монеты и некоторые виды питонов, как раз-таки из Полинезии), первое место занимают морские раковины. С ними такое дело: можно легко разжиться дюжиной чудесных, чуть разных улиток, собранных на соседних коралловых рифах; стоят они ерунду какую-то, а радости – до потолка. Почти.

 «Почти», потому что поговаривают, и даже есть фото, что в 500 милях от этих рифов, как вылавливали таких же, но с невероятным узором – вы не поверите, в ярко-красную сеточку. Ну и вроде есть какое-то мутное предложение от дилера с Филиппин. Здесь уж, сами понимаете, цена на два порядка выше; надо будет копить, наверное, месяца три – и все это время очень-очень ласково разговаривать по скайпу с филиппинцем: вы уж, голубчик, не сомневайтесь, подождите просто чуть-чуть.

Люди во все времена охотились за редкими раковинами: мы находим их в неолитических могильниках на территории России (их везли со Средиземного), в тибетских монастырях в Гималаях (из Индийского океана); большинство американских рабов были обменены в Африке на тонны ракушек-каури, которые португальцы везли с тихоокеанских плантаций. И я вот тоже – жить не могу без красной сеточки.

 Тонкость здесь в том, что человек – единственный зритель и ценитель невероятных узоров на поверхности раковин. Больше их никто не видит: обладатели самых ярких раковин живут либо на большой глубине (в темноте), либо закопавшись в ил, либо вообще покрыты роговым веществом, которое делает узор невидимым. И если кто-то считает, что Господь, видимо, создал все это великолепие на радость коллекционерам, – то меня, как дарвиниста, вся эта ситуация ужасно нервировала.

У всего должна быть приспособительная польза. Обычно яркая окраска – либо предупреждение хищнику: «Не ешь меня!» (как у пчелы или у ядовитых лягушечек-древолазов из Бразилии), либо сигнал половому партнеру: «Это я, твой муж!», либо камуфляж, как у зебры или спецназа, чтобы смешаться с фоном (в случае зебры – с другими зебрами). А тут – ничего такого; никакого фактора естественного отбора. Моллюсков же никто не видит!

 Я поклялся не покупать новых раковин, пока не узнаю тайну этих узоров.Я перерыл десятки книг; говорил с людьми в музеях и университетах. И лишь две недели назад я открыл совсем свежую книгу «The algorythmic beauty of seashells» математика по имени Ганс Мейнхард из Калифорнийского технологического института. Продрался через несколько страниц формул, дошел до его совместных с биологами работ – и глаза у меня полезли на лоб. Перечитал несколько раз – и понял, что этой ночью мне не спать. Прошел по ссылкам, прочитал основные работы группы Мейнхарда за последние два года… И понял, что получаю право и дальше собирать ракушки, хотя непонятно, как рассказать про эти открытия нормальным людям.

 Дело в том, что ученые доказали: у узоров на раковине есть единственный читатель. И это не коллекционер, а сам моллюск. Оказалось, что узоры на раковине – это мысли, продукт мозга моллюска. Это его дневниковые записи, которые он регулярно читает, и которые диктуют ему очередные поступки, то есть определяют его будущее.

 Если бы мы могли подслушать мысли моллюсков, то были бы разочарованы. Они почти ни о чем не думают. Не в последнюю очередь потому, что у них нет мозгов: так, нервные сплетения тут и там. Зато есть уникальный орган: мантия. Это такой действительно плащ, в который закутано тело улитки, и который, когда возможно, занят строительством раковины. При опасности улитка прячется в раковину, в этом ее главный трюк. Когда угроза минует, улитка вылезает, и мантия наощупь находит край раковины, где было прервано строительство, выставляет своё «печатающее устройство» в нужном месте, и продолжает создавать сложнейшую форму.

 Оказалось, что мантия чрезвычайно богата нервными окончаниями. Она встраивает в каждую «строчку» точки пигмента. Вернувшись к прерванной работе, мантия находит эти точки на торце, где остановилось строительство, облизывает их, и на вкус читает разметку: линии разных цветов отличаются для не обладающей цветным зрением улитки именно на вкус. Узоры фиксируют прошлый опыт– и диктуют продолжение.

 Есть и еще одно похожее чудо природы. У осьминогов тоже нет цветного зрения, при этом их мантия не строит раковину. Зато она считывает любой цветовой узор окружающего мира (куст коралла, амфора на дне) и моментально воспроизводит его в узоре на собственной коже: осьминоги – непревзойденные мастера камуфляжа. «Изучая это явление, как знать – возможно, мы поймем что-то совершенно новое и о том, как формируется зрительный образ в коре головного мозга человека», - пускается в совсем уж романтические рассуждения Мейнхард.

 Я бы не отказался узнать об этом кое-что новое. Потому что все равно не понимаю, почему мне не дает покоя красная сеточка. Почему она снится? Почему отпечаталась в моем мозгу – огненной решеткой? Зоолог Виктор Дольник считал, что каждый коллекционер – наследник охотников и собирателей. Древний человек не прекращал «коллекционирование» ни на минуту: в его рационе было 200 видов животных и растений (включая улиток); он собирал плоды, орехи, травы; ставил ловушки, удил, разорял, резал на куски – его взгляд непрерывно выхватывал из ландшафта знаки и обещания перекуса. Ну и что? Почему нам так дороги именно редкости? Разве это объясняет вожделение, которое вызывает красный кожаный руль олдтаймера 1967 года?

 Загадочное это дело покрыто роговым слоем, как и природа других наших желаний, темных и светлых. Что, впрочем, не мешает нам искать и находить радость в собирательстве – а это ли не путь настоящего джентльмена?


ВКонтакте - https://vk.com/dimagubin777
Фейсбук — https://www.facebook.com/tp.gubin
Инстаграм — https://www.instagram.com/dimagubin
Твиттер — https://twitter.com/gubindima
Мои электронные книги:
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Под чертой (сборник)
- Русский рулет, или Книга малых форм. Игры в парадигмы (сборник)
- Бумажное радио. Прибежище подкастов: буквы и звуки под одной обложкой
Мои бумажные книги:
- Губин ON AIR. Внутренняя кухня радио и телевидения
- Налог на Родину
Tags: robb report, Дарвин, Колмановский, раковины
Subscribe
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 36
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments