March 21st, 2020

Хроники самоизоляции. На вписке в Германии. День 7: пятница 20 марта. Что делать, если делать нечего

Вчера в Баварии был введен комендантский час - я не знаю, как еще более точно перевести Ausgangssperre. Ну, ограничения на выход на улицу по итальянскому образцу. Можно только по одному, только в магазин, аптеку, с собакой и на пробежку. В армию объявили еще один набор резервистов, но в пятницу я патрулей пока не видел. За окном вообще никого и ничего. Деревья стали распускаться разом все, а потом стемнело, ливень стеной и гроза с грохотом авиаудара. Это фирменная тютчевская гроза - он ведь про Баварию писал, поскольку сразу после университета уехал из России в Мюнхен, где и прожил чуть не четверть века.

Дела между тем у нас идут более или менее по итальянскому сценарию: хуже худшего изо всех, какие я, даже со своей склонностью к преувеличениям, мог предположить. В Аугсбурге уже 43 выявленных случая инфекции, а по всей Германии почти 20 тысяч, и рост за день почти на треть. Правда, на цифры я уже не смотрю. Во-первых, мировой счетчик начинает крутиться со скоростью вентилятора, а во вторых, цифры все равно невозможно корректно интерпретировать. Например, Германия начала резко опережать Францию по скорости роста эпидемии. Но, возможно, это связано с тем, что во Франции раньше ввели комендатский час (и к нации лично обращался президент, а в Баварии министр-президент, это такая в некоторых землях главная должность. Путин, полагаю, тоже уже обратился - "Братья и сестры"?). А возможно, с тем, что в Германии шире применяются тесты. Не знаю.

Знаю, что цифрам из ряда стран - например, Индии - верить вообще нельзя. Там вчера насчитали всего 240 зараженных. Угу. При их-то скученности и антисанитарии. Скорее всего, там речь будет идти о миллионах погибших. Не верил бы я и Китаю с его коммунизмом и пропагандой. И там, похоже, пока что только притихло, а не погасло.

Это начинают уже все более или менее в Германии понимать. Речь идет о закрытии колоссальной экономики, о быстром схолопывании (вот, только что прочитал: в США готовятся о сокращении экономики на 25%). И не на месяцы, а на годы. Начинают говорить о массовых выплатах пособий, о моратории на квартплаты, выплаты банкам и т.д. Цены на еду не проблема: даже макароны в Германии дешевле, чем в России, даже при нынешнем адовом курсе рубляCollapse )
promo dimagubin март 23, 2016 11:38 37
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…

Лимонов. Возвращаясь в 2006 год.

Лимонова похоронили. Мой некролог опубликован на сайте GQ. И вот старое с ним интервью, опубликованное в марте 2006 года в журнале FHM в рубрике "100 вопросов за 15 минут".

ЭДУАРД ЛИМОНОВ

Лидер нацболов и знаменитый писатель, таковым себя не считающий, – единственный парень в возрасте за шестьдесят, интервью с которым нам еще интересно

1. Сколько нацболов сейчас в тюрьме?
Девятнадцать.

2. В каком году последний из них выйдет?
Там трое пока еще не судимы – трудно сказать… Из тех, кто уже осужден, последний выйдет на волю в 2008-м.

3. Есть ли в том, что они сели, ваша вина?
Нет. Есть только вина государства.

4. Правда ли, что вы уже десять лет не называете себя писателем?
Кого это должно интересовать? Так называемой художественной литературы я не пишу с 90-го года.

5. Правда ли, что вы могли избежать тюрьмы, но не захотели?
Абсолютная неправда! Мне никто ничего никогда не предлагал.

6. Правда ли, что сидя в тюрьме, вы запретили издавать «Это я, Эдичка» – боялись, что опустят за сцену секса героя с негром?
Я не переиздавал эту книгу много лет – с 96-го года.

7. Правда ли, что вам неинтересен секс с женщинами старше двадцати двух?
Глупость!

8. Сколько раз за свою жизнь вы всерьез любили?
Еще одна глупость! Разве я похож на человека, который любит один раз? Я не считал.

9. На сколько лет вы себя ощущаете?
(Смеется.) На шестьдесят два года!

10. Что меняется для мужчины в возрасте за тридцать?
 Я не заметил своих тридцати. Я заметил сорок, и то потому, что цифра меня напугала. А потом понял, что ничего не меняется! (Смеется.)

11.Правда ли, что за жизнь вы освоили тринадцать профессий?
Больше: только в Америке тринадцать, – я когда-то не поленился подсчитать. Но профессии не бывают приятными, приятным бывает признание.

