dimagubin (dimagubin) wrote,
dimagubin
dimagubin

Category:

ПИСЬМО ПРОФЕССОРА КИСЛЫХ ЩЕЙ. - В КАКИХ УНИВЕРАХ ВЗЯТОК БОЛЬШЕ? - СТАВКА МЕНЬШЕ, ЧЕМ НИЩЕТА

"Росбалт" опубликовал мой текст, представляющий собой рагу из двух кроликов.
Во-первых, объяснено было моим студентам, что на журфаке "Вышки" в этом году преподавать не собираюсь (а то уже спрашивали).
Во-вторых, объяснено было тем, что верит, будто в высшей школе оплатой преподов все наладилось: вера - обычно признак недалекого ума.
При публикации слетела пара деталек, ниже их восстанавливаю.
И еще. Прямых доказательств у меня недостаточно, но от идеи, что высшая школа поддерживается на уровне кислых щей в горшке, что образованные и активные выпускники стране на фиг не нужны и, более того, опасны, что сверху проводится сознательный курс на оглупление нации, что в ту же "Вышку" ставятся смотрящие от Кремля, цель которых смотреть, а не учить, - вот от этой идеи я избавиться не могу, хоть убей.

ПИСЬМО ПРОФЕССОРА КИСЛЫХ ЩЕЙ СТУДЕНТАМ И ДЕКАНУ

Новость о том, что ни один из российских университетов не вошел в первую сотню британского индекса QS (Quacquarelli Symonds), совпала для меня со звонком декану факультета коммуникаций, медиа и дизайна «Вышки» Андрею Быстрицкому, которого я знаю сто лет: когда-то оба работали в ВГТРК. Он из породы веселых неглупых циников, типа Алексея Волина, сейчас его время, и он времени попусту не тратит. То, что медикоммуникации в Высшей школей экономики недавно объединили с дизайном, а из деканов убрали неудобную (либералка!) Анну Качкаеву, - это очень правильное решение в эпоху, когда важно не дышать против ветра.
- Привет-привет, сразу скажу, денег будет меньше! – радостно прокричал в трубку Быстрицкий, даже не дослушав вопрос. – Больше того: денег нет вообще!
Я пару лет преподавал в «Вышке» радиожурналистику, а вообще где только ни преподавал: в МГУ, в Международном университете, в Университете радио и телевидения. Преподавал ради интереса, потому что мне нравится возиться со студентами.
Назвать это работой трудно, поскольку платили везде скудно, за исключением МГУ. Там когда-то за час спецсеминара я получал около $100. Потом случилась университетская реформа, и преподаватели-почасовики были выкорчеваны как класс. «Почасовики» - это те, кто в терминологии англо-саксонского мира называются visiting professors, внештатной профессурой. Обычно это – специалисты-практики, не ведущие академических исследований. Например, Татьяна Толстая или Виталий Коротич, когда преподавали в США, были visiting professors. Они вели свои семинары, а им за это платили – достаточно, чтобы Толстая смогла купить домик в Америке, а Коротич – построить в России.
Как обойтись творческому факультету, типа журфака, без практиков со стороны – это задачка для экфака и юрфака. Обходиться стали кто как. Мне МГУ предложил полставки старшего преподавателя. Полная ставка старшего преподавателя главного университета страны – 14500 рублей в месяц, вычитайте подоходный налог и ни в чем себе не отказывайте. А «вышка» дала помодульный контракт (там время размечается учебными модулями). При 16 часах в месяц – на руки те же 14 тысяч (их них лишь четверть от государства, прочие «коммерческие»). Сельский учитель получает больше, а московский учитель – больше в разы. К тому же учителям доплачивают за проверку домашних заданий и оплачивают больничный и отпуск.
Побольше можно заработать, если есть звание (для декана иного факультета, думаю, хватит и майора ФСБ) и если читать курс по-английски. Дело в том, что рейтинги вузов основаны на балльной системе.Число обладателей PhD (Philosophiæ Doctor заменяет на Западе наших кандидата и доктора наук) и число иностранцев (и преподавателей, и студентов) влияют на балл. У меня PhD не было: журналисту это как таксисту, без надобности. Правда, в сытеньких 2000-х мне предложили стать кандидатом наук на коммерческой основе в университете  губернского города N., но я отказался. Возможно, глупо (зарабатывал бы больше), но возможно, и прозорливо, иначе трясся бы сейчас, дожидаясь просвечивания ребятами из «диссернета».
В общем, вы получили краткий абрис матобеспечения российского преподавателя, сводящегося к крохам, не обеспечивающим даже физиологического выживания. Препод в России получает примерно столько же, сколько получает в России врач.
На что живет в итоге вузовская профессура? Те, кто менее честен, совмещают прием экзаменов с приемом вспомоществования. (У этих людей своя шкала честного и бесчестного. Бесчестный честный преподаватель разводит на взятки только лентяев, не трогая хороших студентов, а бесчестный бесчестный берет со всех. Наиболее коррумпированы, насколько могу судить, медвузы: их профессура испытывает двойной гнет преподавательской и медицинской нищеты. Кроме того, на любом медэкзамене можно завалить любого хотя бы потому, что учебники часто используются устаревшие, а других нет, а последняя редакция каких-нибудь «Внутренних болезней» Харрисона стоит 50000 рублей).
А кто брезглив, преподают в пяти местах, надомничают, репетиторствуют, крутятся-вертятся, как шар голубой. В интернете гуляет напутствие историка Евгения Анисимова выпускникам Европейского университета Санкт-Петербурга (кстати, этот университет сегодня под угрозой: финансировался «иностранными агентами»). Там Анисимов честно рисует будущее российского ученого («Вы обречены вечно протягивать руку за подачками власти и богатеев, и до седых волос и необъятной лысины вы останетесь вечными «детьми капитана гранта»), - но все почему-то от напутствия в восторге.
Анисимов прав. Даже когда я преподавал в трех московских вузах разом, денег не хватало на аренду однокомнатной квартиры. Но я занимался перекрестным субсидированием: деньги за радиоэфиры позволяли квартиру снимать. Де-факто, я занимался спонсорством МГУ, ВШЭ, Международного университета и далее по списку. Мне льстило быть спонсором отечественной высшей школы, на которую у государства денег нет и не будет, потому что государству с трудом хватает на дворцы, виллы, охрану и прочее государя и государевых слуг. Правда, до революции хватало на то и на другое, как, впрочем, и в Советском Союзе, - но, заботясь о сохранности глаза, не буду прошлое поминать.
Я пишу этот текст с простой целью – объяснить своим студентам из «вышки», что больше не могу преподавать. В Москве у меня теперь нет радиоэфира, поскольку, как мне объяснили, непатриотичные ведущие не нужны. Мне казалось, спонсорство высшей школы – достаточный показатель патриотизма, но патриотами сегодня называют других.
Кроме того, у меня есть своя гордость. Получать в модном вузе меньше, чем школьный учитель, я готов: смежные специальности. Но получать меньше, чем дама с трассы берет за то, что в англо-саксонской культуре именуется blow job, - это уже извините. Все-таки губами и языком я владею куда более виртуозно. К тому же стоимость года обучения на журналиста в ВШЭ – 270000 рублей, в МГУ - 265000. Не может преподаватель за несколько лет работы с трудом зарабатывать на год учебы, - и то, если не есть, не пить и ночевать на вокзале.
Можно играть с российскими университетами в международные рейтинги, можно переходить на болонскую систему, но российский преподаватель просто в силу финансовых причин унижен и обижен, - я даже не трогаю то, что наши университеты вообще большей частью не университеты, как в Америке и Европе, а госдепартаменты по временной занятости молодежи.
Российский преподаватель по сравнению с европейским и американским professor – во многом professor of kislyh schey.
Мне же быть профессором кислых щей как-то поднадоело.
Пусть простят меня факультет медиакоммуникаций Высшей школы экономики, декан Быстрицкий и сам министр, - но давайте в этом году без меня.
Впрочем, если будете сильно нуждаться в людях, владеющих артикуляционным аппаратом, могу дать телефоны девушек с трассы.
Subscribe

promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments