January 21st, 2021

Я не патриот путинской России. Потому что русский патриотизм - это стокгольмский синдром

Прежде чем в коментах начнется визг (а он начнется), - о том, для кого я пишу. То есть не только этот текст, опубликованный на Republic, а вообще все тексты, и не только пишу, но и снимаю видео для ютьюб-канала "Губин ON AIR".

Прежде всего, для тех, кто мыслит схоже, но кто сегодня в России в меньшинстве, причем в очень тяжелой моральной ситуации, потому что их чморит не только государство, но и т.н. "простые люди", к которым у меня никакого почтения нет. Ну вот, вы в меньшинстве, но не одни. Да, я так думаю. Да, я считаю себя правым. Да, я невысоко ценю мнение сегодняшнего русского большинства: с чего это мне молиться на мнение мало что знающих, скверно образованных, мало где бывавших, мало что видевших людей?

Еще я пишу для тех умников (я это слово употребляю без иронии), кто думает об отъезде. Моя идея проста, как штаны пожарного. Страны третьего мира - плохое место для мозгов. Возьмите русских писателей-нобелевцев. Над каждым из них (кроме ползавшего перед властью на карачках Шолохова) издевались и глумились, а над Алексиевич продолжают до сих пор. Я хотел бы в идее эмиграции думающих о ней укрепить, но и предостеречь: худший вариант эмиграции - стадная. Гигантское количество - что-то между 2 и 3 миллионами - евреев и немцев, сваливших в 1990-х в Германию - привело к тому, что колоссальное количество из них не любят и не понимают Германию, ностальгируя по СССР и мастурбируя на Путина. Им было бы лучше не уезжать. Эмиграция - инструмент мощный, опасный, и, в любом случае индивидуальный. Про эмиграцию, я еще буду не раз писать. И, да, я сторонник точки зрения, что лучше сторожем в Германии, чем генералом в России. Просто объем общественного богатства, получаемого сразу же и бесплатно - чистый воздух, ухоженная природа, отличная архитектура, доброжелательность, безопасность - сразу же превышает объем того же за заборами на Рублевке. (Если что: я недолго, но все же пожил в Жуковке-2. Жизнь там довольно смешная и жалкая по сравнению с той, какая сейчас у меня под окном. Ваш мозг сильнее ординарного? Учите языки, выбирайте страну и культуру. Жизнь в Словении отличается от жизни в Эстонии, жизнь в Америке - от жизни в Италии. Умны и неординарны ваши дети и внуки? Учеба в западном университете (в Германии и Франции она бесплатна, что не означает, что можно учиться вовсе без денег) дает отличную возможность вписаться в Запад. Да, я гаммельнский крысолов. Детей нужно уводить из городов и стран, где не ценится борьба с крысами.

Ну, и третье - я просто пишу. Нам не дано предугадать. Довольно многое, что я когда-то прочел и с чем был категорически не согласен, во мне проросло только спустя годы.

РУССКИЙ ПАТРИОТИЗМ КАК СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ

Я не патриот. Я не люблю Россию. В России это многих взрывает, хотя в других краях никто и бровью бы не повел. Есть люди, не любящие компот из сухофруктов. Есть страны, которые обходятся без патриотизма. Германия, например. В немецком языке «Patriotismus» если и встречается, то скорее для описания времен национал-социализма. А так большинство немцев определяют себя не как немцы, а как европейцы, и на улице вы скорее встретите радужный гей-флаг, чем немецкий черно-красно-золотой: вероятно, потому, что гендерная идентификация важнее. Почему я должен Россию любить? Потому что родился? Но это случайность. Мои брат с сестрой родились в Африке. Их что, заставлять любить Алжир?

Но Родина требует от меня непременно любви, потому что российской идеологией являются державность и патриотизм. Нужно любить Родину, окруженную, как при Сталине, врагами. Любить ее армию, флот, ОМОН, ФСБ, ФСО и Роскомнадзор.
Путин ведь не березки-рябинки заставляет меня любить. Он заставляет меня любить именно государство. Где он у власти пожизненно, а вместо общественных институтов путемкинские деревни. Где телевидение, где я когда-то работал, заменено пропагандой. Он заставляет меня любить персонально себя, потому что Россия – это Путин, а Путин – это Россия (Володин дал формулу хотя и лизоблюдскую, но точную: я без иронии). Я обязан любить Путина, который про политического соперника сказал, что если хотел бы убить, то убил бы. Точно так же я должен был раньше любить Брежнева и компартию, а перед тем Хрущева, а перед тем Сталина, а перед тем любого царя, какими бы дураками, подлецами и мерзавцами они ни были. Причем «любить» для патриота означает не просто закрывать глаза на творимые ими гадости, но и уметь убеждать себя, что эти гадости и есть чистейшей прелести чистейший образец. Кстати, настоящим патриотам это удается легко: взять историю с Крымом.

А по-моему, такое государство любить нельзя, не потеряв последних представлений о чести. Такое государство можно только брезгливо презирать, потому что оно лживо и фальшиво насквозь – начиная с названия. Какая из России «федерация»? Это персоналистская автократия, вотчинное самодержавие.

Более того: я не могу, в тщетной попытке любви, повторять другую русскую мантру: «Да, можно не любить свое бесстыжее государство, но нельзя не любить свой великий народ».

Увы: я не люблю русский народ и уж точно не считаю его великим. По той простой причине, что в России народа нет: по крайней мере, в том виде, в каком народы существуют на Западе.Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…