January 6th, 2021

Россия, бесконечно токсичная страна. Примерно как Иран или Мордор

Сразу несколько текстов не вышли у меня в России в конце прошлого года на медийных порталах. Да, там все больше страха. Ну, ок. Перепечатываю здесь

Эти невыученные уроки года

Хотя для большинства тема года – коронавирус, для меня итог года состоит в превращении Россию в глазах Запада в опасно и безнадежно токсичное государство. В такое же, как, например, Иран. Я учу немецкий язык в группе, где пара ребят из Ирана, девушка с Кубы и девушка из Венесуэлы. Мы зовем себя «клубом диктатур» и понимаем друг друга с полуслова.

Да, окончательно такой взгляд на Россию сложился после отравления Навального. Но он наложился на многое – на аншлюс Крыма, на гибридную войну на Украины, на сбитый «Боинг». Поворотными были два момента. Первый – это отрицание российскими властями очевидного, абсолютная и беспардонная ложь: «их там нет». Она лилась потоком в ситуации с «Боингом» (когда пропагандистские версии, одна другой лживей, сыпались горохом из дырявого мешка: «его сбил украинский истребитель», «есть свидетель диспетчер Карлос», «его сбил украинский «Буг»…») Она повторилась в ситуации с Навальным («у него нарушение обмена веществ», «его отравили немцы», «его отравила Мария Певчих») – что угодно, лишь бы не про спецслужбы и «Новичок». Ну, коли правда ваша, так возьмите у Навального интервью по первому каналу в прямом эфире. Но куда там, все эфиры давно кривы.

Вранье это, разумеется, рассчитано на внутреннюю аудиторию. Проблема в том, что европейская публика от этого столбенеет. Представить, что клиника Charité, а затем три независимые лаборатории сфальсифицировали результаты медицинских анализов – это как представить, что Меркель или Макрон отдают тайные приказы убивать политических оппонентов. Не-воз-мож-но.

Вторая вещь не очень заметна простому европейцу, но сильно влияет на профессиональных политиков. Это ставший хамским тон разговора России с Западом. В любой диктатуре личные привычки диктатора быстро становятся модой среди его окружения. Так случилось с интересом Путина к истории Второй мировой (приведшим к тому, что тем, кто имеет свою трактовку военных событий, начинает грозить тюрьма) и его любовью к довольно дворовой лексике, начиная с «замочим в сортире» и заканчивая с «зря хрюкаете». Чтобы понять силу этой моды, отыщите выпуск канала «Бесогон» Никиты Михалкова перед его 75-летием. Там Михалков, словно запорожец, пишущий письмо четырем султанам, натурально кроет матом Меркель, Макрона, Трампа и Джонсона. В связи с делом Навального. То есть человек, некогда снявший «Рабу любви», обращается к лидерам четырех мировых держав как гопник. На самом деле, конечно, он обращался не к ним. Он хочет угодить единственному адресату: «Уж ежели вам, царь-батюшка, матом нельзя, так я за вас измажусь». Расчет оправдался. Адресат в день рождения позвонил, наградил, приласкал. Значит, так можно. Вот почему на языке шпаны сегодня изъясняется с Западом российский МИД. И этого не может простить России уже западный истэблишмент. Слитое в прессу возмущение Макрона тем, что Путин говорил ему про отравление Навального, как будто президент Франции был его штатным пропагандистом, - было показательно. И Меркель – демонстративно неэмоциональная и часто Россию молчаливо поддерживавшая, эдакая учительница Марь Иванна, защищающая Вовочку на педсовете, ведь у мальчика было тяжелое детство, – изменила свою позицию. Вовочка больше не хулиган, портящий воздух в классе. Он ходит с ножичком и пускает его в ход. И может дать ножа и Марь Иванне. И Марь Иванна это поняла. Россия теперь – враг. Опасный, жестокий, беспринципный. Такое с 2020 года к России отношение. Таковы же будут и последствия: финансовые, военные, технологические. В конце концов, Россия в 2020 году – большая, но бедная и слабая страна, неспособная произвести даже приличный сыр. И пусть Кремль катается сыром в масле, - но это колосс на глиняных ногах. Европа не хотела бы повторения краха СССР (снова беженцы, проблема с ядерным оружием, угроза гражданской войны), но выводы сделала. У нее еще нет четкого понимания, на какие болевые точки давить, но зависимость от русских нефти, газа и угля будут уменьшаться с каждым годом.

В общем, Россия – снова Мордор. И если чем можно утешиться, так это тем, что отношение к стране никак не переносится на русских эмигрантов. Вопрос «как в Европе к русским относятся?» - из глупейших. Никак. В Европе складывают суждения о людях по их делам и умениям, а не по репутациям стран, из которых они уехали. Хотя бы потому, что Европа полна эмигрантами – турками, хорватами, итальянцами, болгарами, бразильцами, сирийцами – чтобы русских из этого интернационала отдельно выделять.

И это сегодня – благая весть. Все остальные – просто отвратительные.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 39
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…