12. Опишите одной фразой ваше призвание?
Я себя представляю учителем жизни и размышляющим человеком.

13. Какие прозвища у вас были в школе?
Никаких. Мое имя модно звучало, все звали меня Эдом. Это выделялось среди Коль и Саш.

14. Какой самый гадкий поступок вы совершили в детстве?
Я однажды съел булку, которая предназначалась больной матери, и отец меня за это отчитал. Я все понял, и больше не ел булок, отложенных для больных. Я до сих пор помню эту сцену! И предпочитаю, чтобы лучший кусок брал другой.

15. Когда вы последний раз дрались?
9 января 2003 года здоровенный мент ударил меня головой о дверной проем саратовского суда, мои руки были за спиной. Но с ментом не дерутся.

16. Как вы впервые попробовали спиртное?
Я был подростком. Один из соседей по коммуналке, майор милиции, был начальником вытрезвителя. А другой сосед, отсидевший, работал на заводе, и у него был день рождения. И вот мент украл у него несколько бутылок вина, и мы сидели на кухне и выпивали. Спиной к горячей батарее… И я так нажрался этого вина, этого портвейна!..

17. Есть ли у вас в Москве прописка?
Нет.

18. Правда ли, что вы были друзьями с Жириновским?
С Жириновским может быть другом только Жириновский. Я работал с ним в 92-м году. Я не был членом его партии, но помогал. Ездил с ним на Кубань. А потом я устраивал во Франции пресс-конференцию, знакомил с политиками…

19. Правда ли, что вы требовали ввести цензуру?
Абсолютная глупость!

20. Правда ли, что вы требовали возродить «железный занавес»?
Речь шла об экономике – я всегда утверждал, что в России ввиду климатических условий стоимость производства огромна, и мы заведомо проигрываем на мировом рынке.

21. Сохранились ли у вас французские гражданство и паспорт?
Никто, во всяком случае, меня их не лишал. Но это не дает преимуществ. Когда я сидел в тюрьме, ко мне не допустили ни консула, ни посла, и судили по законам РФ.

22. Что вам больше всего нравится в американской жизни?
Мне нравилось в 70-х жить в Нью-Йорке и видеть то, что там происходило. Но это никакого отношения не имеет к политике США. Тогда город был увлекателен. Сейчас, полагаю, он катастрофически неинтересен.

23. Что вы больше всего ненавидите в жизни в России?
Несвободу и палачество, которые пронизывают все стороны жизни последние десять лет. Особенно последние пять.

24. Радует ли вас деприватизация?
Я не вижу деприватизации. Собственность всего-навсего меняет хозяев. У «плохих» олигархов отбирается – и вручается тем олигархам, которые сотрудничают с правительством.

25. Правда ли, что в нацболах нет ничего от националистов?
Я бы этого не сказал. Мы всеми способами участвуем в борьбе за права русских за границей. Раскрутили дело Кононова, бывшего партизана, обвиненного якобы в преступлениях, расписывали поезда, устраивали мирные налеты на консульство Латвии! Так выглядит наш национализм. Но он не этнический. Мы боролись за права всех русскоговорящих.

26. Правда ли, что в нацболах нет ничего от большевиков?
Храбрость, жесткость и немного политического безумия – безусловно, есть. Видите – идут в тюрьмы, сидят за решеткой, улыбаются. Не уважают этот суд. Судья говорит: «Не называйте меня «гражданин судья», называйте «ваша честь»!», а юный национал-большевик отвечает: «У вас нет чести!» В этом общее с революционерами, с эсерами, и это не пустое сравнение.

27. Есть ли у нацболов спонсоры-бизнесмены?
Постоянных – нет. Долгие годы постоянным спонсором был исключительно я.

28. За кого вы голосовали на последних выборах?
У меня нет прописки, и я не голосовал. И я не вижу, кому по совести и чести отдать голос.

29. Как назвать одним словом строй, существующий в России?
Государственный фашизм: фашизм чиновников. С желанием контролировать все общество и все его группы.

30. Какой строй вы бы хотели в России видеть?
Я бы хотел климата свободы. Многопартийного парламента, что очень хорошо для такой страны, как наша, потому что у нас нет единой точки зрения и не будет ближайшие лет двадцать. И с этим надо смириться.

31.Есть ли в Путине что-либо смешное?
Он маленький человек, а это не смешно. Маленький человек может быть злым и мстительным. Я смотрю на его лицо по ящику – оно становится все злее.

Collapse )