November 11th, 2020

Музей времен ковида

Опубликовано в "Деловом Петербурге", перепощиваю, - в полном варианте, поскольку в русских СМИ при публикации фразы про личную жизнь Путина тут же слетают, как с берез в октябре неслышим, невесом - желтый лист.

МУЗЕЙ ВРЕМЕН КОВИДА

Публичные заявления превратились в информационный шум, в мусор.

Уже неважно, создается ли он для идеологических нужд, как в случае с Навальным, когда одна за другой выстреливаются десятки версий с его отравлением, подобно тому, как военный самолет отстреливает  десятки ложных целей для обмана систем ПВО. И плевать, что одна версия исключает другую: тут смысл не в том, чтобы убедить, а в том, чтобы запутать.

Проблема в том, что информационный шум стало невозможно сдерживать ни в рамках приличий, ни даже безобразий. Он стал тотален: к вранью «сверху» стало примешиваться вранье слева, справа, снизу, сбоку, - от умышленного корпоративного до искреннего сетевого. Простейший индикатор – ситуация с коронавирусом. Ну вот представьте, что среди ваших знакомых все больше заболевших и есть умершие, и вы всерьез обеспокоены здоровьем самых близких (скорее всего, так и есть). И вдруг вам предлагают привиться вакциной «Спутник». Привиться… э-э-э… простите, чем? Препаратом, который считается зарегистрированным, хотя третьего этапа клинических испытаний и до сих пор не прошел? Тем, что испытала на себе дочка Путина? Но кто это, - дочка Путина? Как зовут, как выглядит, чем занимается? И почему сам Путин, на манер Екатерины Великой, не испытает вакцину на себе и не зайдет – ради прославления науки и посрамления маловеров  – без защиты в инфекционную палату?.. Или все-таки бывают случаи, когда?..

Как видите – сбиваешься с толку даже там, где речь о жизни и смерти. И если даже завтра по госТВ покажут привитого Путина, входящего в больницу – вы ведь снова подумаете, что это статисты из ФСО и ФСБ играют мнимых больных, как перед тем они играли то мнимых продавщиц, то мнимых рабочих.

Инфляция смыслов стала глобальной проблемой. Посмотрите на твиттер Трампа. Глава державы №1 врет без конца, ничуть не смущаясь, когда его публично ловят за руку. Слова утратили авторитет. По ним судить о нашем времени будет невозможно – это как судить о Большом терроре по сталинским архивам. Вы читаете в протоколе допроса признание командарма Дыбенко, что он был немецким агентом, - но это ничуть не означает, что он был агентом.

Когда слова профанированы, смыслы находят новых хозяев: например, предметы либо изображения. Допросные листы с пятнами крови честнее напечатанного на них текста. Случайно снятая на мобильник ссора в транспорте – человек без маски орет на контролеров, требующих ее одеть, что их всех чипировали – характеризует время точнее, чем доклад Минздрава.

В Берлине есть дивный музей ГДР. Чтобы попасть внутрь, нужно войти в лифт. Кнопки на панели оплавлены и прожжены до дыр, к потолку прилеплены горелые спички, стены разрисованы. Лифт дергается, свет мигает, - неприятно ужасно, зато до боли знакомо всем, кто жил в соцлагере. А потом на этаже телевизор показывает угрюмых коммунистических бонз, - и снова не нужно знание языка, чтобы что-то понять. Свидетельства, лишенные речи, говорят больше слов.

Сейчас самое время собирать свидетельства для будущего музея ковида. Вот снимок очереди из «Скорых» в Покровскую больницу; вот записанные на смартфон страшные, в истерике монологи ее заразившихся десятками врачей. Вот звезда Героя, которой награждена начальница больницы. Вот дикий стыд понимания, что одно совместить с другим можно только в атмосфере тотального бесстыдства. Вот решения судов со штрафами для нарушивших самоизоляцию, вот московские «электронные ошейники», вот стоящие на лестнице койки в переполненных госпиталях, вот свидетельства о смерти.

«Вот «Правды» первая страница, вот с приговором полоса».

В Германии такие отделы в музеях уже создают: в самом начале весеннего локдауна я услышал по радио про сбор экспонатов для одного из музеев в Кёльне.

Глупо будет в России упустить момент, - и я не только про пандемию.
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 36
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…