dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Categories:

GEO больше не издается в России: вам тут не место + прощальный супчик из плавников акулы от меня

В продажу поступил декабрьский номер GEO, с Арменией на обложке, вот:

Центральная статья номера - про путешествие в Армению - написана мной, и изначально она называлась "Урок Армении", в напрасной полемике с Битовым, этим советским Прустом, чьи "Уроки Армении" меня когда-то восхищали. А теперь, увы, я вижу, что в определении "советский Пруст" основная тяжесть ложится на первую часть.
Это - предпоследний номер GEO, который больше не будет выходить в России. По журналу рикошетом ударил запрет иностранцам владеть больше 20% отечественных СМИ: любая смена владельца - это потрясение, знаю по себе.
Вот прощальное слово будущего бывшего главреда Володи Есипова: когда он начинал его словами "если бы еще два года назад мне сказали, что между Москвой и Киевом не будут летать самолеты", он еще не знал, что самолеты перестанут летать между Москвой и Египтом, между Моской и Турцией. Россия де-факто вступает в Третью мировую войну - гибридную, зато сразу со всем миром, поскольку параноики искренне убеждены, что кругом враги. А мания преследования очень часто идет рука об руку с манией величия.
Я бы с удовольствием дал свой армянский материал ниже (у Армении, для которой зарубежные спонсоры, все эти Варданяны, Симоняны и прочие Давиды Яны являются героями, есть чему поучиться), но пока материал не появится на сайте, я этого сделать не могу. Сделаю позже.
Мне очень нравилось писать для GEO. Вот совсем маленькая штучка, которую я для них недавно сделал - про суп из акульих плавников, у них там в каждом номере было про ту или иную рыбу с рецептом приготовления, и я писал про корюшку, треску-бакаляу и, вот, акулу. В журнал прошел второй вариант текста, несколько гринписовский, а здесь я приведу первый, менее корректный.
Пусть это будет прощальным приветом читателям журнала, редакции и Володе Есипову, с которым мы говорили о планах на будущее, сидя в августе на залитой солнцем московской террасе, и он выглядел абсолютно счастливым на фоне абсолютно безоблачного неба.

АКУЛА ПЛАВАЛА В ТАРЕЛКЕ

Самое главное в приготовлении супа из плавников акулы – не забыть про китайского императора, «Гринпис» и обычную курицу

Сейчас расскажу вам историю про суп про акульих плавников, - но это будет не рецепт, а, скорее, история, нарратив с поучением.
Дело с моим супом было в тучные 2000-е, я чуть было не написал «в благословенные» (а так и будут писать). Крупное экономическое агентство тогда имело привычку устраивать конференции по всему свету, и вот выбрало Китай, и в одном самолете летели и бывший глава Центробанка Геращенко, и вполне действующая зампред ЦБ Парамонова… Ах, какой был полет!
Китай нас едой потряс, хотя я и знал, что китайцы едят все, что ползает, летает, бегает, плавает (за это, кстати, китайскую кухню ценит великий Дюкасс). Но в первый же вечер в Шанхае, в старом городе, где жаровни на улицах, я забрел в какую-то лавчонку, уставленную тазами с водой. Я нагнулся – и р-р-раз! – ракушка на дне приоткрыла створку и брызнула струей мне в лицо. Видал и едал я всяких морских гадов, но плюющихся водой ракушек – никогда ни до, ни после…
Но акулу в Шанхае, врать не буду, не ел. Для меня суп из акулы был как из черепахи –из области кулинарных миражей: если и желанных, то несколько стыдливо. Акулий стейк я к тому времени уже ел (плотное недурное мясо!), но одно дело, когда рыбу ловят, чтобы съесть, а другое – когда швыряют тушу на борт сейнера, отрезают дорогущие плавники, а инвалидку бросают за борт. История примерно как с черным носорогом, которого били и почти выбили ради одного рога, который, как считалось, творит чудеса с мужской потенцией. С акульим плавником тоже самое: суп китайского императора, суп дорогих гостей, суп небедных свадеб. А я уже, слава богу, был женат.
Акульи плавники со мной случились, когда мы прилетели в Пекин. Мы с женой успели к тому времени сдружиться одним гостем конференции, знатным демократом Т. Демократ Т. потряс нас умением ориентироваться там, где никогда не бывал. В первую же пекинскую ночь он без карты привел нас на площадь Тяньаньмэнь (гигантское скучное пространство с низкорослыми «сталинками» по краям), а затем объяснил, что открытые в ночи парикмахерские, в которые нас зазывали на редкость хорошенькие мастерицы, на самом деле – бордели.
- Почему? – в изумлении спросил я.
- Элементарно, Ватсон, - ответил он и провел рукой по своей лысой, как умывальник, голове…
И вот на следующий день Т. сказал, что хочет пообедать в лучшем пекинском ресторане и помчался по городу, сказав, что выбирает направление, как у демократов принято, сердцем.
Сердце привело нас в подозрительно чистенький старинный райончик, с фанзами и прочим, - в том духе аутентичности, который некогда практиковал в Москве Лужков, заменявший «старую гниль» новеньким железобетоном.
- Вот! - сказал Т. – Это должно быть здесь!
То, что обнаружившийся был заведением высокой китайской кухни, мы поняли уже по одному меню, представлявшему не обычные сто страниц иероглифов, а классические для европейской haut cuisine пару страничек. Китайским меню делали даже не названия блюд, а разделы «полезно для мужского здоровья» и «полезно для женского». И в мужском у них значился суп из акульих плавников. И суп из ласточкиных гнезд – в женском.
- Суп надо брать, - сказал Т. сурово. – Акулу все равно уже убили!
Не скажу, что я отказался, поднял флаг «Гринписа». Я заказал. Тем более, еда была отменной. Официант говорил на хорошем английском (еще бы: мы забрели в новенький комплекс резиденции премьер-министра). А когда суп принесли… Ну нет, внешний вид супов описывать – трата времени! Потому что суп – это вкус, а не вид. Вот и тут в тарелке было припущено, распущено нечто светлое, эдакая белесая водоросль. Я зачерпнул ложку.
- Белое – это хрящи, не бойся, - сказала моя жена. – Соединительная ткань! То есть это как бы наши пироги с осетровой вязигой, но в китайском варианте!
- То-то в Волге ныне много осетров, - заметил я.
- Really good for men, - промурлыкал в ухо официант.
Я зачерпнул ложку. Я ожидал чего угодно – кислого, острого, сладкого! – но только не этого, и пододвинул тарелку жене. Она у меня ресторанный критик.
Она попробовала и рассмеялась:
- Ну конечно, это куриный бульон! А от акулы – только хрящи! Они даже мясо с плавника не берут. Полагается, что главная ценность для мужчин – в хряще, который вымачивают с имбирем, а потом вываривают. А в хряще какой вкус? Ну, представь, ты заказал суп с единорогом, а там от единорога только рог!
- Но рог волшебный, - добавил Т., уплетавший свой акулий супчик так, как будто у него подходила очередь в парикмахерскую.
Я съел суп. Странно было бы, придя в чужой монастырь, не столоваться в местной трапезной. Не буду врать, что суп мне встал поперек горла. Я доел, хотя уже с пониманием, что он состоит из курицы, из плавникового хряща, немножко из жесткой традиции, но большей частью из мифа.
И, поскольку вас, вероятно, интересует интерес о последствиях для здоровья, отвечаю на упреждение:
- Невероятно полезно! На мужчину суп из акульих плавников действует примерно так же, как рог носорога, рог единорога и зуб дракона!
И в этом, я полагаю, причина, почему драконов больше нет…
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments