March 29th, 2020

Книга про ЭТО. Ну, и текущие немецкие хроники диванного эпидемиолога

Должен сказать, что чтение про "это" - про царства бактерий и вирусов, периодически наезжающих на царство животных (и периодически получающих ответочку от сапиенса как ярчайшего представителя последнего) - очень душеспасительно.

Ведь они были написаны, когда ничто не предвещало нынешнего: в спокойной обстановке. Там чистые игры интеллекта, в то время как нынешние игры интеллекта испытывают сильнейшее давление. Я как-то на днях поймал себя на том, что после того, как мой самый пессимистический сценарий (инфицированы по всему миру полмиллиона, умрут тысяч тридцать) был смят и разбит, как Красная Армия летом 1941-го, и мысленно умножил все показатели на 10, - так вот, я поймал себя на том, что если все вдруг прекратится прямо сейчас, земля освежится и буря умчится, - то буду разочарован.

А на самом деле, разочаровываться нужно тем, что я строил прогнозы, не имея данных. То есть не зная ни что такое коллективный иммунитет, ни толком не понимая, для чего нужно мыть руки (хотя банальный ринит, насморк, случается часто не потому, что не укутались в холод шарфиком, а потому, что не вымыли руки, которыми открывали магазинную дверь, а потом поковырялись в носу, в который с с дверной ручки и вашей руки переместился риновирус).

Это я к тому, что несколько главных диванных партий, образовавшихся сейчас по отношению к вирусу, - это партии тех, кто черпает информацию из СМИ. Отсюда и "да глупости все, это просто грипп, к лету пройдет!", и "да от туберкулеза умирает больше, но мы же из-за этого не закрываем метро!", и "скоро вакцину изобретут, и все будет в порядке!" (кстати, от риновируса вакцины так и не изобрели). А информация, изложенная в книге, имеет большие преимущества перед информацией с телеэкрана или сайта. Бумага терпит все, но прежде всего, она терпит большой поток информации. Преимущество бумаги (и электронной тоже) в том, что она не может воздействовать на наши эмоции посредством музыки, звуков, движущихся картинок. Плюс: если книгу написал дурак, это бросается в глаза обычно уже в первой главе. Словом, все, что раньше было для книги в мире минусом, в секунду поменяло знак.

Поэтому, прежде чем с пафосом уездного Сен-Симона кричать, что только такие-то меры сейчас и следует предпринимать, - читайте все, что имеет отношение к теме. Чем я и занимаюсь.

Рецензия на одну из таких книг вышла у меня только что в "Деловом Петербурге", да продли господь его выпуски, потому что реклама из всех СМИ снимается тотально, и, например, уже не выйдет апрельский номер газеты "На Невском".

И спасибо всем, кто интересуется жизнью в Германии. Особенно тем, кто, пока я жил в России, орал: "Как смеешь ты тявкать, не нравится - вали!", а когда я свалил, стал орать: "Как смеешь ты, свалив, вообще про нас хоть слово говорить!"

Так вот, моя немецкая идет своим карантинным чередом. В REWE под окнами в руки дают лишь одну упаковку туалетной бумаги, 1 кг муки и 1 кг сахара. Раскупкой двух последних позиций (про туалетную бумагу я как-нибудь отдельно напишу: дело в том, что задоподтиральные мощности немцев превосходят аналогичные даже американцев, это научно доказанный факт) - я был изумлен. Что, все пекут песочные тортики? У меня купленный три года назад килограмм сахара так и стоит почти полный... Второй этап местных выборов в Баварии пройдет по почте, и отнюдь не электронной: всем выборщикам рассылают на дом бюллетени, которые с теми же голубями надо и обратно отправить. В прессе публикуются советы, как правильно подкармливать голубей: у них резко сократилась в городах кормовая база. Пфандомат, то есть автомат, в который загружаешь пластиковые бутылки и жестяные банки, перепрограммировали, и для получения чека с суммой возвращаемого залога больше не надо нажимать на кнопку... Ну, а в подъезде появилось объявление, где, как и какую помощь может получить сидящий в квартире человек, входящий в группу риска...

Все будет хорошо. Хотя, конечно, нас вполне может ждать мир без Трампа, Путина, Меркель, королевы и Папы. То есть он нас в любом случае ждет, но тут может ускориться.

Вот рецензия.



Соня Шах – американская журналистка индийского происхождения, занимающаяся исследованием эпидемий и пандемий. Она летала в эпицентры холерных заражений (на ее глазах при посадке в самолет от холеры умирали люди; с этого начинается книга. Смерть от холеры быстрая, но не самая героическая – в десятке литров поноса, который прихватывает внезапно и неудержимо). У нее и ее сына была резистентная форма золотистого стафилококка, который порою приводит к смерти: ergo, имелся и персональный интерес изучать материл.

«Пандемия» издана на русском три года назад и все это время пребывала в качестве добротно сделанного алармистского артефакта: о люди, услышьте, грядет! – а вот теперь артефакт с невероятной скоростью превращается в пророческий текст о том, как царство вирусов наносит удар по царству животных.

«Царство» - биологический термин, я стараюсь быть сдержанным в эмоциях. Хотя я читал книгу Шах в добровольном карантине в Германии в тот момент, когда счетчики за окном моего идиллического баварского городка начали щелкать: столько-то инфицированных, столько-то умерших. Удвоение за каждые 3,6 дня. Мне стало реально страшно, хотя в России над моими страхами потешались.

А теперь и ваши счетчики тикают с ускорением, и их не остановить, и я про эту книгу даже не потому, что в ней внутри, а потому, что с меня она сняла то очень неприятно нервное напряжение, в котором я пребывал. Стало ясно, что происходит. У меня под рукой оказался четкий, детальный, умный, сочувственный гид по той мутной картине за окном, которая в секунду заменила привычный вид.

В «Пандемии» есть всё о том, как началась нынешняя пандемия, и читать это куда круче, чем невнятного Нострадамуса. «Промозглым дождливым днем в начале 2011 года я направляюсь на продуктовый рынок в Гуанчжоу, столице южнокитайской провинции Гуандун, искать колыбель новых патогенов. Рынки дичи – открытые уличные торговые площадки, где продают живую дичь, которую покупатель затем забивает и готовит сам. Они обслуживают традиционную для Китая «дикую» кухню е-вэй, для которой характерны блюда из разных экзотических животных – от змей и черепах до летучих мышей. Именно там, на рынке дичи в Гуанчжоу, родился вирус…» - и «Гуанчжоу» на «Ухань» заменяешь автоматически.
Там есть все о механике перехода патогена с животных на людей: «межвидовой перенос микробов от животных к человеку (и наоборот) насчитывает не первое тысячелетие, каждый случай формирования нового «подселенца» занимал довольно длительный период времени. Но так было только в прежние времена. По мере осушения болот и сведения лесов, всё новые виды животных начинают тесно и продолжительно контактировать с людьми, что позволяет переселяться на нового хозяина. Перемены эти происходят по всему миру. Путь от зооноза к человеческому патогену превращается в скоростную магистраль».

Там есть все об особенностях пандемий: они не сплачивают, но разобщают людей, которые пытаются найти виновников врагов: то, как на Украине забрасывали камнями микроавтобус с предполагаемыми инфицированными, или как под Петербургом протестовали против превращения дома отдыха в инфекционную больницу, или как в Индии сейчас набрасываются с камнями на европейцев - происходило множество раз в тьме стран.

Там есть все о неверии в реальность происходящего («Ну вы нагнали страху!» – восклицает бородатый мужчина в первом ряду, когда начинаются вопросы к выступающему. Дело было весной 2015 года на часовой лекции о пандемии для учащихся и преподавателей небольшой частной школы под Миннеаполисом. Эту реплику – и ее аналоги – я слышала не первый раз. «Помните истерию по поводу атипичной пневмонии? – спросил бородач. – Птичьего гриппа? Эболы? Мы каждый раз впадаем в панику, но потом эпидемия спадает, и мы тут же забываем о заражениях. В чем смысл? Нам обязательно нужно трястись от страха, чтобы сдержать предстоящую эпидемию?»).

Там есть все, чтобы осознать происходящее и – парадоксальным образом – взять в себя в руки, оценив масштаб, последствия и собственную (а также нам близких людей) вероятность смерти. И понять, что карантин, социальная дистанция, мытье рук, невыход в свет – это не пустые слова.

Первый раз за всю мою жизнь случай, когда вместо анализа и пожелания прочитать – я призываю читать.
promo dimagubin märz 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…