January 5th, 2020

Короче, русская киберхондрия ими завладела понемногу

Текст был написан еще до НГ, опубликован в "Росбалте". Добавлю (не могу не добавить), что умерший сегодня от рака желудка онколог Андрей Павленко перед самой смертью назвал проводящуюся в российских поликлиниках диспансеризацию чушью и ерундой, никак не обеспечивающей ранней диагностики рака груди, матки и колоноректального рака. Вероятно, он прав. Тогда я должен дополнить свой текст мыслью о том, что человеку в России, всерьез ответственному за свою здоровье, надлежит составить персональную программу диспансеризации: начиная с какого возраста с какой периодичностью у каких специалистов он должен обследоваться, какие процедуры пройти и какие анализы сдать. Возможно, в поликлинике с ОМС (или в клиниках, работающих по ДМС) часть плана будет покрыта страховкой. Значит, прочее придется оплачивать из собственного кармана. Правда, стоимость одной только ректоколоноскопии - мне в свое время насчитали 40 тыс. рублей, плюс надо знать, где хорошие специалисты. Но про "надо знать хорошего врача" и Павленко, R.I.P., говорил.

Интернет, здоровье и страх смерти (а вы ведь тоже!)

Типичный киберхондрик – это русский провинциал в возрасте 45+, у которого есть интернет, немного здоровья и мало надежд

Киберхондрики – это люди, подсевшие на медицинские сайты (точно так же, как подсаживаются на алкоголь, сериалы или онлайн-игры). Киберхондрики испытывают непреодолимое желание, используя интернет как докторский инструмент, продиагностировать себя, распознать недуг и начать лечение. Киберхондрия – эпидемия последних лет, и не случайно в герои интернета-2019 выбились медицинские блогеры. Пост, где популярно и четко объясняется, почему для профилактики рака простаты мужчине необходимо совершать 21 половой акт в месяц, немедленно обрастает солидной аудиторией (вы бы ведь тоже на такой сайт заглянули, верно?)

Это не только русский (хотя и очень русский) феномен. Топливо для киберхондрии - во временном разрыве между началом болезни и избавлением от нее. Как бы хорошо не была поставлена медицина, между приемом у врача общего профиля, сдачей анализов, направлением к специалисту  и окончательным диагнозом проходит время. Всегда. Во всех странах. Когда я работал в Англии, однажды прочитал в газете, что между обращением к «джи-пи» (GP, general physiatrist –аналог участкового) и приемом у специалиста случается до трех месяцев. «Господи, да за это время можно помереть!» - воскликнул я. «А ты помнишь такого N.?» - откликнулись коллеги. Я кивнул. «Так вот он и умер. Редкая болезнь сердца, не дождался приема у специалиста».

Время между неведением и лечением неизбежно заполняется страхом. Что означает это вдруг появившееся уплотнение на груди или в мошонке? Это сухое утреннее покашливание, отдающее вниз живота – оно ерунда или?.. А может быть, во мне начала расти жуть, развивающая бессимптомно? Бежать срочно к врачу? Не взглянет ли на меня участковый как на идиота, если я брошусь к нему в районную (как Эдуард Успенский говаривал) «полуклинику»? С ее адом очередей в регистратуру, с потерявшейся вдруг «карточкой», с исчерпанными квотами на клинический анализ крови по ОМЗ? И насколько эта юненькая врачиха, затраханный потогонкой, кинутая «на участок» прямо из студентов (бесплатная ординатура в России пару лет как де-факто упразднена) компетентна?

 И эти страх, и стыд, и снова страх – очень сильны. Их следствие, кстати, - ярость, с какой набрасываются на врачей родственники умерших: зарезали! Убили! Всех их в тюрьму! Хотя ошибка – это не обязательно результат низкой квалификации. Ошибка – составная часть медицины, и у каждого врача свое кладбище, как бы опытен он ни был: почитайте, что пишут о своих ошибках американский хирург Атул Гаванде или британский нейрохирург Генри Марш.
В общем, вот что мы имеем в анамнезе киберхондрии: страх перед болезнью, помноженный на время ожидания, усугубленный стыдливостью и неверием, что официальная медицина – наследница советской – будет нами всерьез заниматься. Вон, начальники да богатеи – они лечатся по заграницам!Collapse )
promo dimagubin march 23, 2016 11:38 34
Buy for 200 tokens
К самым важным в жизни вещам никто тебя не готовит. В СССР гигантская журнально-книжная индустрия готовила к первой любви, но она все равно случалась не с тем, не тогда и не там, - а вот уже к сексу не готовил никто. Это потом мы понимающе хмыкнем над Мариной Абрамович, в 65 лет на: «Как…