January 29th, 2020

Вечер в опере: русский скандал в Европе и совхоз имени Гергиева

Агентство "РосБизнесКонсалтинг" попросило меня прокомментировать последние оперные скандалы в Европе, связанные с Валерием Гергиевым и Юсифом Эйвазовым. Что заставило меня очень хорошо относиться к агентству. В России на академическую музыку обычно всем плевать. Это в Германии в любой провинции на любую премьеру в местном оперном театре выйдет минимум одна рецензия (обычно - несколько). Но в России даже в Москве и в Питере для такого нужны либо скандал, либо приехавший на спектакль Путин, либо благоволение музыкального критика, находящегося, как мамонт, в процессе видового вымирания. Да и места, где пишут про музыку, переживают тот же процесс.

Так что мой комментарий на сайте РБК - здесь, а ниже я просто дублирую. Зная немножечко Мариинский театр, передаю привет ему всему, поскольку, скорее всего, через пару дней там не останется никого, кто бы текст "против Гергиева" не прочитал.

ВЕЧЕР В ОПЕРЕ: РУССКИЙ СКАНДАЛ
Опера редко входит в меню удовольствий российской публики - точно так же, как фортепиано редко вписывается в российские интерьеры. И если публика обсуждает оперные скандалы, - значит, находит  в них то, что задевает не музыку, а публику.

Скандалов сейчас обсуждается два.

Первый связан с тенором Юсифом Эйвазовым, к которому – тут Эйвазову можно посочувствовать – намертво прилипло звание «мужа Нетребко». А поскольку Нетребко – это Гагарин нашего времени, орбита которого есть витрина страны, то покушение на Нетребко (и Эйвазова) воспринимается как объявление войны. Так вот, говорят и пишут, что Эйвазов, будучи азербайджанцем, якобы отказался петь с армянской певицей Рузан Манташян на предстоящем балу в опере Земпера в Дрездене. Что, будь правдой – и точно скандал.

Второй скандал связан с Валерием Гергиевым. Он 19 января должен был дирижировать в Венской опере «Лоэнгрином», но в обычной манере опаздывал, и его заменили другим дирижером, о чем перед спектаклем объявил интендант. Публика – наслышанная об опозданиях Гергиева и в ту же Венскую оперу, и на репетиции на Байройтском фестивале (тогда Гергиева точно так же пришлось заменять) – встретила замену аплодисментами. А поскольку Валерий Гергиев – это такая вариация Владимира Путина в Мариинском театре, и тоже витрина России, – то замена (отряд не заметил потери бойца и «Лоэнгрина» допел до конца) воспринимается как унижение страны.

Версий скандалов три.

Первая – что токсичность современной России (кому не нравится слово «токсичность», пусть заменит на «слава») такова, что к русским, а тем более знаменитым, в Европе придираются. Цитируя Быкова, – в расчет принималась любая ошибка, от запаха пота до запаха шипра, от крупных обид до таких мелочей, которых бы взгляд не заметил ничей.

Вторая версия в том, что Эйвазов и Гергиев повели себя, как обычно ведут себя хозяева жизни в России, то есть не считаясь ни с кем и ни с чем, искренне полагая, что мир обязан делать им «ку» в глубоком приседе. Но мир не Россия.

Есть и третья версия, меломанская, состоящая в том, что скандалы в опере – это часть оперы. И в той же Венской опере не так давно шла «Тоска», где партию Каварадосси пел Йонас Кауфман. Он мегазвезда, что твоя Нетребко, и вот когда он спел знаменитое «E lucevan le stelle», публика закатила овацию и потребовала петь на бис, что в наше время невероятная редкость. И Кауфман пропел «Горели звезды» еще раз, не зная, что Анджела Георгиу, певшая Тоску, взревновала и на сцену идти отказалась. Типа, вот пусть вам ваш любимый Кауфман и поет. Ну, представьте: оркестр играет, а Тоски нет. Оркестр смолкает. Публика застывает. В зале нервное покашливание. За кулисами поседевший интендант на коленях умоляет Георгиу. И тогда Кауфман картинно пропел: «Non abbiamo soprano…» - «Не хватает сопрано…» Каково?!.

Однако, боюсь, тут все же не случай Кауфмана.Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…